0
5436
Газета НГ-Регионы Печатная версия

18.12.2006

Последняя гавань адмирала

Тэги: колчак, иркутск

Головой Верховного правителя России чехи купили себе беспрепятственный проезд через Байкальские тоннели и далее в Приморье.

колчак, иркутск Восковой адмирал в камере иркутской тюрьмы. Фото автора

Верховный правитель России, адмирал флота Александр Колчак вновь занял место в Иркутской тюрьме (СИЗО № 1), откуда поздней ночью 7 февраля студеного 1920 года его вывели на расстрел. В камере № 5, сохранившейся практически в неизменном виде, размещена экспозиция, центром которой стала восковая фигура одного из самых известных лидеров Белого движения. Одежду для адмирала шили на «Ленфильме». Мастера постарались повторить все мельчайшие детали военной формы тех времен. Эпохе соответствует и интерьер камеры смертников, в которой несколько недель в ожидании приговора провел Александр Колчак. За тяжелой дверью камеры с коваными затворами все такие же мрачные и гулкие коридоры почти двухсотлетней тюрьмы.

Для могилы моей на земле нету места

Как рассказала заместитель директора по науке Иркутского краеведческого музея Татьяна Пушкина, восковую копию адмирала заказали в Санкт-Петербургском музее восковых фигур. За ее изготовление взялся скульптор Борис Косолапов, а в роли модели уговорили выступить известного актера Константина Хабенского. За время работы у скульптора возникла всего лишь одна большая проблема – никак не могли установить цвет глаз адмирала. После многочисленных консультаций решили, что глаза должны быть карими.

Деньги на осуществление проекта иркутяне добыли сами. А идея принадлежит нынешнему начальнику СИЗО полковнику Борису Савельеву. Союзников он нашел в Иркутском краеведческом музее. Совместными усилиями удалось выиграть конкурс и получить грант на осуществление проекта под говорящим названием: «Для могилы моей на земле нету места». Теперь экскурсоводы получили возможность показать желающим практически все места, связанные с именем известного флотоводца и полярного исследователя. Можно даже посидеть на сохранившихся с тех времен нарах.

С помощью историков, очевидцев событий тех окаянных дней удалось примерно восстановить последние недели Верховного правителя. 15 января 1920 года командование чешских войск подчинилось требованию красных партизан и выдало адмирала Иркутскому военно-революционному комитету. Головой Александра Колчака чехи, как считают историки, купили себе беспрепятственный проезд через Байкальские тоннели дальше на Владивосток. Вместе с адмиралом в январскую стужу из теплого вагона добровольно шагнула и Анна Тимирева – последняя и поздняя любовь 46-летнего Верховного правителя России. Эту верность и незатухающую любовь хрупкая, обаятельная женщина пронесла через кошмарные десятилетия лагерей, до самого последнего часа – 31 января 1975 года Анна Тимирева скончалась в Москве. Но все это было потом.

В Иркутской тюрьме их выпускали на прогулки. Ежедневные свидания длились недолго, и они никак не в силах были наговориться. А затем была последняя, как оказалось, записка адмирала, как раз перед наступлением частей Каппеля на Иркутск: «Конечно, меня убьют, но если бы этого не случилось – только бы нам не расставаться». Позднее Анна Тимирева запишет в дневнике: «И я слышала, как его уводят, и видела в волчок его серую папаху среди черных людей, которые его уводили».

По личному распоряжению вождя

Судьба адмирала была решена еще до 6 февраля, когда военно-революционный комитет, в котором власть взяли большевики, принял постановление о казни Александра Колчака и арестованного вместе с ним премьера его правительства Виктора Пепеляева. Четкие указания насчет Колчака дал своим соратникам сам Владимир Ленин: «Не распространяйте никаких вестей о Колчаке, не печатайте ровно ничего, а после занятия нами Иркутска пришлите строго официальную телеграмму, что местные власти до нашего прихода поступили так под влиянием угрозы Каппеля и опасности белогвардейских заговоров в Иркутске. Беретесь ли сделать архинадежно?»

История сохранила и воспоминания непосредственных руководителей расстрела Колчака. Как рассказывал военный комендант Иркутска некий Бурсак, вечером шестого февраля он был вызван в ревком, где уже находился предгубчека Чудновский: «Мы вышли и договорились с Чудновским, что я подготовлю специальную команду из коммунистов. Во втором часу ночи я с командой прибыл в тюрьму. Через некоторое время туда прибыл и Чудновский. Мы вошли в камеру к Колчаку и застали его одетым. Было такое впечатление, что он чего-то ожидал. Чудновский зачитал ему постановление ревкома. Колчак воскликнул: «Как! Без суда?» К четырем часам утра, по словам Бурсака, приговоренных привели на берег Ушаковки, Колчак все время вел себя абсолютно спокойно.

Председатель чрезвычайно-следственной комиссии Чудновский оказался более щедр на детали казни. Он описал и светлую лунную ночь, и тридцатиградусный мороз, и холм, на который поставили высокого и худощавового Колчака и плотного, приземистого Пепеляева: «Колчак на вопрос, имеет ли он какую-либо последнюю просьбу, ответил: «Передайте моей жене, которая живет в Париже, что, умирая, я благословляю своего сына». Я ответил ему: «Если не забуду, то постараюсь исполнить вашу просьбу. Что-то еще?» Он попросил папиросу. Закурил». Около пяти часов утра седьмого февраля комендант Иркутска Бурсак предложил Александру Колчаку завязать глаза. Тот отказался: «Я даю команду: «Взвод, по врагам революции – пли! Оба падают. Кладем трупы на сани-розвальни, подвозим к реке и спускаем в прорубь».

Не только военачальник, но и ученый

Так это было или не так, сегодня уже никто не скажет. Того же Чудновского, например, лишили жизни в годы репрессий: вспоминал ли он в свой последний час расстрелянного адмирала? Но 7 февраля 1920 года у Александра Колчака началась иная «жизнь», овеянная легендами. До сих пор рассказывают и о безуспешных попытках его уцелевших соратников разыскать тело адмирала, и о его последних минутах со словами романса на губах: «Гори, гори, моя звезда┘», и о портсигаре, который он якобы подарил одному из конвоиров. О чем можно говорить вполне ясно и определенно, так это о том, что город на Ангаре стал последней гаванью талантливого российского адмирала, известного исследователя Арктики, дворянина и патриота своей истерзанной, вздыбленной большевиками страны.

Пожалуй, не найти в России города, который таким тесным и роковым образом вошел в судьбу адмирала, как Иркутск. С ним у Александра Васильевича Колчака связаны и самые счастливые, и самые трагические вехи яркой и короткой жизни. В час пополудни 21 марта 1904 года в Михайлово-Архангельской церкви Иркутска (ныне Харлампиевская) состоялся обряд венчания Александра Колчака с Софьей Федоровной Омировой. За минувший век храм основательно пришел в разруху и запустение, но недавно там начались реставрационные работы, буквально на днях на купол водрузили первый колокол. В Иркутске, в здании нынешнего Иркутского краеведческого музея, флотский офицер Колчак рассказывал об экспедиции по спасению барона Эдуарда Толля, направленного Российской академией наук для изучения полярных пространств. В сохранившемся дневнике так и не найденного Эдуарда Толля записано: «Наш гидрограф Колчак – не только самый лучший офицер, но он так же любовно предан своей гидрографии». По материалам этой экспедиции через несколько лет будущий флотоводец напишет монографию «Лед Карского и Сибирского морей», не потерявшую свое научное значение до сих пор. В исторической части Иркутска сохранились и другие здания, так или иначе связанные с именем адмирала.

Поэтому нет никакой случайности в том, что именно в Иркутске в ноябре 2004 года появился первый памятник адмиралу, который изваял ныне покойный народный художник России Вячеслав Клыков. Монумент с фигурой Александра Колчака с накинутой на плечи шинелью встал в нескольких десятках метров от места расстрела, возле Знаменского монастыря, там, где Ушаковка впадает в студеную Ангару. Духовным событием назвал открытие монумента и знаменитый прозаик, сибиряк Валентин Распутин: «Колчак воевал за тысячелетнее Отечество. Памятник должен примирить общество».

Иркутск, наконец, стал первым городом, где еще несколько лет назад поставили первый спектакль про трагическую судьбу адмирала по пьесе бывшего иркутского журналиста Сергея Остроумова. Менее года назад в местном академическом драматическом театре совместными усилиями создали новую версию спектакля «Встречи с адмиралом Колчаком». На главную роль пригласили народного артиста России Георгия Тараторкина. Как потом признался актер, роль Александра Колчака стала для него одним из самых серьезных событий в жизни, заставила задуматься о месте адмирала в судьбе России.

К судьбе адмирала обратился и режиссер Андрей Кравчук. Героико-патриотический фильм «Адмирал Колчак», по его замыслу, расскажет о доблести и чести, службе России верного его сына. В сценарии фильма полярная экспедиция, русско-японская война, Порт-Артур, Первая мировая и Гражданская войны, вся жизнь Колчака до его расстрела. Без Иркутска в этом фильме, естественно, не обойтись┘

А в тесной камере Александра Колчака, ставшей частью музея, прохладно и сыро. Рядом с короткими нарами предельно убогая обстановка – таз, жестяная кружка, умывальник. Возле окна сам адмирал наедине со своими думами о России.

Верховный правитель России. Омск. 1919 год.

Иркутск


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Вячеслав Никитин: "Системе управления водными ресурсами Байкала и Ангары нужна полная ревизия"

Вячеслав Никитин: "Системе управления водными ресурсами Байкала и Ангары нужна полная ревизия"

Эксперт рассказал "НГ" о проблемах, с которыми сталкивается крупнейший каскад ГЭС России

0
3125
Спецслужба нового времени

Спецслужба нового времени

Виктор Гаврилов

Советская военная разведка на первом этапе своей истории

0
4787
В Ульяновске молились за упокой души Каппеля

В Ульяновске молились за упокой души Каппеля

Артур Приймак

Симбирскую епархию РПЦ заподозрили в незнании отечественной истории

0
2381
Леонид Юзефович: Белым и красным нужно не примирение, а забвение

Леонид Юзефович: Белым и красным нужно не примирение, а забвение

Андрей Мельников

Известный писатель – о почитании генералов Гражданской войны и национальном согласии

0
3041

Другие новости

Загрузка...
24smi.org