0
661
Газета Non-fiction Печатная версия

05.08.2010

Прогулки со средневековым еврейским врачом

Тэги: маймонид, медицина, религия


маймонид, медицина, религия

Шервин Б. Нуланд. Маймонид/ Пер. с англ. А.Година. – М.: Текст, 2010. – 252 с.

Шервин Б. Нуланд (р. 1930) – известный американский врач, профессор Йельского университета, автор восьми книг, в том числе книги «Как мы умираем», которая в течение 34 недель находилась в списке бестселлеров. Нуланд – личность сама по себе интересная и необычная. К примеру, около 40 лет назад он прошел два длинных курса электрошоковой терапии. Это помогло ему излечиться от глубокой затяжной депрессии, вызванной неудачным первым браком. По его же собственным словам, электрошоковая терапия спасла ему жизнь, вернула возможность заниматься хирургией, он вступил во второй брак, начал писать книги и в итоге отказался от профессии хирурга, полностью посвятив себя писательству. Его книги – о смерти и умирании, о человеческом теле и духе, о мистических переживаниях – так или иначе связаны с его личным опытом самопознания и преодоления жизненных проблем. И в каком-то смысле «Маймонид» не исключение.

Маймонид, или Моше бен Маймон, или Рамбам (1135–1204, родился на юге Испании, в мусульманской Кордове), – средневековый еврейский врач, философ, ученый, духовный руководитель религиозного еврейства многих поколений, всю жизнь посвятивший объединению и сохранению своего народа. Автор ряда медицинских трактатов, «Комментария к Мишне» (в нем содержится формулировка 13 положений, образующих часть ортодоксальной службы в синагоге), первого полного систематизированного кодекса еврейского закона («Мишне Тора») и философского труда «Путеводитель растерянных» («Море невухим»). Именно о Маймониде, по словам Нуланда, гласит еврейская поговорка: «От Моше (библейского Моисея) до Моше (Маймонида) не было равного Моше».

Немудрено, что писать о столь авторитетном, легендарном человеке не так легко, особенно зная, что Маймониду уже посвящен целый ряд биографий и исследований. «Эта ноша была слишком тяжела для меня», – пишет Нуланд. Однако редактор, заказавший текст, искал писателя, способного доходчиво рассказать о самом главном в философии Маймонида, и Нуланд производил впечатление именно такого писателя. «Есть ли что-то общее между современным человеком и рабби Моше бен Маймоном, что позволило бы им сегодня, к примеру, отправиться вместе на прогулку?» – на такой вопрос Нуланду предстояло найти ответ. «Если Маймонид безразличен Вам, то он безразличен и всем остальным», – объяснял свою задумку редактор.

Поэтому, преодолевая сопротивление изучаемого материала, Нуланд преодолевал в который раз и себя самого. Итогом преодоления стала книга, одинаково интересная и полезная и для узкого, и для широкого круга читателей. Цель книги, пишет Нуланд, «сделать Маймонида доступным для меня самого, а значит, и для читателей». И в этом современный врач и писатель уподобился Рамбаму, задумавшему однажды «Мишне Тору» как раз с той же целью – кратко и ясно донести еврейский закон, создать по нему удобный «путеводитель» для себя и для остальных читателей.

Нуланд рассказывает о жизненном пути Маймонида, которому приходилось порой терпеть лишения и хулу, описывает, в каком состоянии находились в XII веке философия, богословие и медицина, перечисляет, что сделал в этих областях Маймонид. Тем самым перед нами не просто «исследование еврейского врача, посвященное самому выдающемуся из еврейских врачей», а многослойная и захватывающая, несмотря на специфичность темы, книга.

С одной стороны, Маймонид – гуманист, врачеватель души и тела. Действуя в рамках талмудической концепции «Выбери жизнь», он призывал людей к заботе о своем здоровье, ведь только так можно познать Бога. Призывал к свободе выбора, которого, например, были лишены средневековые христиане, придерживающиеся точки зрения, что здоровье и болезнь даются людям по воле божьей и потому человек не должен вмешиваться в такие сферы. Интересно также, что Маймонид одним из первых уделил внимание эмоциональной сфере, заметив связь между настроением пациента и течением его болезни: в заботе и чуткости при лечении нуждается не только тело, но и душа. Маймонид активно вводил этику в медицинское ремесло.


Врачевание и наука... всегда рядом.
Фото Дарьи Варзиной

Хотя в то же время, судя по исследованию Нуланда, именно как медик Маймонид оказался «загнанным в рамки суровых ограничений своей эпохи» – эпохи застоя наук, поэтому его иногда называют не более чем «еще одним ортодоксальным последователем Галена». Но такая загнанность все-таки компенсировалась проницательностью и наблюдательностью Маймонида, который получал медицинский опыт, в том числе исследуя и свои собственные болезни.

С другой стороны, Маймонид – философ и богослов, рационалист, просветитель и в некотором роде пропагандист иудаизма, прежде всего среди самих евреев, впавших в отчаяние и сомнения во времена гонений со стороны мусульман и христиан. Слово Маймонида активно воздействовало на сознание читателей не только благодаря тому, что он обладал глубокими религиозными и философскими познаниями, но и благодаря его таланту литератора.

В своих трудах Маймонид занимался примирением веры и разума, религии, философии и науки. На собственном примере он показывал, что только разум может стать прочным фундаментом для веры, что только вера может осветить путь разума. При этом, трактуя Тору, опять-таки практически одним из первых Маймонид заговорил об аллегорическом смысле многих ее частей. Однако аллегоричность в глазах Маймонида вовсе не умаляла значения и смысловой наполненности Торы, а наоборот. Также ему случалось опровергать те авторитеты в религии и медицине, которые он считал необоснованно возведенными в ранг непогрешимых. Все это, конечно, вызывало неодобрение у многих его современников.

Но самое главное – в вопросах религии, науки, философии и медицины Рамбам всегда старался мыслить здраво и своими произведениями призывал к тому же читателей. Не потому ли и для Нуланда, которому однажды тоже пришлось заново учиться мыслить здраво, фигура Маймонида оказалась столь значимой и знаковой? Маймонид – действительно интересный для современного человека собеседник. Потому что те проблемы, с которыми он сталкивался в своих научных и мировоззренческих поисках и в своей жизни, знакомы любому вне зависимости от его веры, рода деятельности, места и времени жизни. Это проблемы лечения собственной души и собственного тела как сосуда этой души.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Российский Гиппократ

Российский Гиппократ

Игорь Шумейко

Его пациентами были Дмитрий Менделеев, Николай Некрасов, Петр Чайковский и Отто фон Бисмарк

0
714
Америка – разлучница патриархатов, папа – против крестных отцов

Америка – разлучница патриархатов, папа – против крестных отцов

Андрей Мельников

0
868
Спаси, Господи, сад

Спаси, Господи, сад

Анатолий Кулагин

Стихи из глубины: лирическое слияние евангельского слова и сознания современного человека

0
287
Альцгеймера подорвут изнутри

Альцгеймера подорвут изнутри

Игорь Лалаянц

Молекулы-ингибиторы блокируют накопление нейротоксичного белка в нервных клетках

0
1061

Другие новости

Загрузка...
24smi.org