0
2824
Газета Non-fiction Печатная версия

18.05.2017 00:01:00

Всё же в России не только крадут

Карамзина потеснили Пушкиным и свели к фразе из анекдота

Тэги: история, николай карамзин, пушкин, россия, бедная лиза, коммунизм, историософия, громыко, декабристы, революция, великий новгород


16-15-11.jpg
Вячеслав Кошелев, Анатолий Кошелев. Н.М. Карамзин в жизни и творчестве: Учебное пособие для школ, гимназий, лицеев и колледжей.
– М.: Русское слово, 2016. – 152 с.

В декабре минувшего года Россия – и громокипящая в телевизоре, и интеллигентничающая в Facebook – на удивление скромно, если не сказать  стыдливо, сделала вид, что отметила 250-летие Николая Михайловича Карамзина. Притом что юбилеи у нас любят и у других на юбилеях-2016 оттянулись всяко и разно. Но в конце концов Карамзин в отечественной истории, культуре, в русском мире фигура отнюдь не юбилейная, а повседневная. Конечно, не Пушкин, но что был бы Пушкин без Карамзина (и даже без Екатерины Андреевны Карамзиной)?

Впрочем, возможно, есть причина, по которой Карамзин, при всей своей исторической незыблемости в масштабе тысячелетней России, в каждую отдельную эпоху, в каждой сфере российской культуры оказывается фигурой не то чтобы не безусловной, но какой-то промежуточной или в лучшем случае фоновой. Как автор «Бедной Лизы» и «Писем русского путешественника» он с полной очевидностью основоположник новой русской прозы, но говорится об этом как-то впроброс, не очень охотно. Созданная во многом как реакция на общественные катаклизмы начала ХХ века политизированная общеизвестная схема «шишковисты и карамзинисты – архаисты и новаторы» не рассчитана на учет того, например, простого факта, что Карамзин оказался одновременно и новатором, и архаистом, в конце концов ставшим членом шишковской Российской академии (как, впрочем, позднее и Пушкин). Кажется, только в лингвистических кругах Карамзин признается ведущей фигурой в создании русского литературного языка – зато в обыденном сознании, сформированном и школьным обучением, его потеснили Пушкиным.

А всего пуще в советской исторической науке. Здесь Карамзину попросту не было места: «История государства Российского» не переиздавалась, а воззрения ее автора на историю использовались лишь как мишень для критики во славу историзма по-марксистско-ленински. Притом что историософские идеи Карамзина, в частности о важности «словесных преданий», то есть частных свидетельств (воспоминаний, дневников, писем), содержащих «многое, чего нет в книгах», были актуализированы в ХХ веке. Но и это было крамолой во времена СССР, когда даже мемуаристику переформатировали под коммунистическую мифологию; здесь, наверное, непревзойденный шедевр – двухтомник знаменитого Анатолия Громыко «Памятное», вышедший уже в перестроечном 1988 году: почти 900 пустопорожних страниц перечислений фактов, из которых не выжать и десятка живых, а не официозных оценок глобальных событий, участником которых был наш многолетний министр иностранных дел.

В повествовании постоянно возникает важный нравственный вопрос – но не дается однозначного ответа». 	 Орест Кипренский. Бедная Лиза. 1827. ГТГ
В повествовании постоянно возникает важный нравственный вопрос – но не дается однозначного ответа». Орест Кипренский. Бедная Лиза. 1827. ГТГ

Карамзина-историка свели к фразе из анекдота (хотя и достоверного), записанного князем Петром Вяземским: «Карамзин говорил, что если бы отвечать одним словом на вопрос, что делается в России, то пришлось бы сказать: «крадут». И хотя наша историческая действительность до сих пор не отменила это суждение, все же сам Николай Михайлович происходящее в России одним словом не исчерпывал.

Собственно, великоновгородские историки литературы, отец и сын Кошелевы, сделали простую вещь: прочитали факты и события жизни и творчества Карамзина по историческим источникам, а не по интерпретациям, пытаясь затем в обстоятельствах времени, тщательно в книге выписанным, увидеть представления о них самого Карамзина, ту их истину, которая была, по его же словам, «источником удовольствия и пользы». И потому эти полторы сотни страниц с многочисленными иллюстрациями будут интересны не только школьникам, но и их родителям; тем, кто знают о мифологизированном Карамзине, и тем, кто о нем ничего не знал.

Карамзин прожил невероятно насыщенную жизнь, хотя скончался, по нашим меркам и по крепости организма, совсем не старым: на шестидесятом году. Но Кошелевы отмечают особую знаменательность причины. Историограф простудился в день декабристского путча – осуждая, желал быть его очевидцем, не упустить подробностей: «Опасность под носом уже для меня не опасность, а рок, и не смущает сердца». Болезнь оказалась роковой, и Карамзин стал второй после убитого террористом генерала Милорадовича тяжелой жертвой безрассудной авантюры «ста прапорщиков». Так этот радетель мирного развития и «враг революции» подтвердил безоговорочную пагубу всякой насильственной попытки (сверху ли, снизу) улучшить благополучие страны. «Адское вдохновение» возлюбивших кровь оборачивается жестокой расплатой для всей нации.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


 Газовики требуют повышения внутрироссийских тарифов на газ

Газовики требуют повышения внутрироссийских тарифов на газ

Олег Никифоров

В комитете Госдумы по энергетике обсудили проблемы газификации России и необходимые для ее развития законодательные решения

2
5694
Лукашенко выбрал Россию

Лукашенко выбрал Россию

Антон Ходасевич

Белорусский президент отказался от поездки в Брюссель

0
2544
Главы МИД Азербайджана и России обсудили карабахское урегулирование

Главы МИД Азербайджана и России обсудили карабахское урегулирование

 

1
698
Константин Ремчуков: Это идеологические установки: "свой-чужой", "пятая колонна", "предатели", "не надо копаться в истории"

Константин Ремчуков: Это идеологические установки: "свой-чужой", "пятая колонна", "предатели", "не надо копаться в истории"

1
5123

Другие новости

Загрузка...
24smi.org