0
1669
Газета Non-fiction Печатная версия

06.07.2017 00:01:00

Битва на красивом холме

Скачки, война и маневры вокруг Северной столицы

Тэги: история, краеведение, красное село, санктпетербург, нева, петр i, великая отечественная война, швеция, северная война, гатчина, аргентина, лев толстой, анна каренина, юденич, маршал жуков, рокоссовский


23-14-11.jpg
Петр Сорокин. Окрестности Петербурга. Из истории ижорской земли. – М.: Центрполиграф, 2017. – 478 с.

Исторически значимые окрестности Санкт-Петербурга – это не только Петергоф, Царское Село, Павловск и Кронштадт. Это масса городков и поселков, лежащих в стороне от экскурсионных маршрутов, а подчас и вдалеке от больших дорог. Сюда нечасто заглядывают туристы, зато в этих местах активно работают историки, краеведы, геологи, археологи и другие профессиональные исследователи. Не отстают и энтузиасты-любители. Их всех привлекают события имперского и допетровского периода, включая те совсем уж баснословные времена, когда еще никакой реки Невы не существовало, а на месте современных Балтики и Ладоги простиралось гигантское ледниковое озеро. Ленинградская область и юг Карелии находятся, можно сказать, на его бывшем дне. Современные очертания эта местность приобрела, по мнению палеогеографов, примерно 3 тыс. лет назад. О древних руслах Невы и ее притоков «по-прежнему напоминают торчащие из воды камни Ивановских порогов», сообщает археолог Петр Сорокин, автор книги об истории ижорской земли.

Земля эта лежит к юго-востоку от Петербурга, там, где небольшая речка Ижора впадает в полноводную Неву. Здесь нет эффектных, всемирно известных достопримечательностей, но знатоков русской истории давно привлекают эти места. Когда-то ижорские земли находились в составе Новгородского государства. По Неве на запад шли ладьи немцев и скандинавов, устремлявшихся в Крестовые походы; здесь же тремя веками позже создавался русский речной флот. Финно-угорское племя ижора было верным союзником новгородцев, что подтверждают многочисленные археологические находки.

Императрица любила гвардию и посещала маневры в Красном Селе.	 Виргилиус Эриксен. Портрет Екатерины II в гвардейском мундире. 	1762. Петергоф
Императрица любила гвардию и посещала маневры в Красном Селе. Виргилиус Эриксен. Портрет Екатерины II в гвардейском мундире. 1762. Петергоф

Здесь 777 лет назад молодой князь Александр Ярославич разбил шведов в Невской битве и получил прозвание в честь нее. А в начале ХVII века шведы вернулись и хозяйничали в этих краях вплоть до Северной войны, насильственно обращая русское население в лютеранство. В 1710 году губернатор Ингерманландии, «герцог Ижорский» Александр Меншиков основал у слияния рек кирпичные заводы, лесопильни и верфи. В ту пору Усть-Ижора – центр грузового судоходства на Неве, процветающее промышленное село. Сам Петр I бывал здесь в усадьбе своего сподвижника – не только как друг-бражник, но и как строгий инспектор. А спустя два века в Усть-Ижорском военном лагере проверял выучку саперных частей император Николай II. Именно здесь, на Неве (а вовсе не на Волге), молодой Илья Репин впервые увидел труд бурлаков, так его поразивший. В нескольких километрах от устья Ижоры в 1941–1944 годах тяжелые бои с фашистами вели части Красной армии, стремившиеся прорвать блокаду Ленинграда.

В советское время в Усть-Ижоре был установлен мемориал в память погибших в годы Великой Отечественной войны. Уже в ХХI веке один за другим в поселке появились памятник-часовня на месте Невской биты, бюст Петра I и памятник Александру Невскому. В здании ямской станции ХIХ века открылся музей, подробно рассказывающий о событиях 1240 года. Но территория, где с разницей в 700 лет разворачивались важнейшие сражения с иноземными захватчиками, ныне застраивается жилыми и промышленными зданиями. Это тревожит петербургских историков и местных краеведов. Ведь ландшафты – это образ прошлого, элемент национальной памяти. Утрата, искажение естественной природной атмосферы стала бы невосполнимой потерей. Автор книги убежден, что в этих местах давно пора основать музей-заповедник, по примеру тех, что учреждены на Бородинском и Куликовом полях: «Открытые берега рек Невы и Ижоры, всхолмления, ложбины и овраги, местами с сохранившейся древесной порослью и зарослями тростника – остатками дремучих лесов, когда-то покрывших эти земли, многое еще могут рассказать о прошлом этих мест». Открытия, связанные с Невской битвой и другими происходившими здесь событиями российской истории, наверняка еще ждут нас в будущем, полагает Петр Сорокин.

23-14-12.jpg
Вячеслав Пежемский. Красное Село. Страницы истории. – М.: Центрполиграф, 2016. – 605 с.

Красное Село (старинный пригород, ныне район в южной части Петербурга) тоже имеет славную военную историю. Это «летняя столица российской гвардии», как сказано на обложке книги Вячеслава Пежемского. Автор занимается историей своей родной местности много лет и знает о ней, кажется, абсолютно всё. Свой рассказ он начинает «со времен доисторических»: как шло формирование ландшафта, из чего состоят местные почвы, какие археологические памятники эпохи мезолита здесь найдены. В ХII веке впервые среди финских племен чудь и водь появились славяне. Территория нынешнего Красного Села в разные периоды находилась в составе Новгородских земель, Московского государства и Шведского королевства, а в начале ХVIII века окончательно вошла в состав России. Во время Северной войны край обезлюдел, поскольку многие здешние жители (включая русских) бежали в Швецию. На их место прибыли переселенцы из подмосковного села Красное. Так появилась промышленная слобода, которой в то время владела царица Екатерина Алексеевна, жена Петра I. Бывшая Дудергофская мыза стала Красным Селом. После 150 лет «неурядиц, войн, смут, смены властей, разоренности» на эту землю наконец пришел мир. Здесь были построены бумажная мануфактура, деревянный дворец и церковь Святой Екатерины. Петр I лично открыл рудник, где надеялся добывать столь нужные для армии свинец и медь (однако надежды не оправдались). Царь не раз приезжал сюда охотиться и кататься с гор на санях.

Основанная при Петре фабрика разрасталась и даже перешла в ведение Адмиралтейской коллегии. Бумагу тогда использовали не только для письма и печатания книг, но и для снаряжения патронов. В писчую бумагу для улучшения качества мастера Красного Села добавляли посеченную ржаную солому. На смену сгоревшему храму построили каменную церковь, а петровский дворец по ветхости разобрали на бревна.

В конце ХVIII века Красное Село перешло во владение императрицы Марии Федоровны, супруги Павла I. Тогда же начался новый большой этап в истории села – в его окрестностях стали устраиваться маневры гвардии. Место, что и говорить, подходящее: ни лесов, ни больших построек, а с живописных возвышенностей удобно наблюдать за передвижениями войск. На первых маневрах присутствовала Екатерина II. Позже и другие самодержцы посещали военные игры в Красном Селе, что запечатлено на многочисленных картинах – в том числе кисти Павла Федотова, хорошего офицера и замечательного художника. Репродукция его работы помещена и на обложке книги Пежемского.

История Красного Села отображена не только на полотнах и рисунках. О маневрах под Петербургом писал в мемуарах генерал и литератор (впоследствии эмигрант и коллаборационист) Петр Краснов. Планировкой Красносельского гвардейского лагеря интересовался историк и краевед Михаил Пыляев. Именно здешний ипподром описан Львом Толстым в сцене скачек в романе «Анна Каренина». Колоритный рассказ о жизни военного лагеря Пежемский разыскал в воспоминаниях одного офицера-гвардейца, изданных в Аргентине в 1951 году.

В 1911 году в маневрах впервые приняла участие авиация (неподалеку, в Гатчине, располагался один из первых в России аэродромов). Постепенно развивалось и поселение: модернизировалась фабрика, возникали новые церкви, улицы принимали благообразный, достойный столичного предместья вид. Осенью 1919 года в бою близ реки Дудергофки схлестнулись части Красной армии и дивизии Юденича, рвавшиеся в революционный Петроград. В 20-е годы в Красном Селе находились Кавалерийские курсы, где учились будущие маршалы Жуков и Рокоссовский.

В годы Великой Отечественной здесь вновь прошла линия фронта. О тяжелых боях на Вороньей горе, где огонь по немцам вели снятые с крейсера «Аврора» орудия, поныне вспоминают ветераны. Немало жителей тогда погибло от обстрелов и голода, многих оккупанты угнали в Германию. В 2015 году стараниями местных краеведов и следопытов в селе была установлена Арка Победы. Но энтузиасты не останавливаются: книгу Пежемского завершает рассказ о проектах новых мемориалов, парков и зоны отдыха в Красном Селе – районе с богатой промышленной и военной историей.  


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Константин Ремчуков: Это идеологические установки: "свой-чужой", "пятая колонна", "предатели", "не надо копаться в истории"

Константин Ремчуков: Это идеологические установки: "свой-чужой", "пятая колонна", "предатели", "не надо копаться в истории"

1
4914
Субмарину "Сан-Хуан" могли погубить неисправные аккумуляторы

Субмарину "Сан-Хуан" могли погубить неисправные аккумуляторы

Андрей Рискин

0
2381
Трагедия субмарины «Сан-Хуан»: остается только молиться

Трагедия субмарины «Сан-Хуан»: остается только молиться

Андрей Рискин

Шансов на спасение экипажа аргентинской подводной лодки практически не осталось

0
1026
Петербургские депутаты позаботятся о патриотизме, газетах и своей столовой

Петербургские депутаты позаботятся о патриотизме, газетах и своей столовой

Светлана Гаврилина

На закупке оборудования для больниц и поликлиник, сохранении памятников и резервном фонде города планируется сэкономить

0
770

Другие новости

Загрузка...
24smi.org