0
861
Газета Политика Печатная версия

29.11.2001 00:00:00

Путин еще может исправить ситуацию с ТВ-6

Тэги: тв6, ликвидация, суд, кисилев

Как и предполагала "НГ", в минувший понедельник Арбитражный суд Москвы принял повторное решение о ликвидации ТВ-6. Максимум через полгода телекомпании придется покинуть "шестую кнопку". О том, что в этой ситуации намерены предпринять телевизионщики, какую роль в конфликте играет глава государства и его окружение, а также о собственных планах на будущее, корреспонденту "НГ" рассказал генеральный директор ТВ-6 Евгений Киселев.

тв-6, ликвидация, суд, кисилев

- Евгений Алексеевич, ТВ-6 не смог опротестовать решение суда о ликвидации компании. По большому счету у вас сейчас есть три возможности: медленно закрывать канал в течение шести месяцев, уйти из эфира завтра же или ждать, пока в стране изменится политический климат, и надеяться на то, что это позволит сохранить вам лицензию на вещание. Вы какой вариант предпочитаете?

- На самом деле есть четвертый вариант. Подать кассационную жалобу и снова пробовать опротестовать это решение в суде. Именно этим мы и намерены заняться. Конечно, в России есть объективные проблемы с судебной системой, поэтому особого оптимизма относительно попыток добиться справедливости в высших судах я не испытываю, но надежды не теряю.

- В частных разговорах предприниматели недвусмысленно говорят о том, что если борьбу за НТВ они готовы были рассматривать как спор хозяйствующих субъектов, то в случае с ТВ-6 ситуация уже принципиально другая. Вы не ожидаете поддержки со стороны бизнес-элиты?

- Буду рад ошибиться, но особых надежд на организованную поддержку со стороны каких-либо партий, организаций, общественных структур я не возлагаю. Власть, как показывает опыт, умеет мастерски игнорировать любые протесты как общественности, так и бизнесменов. То же самое наблюдалось и во время событий вокруг НТВ. У нас было достаточно много сторонников, но все голоса протеста были проигнорированы. Это не проблема старого НТВ или ТВ-6. Это проблема бессилия общественного мнения. Я просто убежден, что это история про всех нас. Это тенденция.

Кому-то не угодил ТВ-6, у кого-то могут быть личные счеты со мной, соображения конкуренции, маниакальное желание обеспечить "информационную безопасность", кто-то хочет заполучить под свой контроль лакомый кусок собственности. Но, уничтожив ТВ-6, можно спровоцировать некую цепную реакцию в обществе, которая неизвестно куда заведет. А что касается поддержки со стороны различных элит... Понимаете, они стали структурироваться по производственно-цеховому принципу. Если вы предприниматели, извольте говорить с властью о налогах, если по части защиты животных - то только об этом, Союз журналистов - только о цене на бумагу и НДС. Остальное - не ваше дело. Отношения власти и общества сейчас пытаются загнать в такую квазипрофсоюзную схему. Трудно найти тех, на кого можно было бы опереться.

- Вы обсуждали ситуацию вокруг ТВ-6 с кем-то из представителей власти? Как они реагируют на происходящее?

- У меня есть контакты - прямые и через посредников - и с представителями администрации президента, и с теми, кто ближе к правительству, и даже с людьми, у которых есть связи в спецслужбах и правоохранительных органах. Конечно, мы обсуждали эту ситуацию. Пока реакция сдержанная. Ничего конкретного мне не говорили. Но, кажется, далеко не все заинтересованы в уничтожении телекомпании. Во власти достаточно много дальновидных прагматичных людей, которые понимают, что это никому на пользу не пойдет.

- Но активно поддерживать вас они не готовы?

- Мне кажется, они думают. Некоторые искренне верили, что у власти найдется некий ресурс влияния, чтобы помешать решению о ликвидации. Даже люди высокопоставленные и информированные, как мне показалось, искренне считали, что 26 ноября будет принято другое решение. Некоторые полагали, что оно будет не в нашу пользу, но тем не менее не считали его правильным. Я думаю, мы будем продолжать встречаться с этими людьми, разговаривать, убеждать.

Мы хотим только одного - чтобы наше дело было рассмотрено по существу, а не формально. Президент отвергает все упреки, что власть пытается подмять под себя СМИ, и не устает повторять, что главная проблема - в их экономической слабости. Они, дескать, не в состоянии себя прокормить и попадают под влияние денежных кошельков, которые начинают использовать их самым зловредным образом. Но в случае с ТВ-6 ситуация выглядит абсолютно парадоксально. Мы за считанные месяцы вывели компанию из тяжелого кризиса, вдвое повысили средний рейтинг и среднюю долю аудитории канала. Пресловутый баланс чистых активов у нас уже давно положительный. В Москве мы почти всегда вторые. Мы едва ли не вдвое увеличили рекламные поступления. В будущем году могли бы выйти на полную текущую самоокупаемость и даже приносили бы небольшую прибыль. Но если власть действительно хочет реальной экономической независимости СМИ, то почему же она не поддерживает тех, кто уже почти достиг этой цели? Не забивайте ногами. Или тогда уж говорите всю правду.

- Минпечати оставляет компании надежду на то, что она еще полгода пробудет в эфире?

- Я с Минпечати не говорил. Поживем - увидим.

- На заключение рекламных контрактов у ТВ-6 остается не так много времени. С чем вы пойдете к инвесторам?

- Переговоры с рекламодателями у нас еще впереди. Но пока никто из них от размещения рекламы на Шестом канале не отказывается.

- Вы говорили о том, что едва ли не последняя надежда канала - это позиция президента. Вместе с тем вы утверждали, что ликвидация ТВ-6 - это политический заказ, санкционированный властью, и Путин в курсе ситуации. Но если это так, почему же вы продолжаете надеяться на главу государства?

- Я скептически отношусь к сказке "про доброго царя и злых бояр". Но лично к президенту Путину, мне кажется, эта история вдвойне неприменима. Он привык вникать в суть происходящего. Но я допускаю, что объем государственных дел не позволяет ему вникнуть во все конфликты. Чем выше должность, тем меньше компетентность в отдельных вопросах. Мы ходили к президенту, когда решался вопрос с НТВ. За полчаса до нас его кабинет посетил генпрокурор Устинов, а когда началась встреча, у Путина лежала справка по всем претензиям власти к "Медиа-МОСТу". И когда президент стал ее цитировать, все присутствовавшие захлебнулись от возмущения. Настолько она была необъективной и однобокой. В России есть проблема манипулирования информацией, которая поступает на самый верх. И я не исключаю, что вся история с ТВ-6 преподносится президенту в предвзятом и извращенном ключе.

Но сам президент может это исправить. Ведь начал же он проводить реформы, которые могут не только продвинуть Россию вперед, но и негативно сказаться на его рейтинге. Это и реформа внешней политики, и реформа армии, экономические и социальные преобразования. И я не теряю надежды, что Путин, как политик прагматичный, рано или поздно должен понять, что вся эта нехорошая возня вокруг СМИ не выгодна никому.

- Вы готовы идти к президенту еще раз?

- А он меня в гости не приглашал. Сам я тоже не напрашиваюсь. Но если у него возникнет желание встретиться с руководителями ТВ-6, мы, разумеется, приглашение примем. Только мне бы не хотелось, чтобы эта встреча снова превратилась в диалог глухого со слепым, как получилось в случае с НТВ. Мы пытались ему объяснить, что работаем не под чью-то диктовку, а выдаем в эфир то, что думаем сами. Путин говорил о конфликте двух хозяйствующих субъектов и убеждал, что в происходящем нет политики. Мы ему не поверили. Он нам тоже. Но если президент или глава администрации снова захотят что-то обсудить, почему бы и нет.

Лично я уверен, что конфликт вокруг ТВ-6 - это дело изначально политическое. 14 апреля стало известно, что я буду руководить каналом. Ровно через две недели и один день "ЛУКОЙЛ" подает иск о ликвидации ТВ-6. На судебном процессе представители "ЛУКОЙЛа" сказали буквально следующее: если бы весной избрали другого генерального директора, нашего кандидата, то иска о ликвидации не последовало бы. Статья закона, на которой основывается иск "ЛУКОЙЛа", в российской судебной практике применялась всего два раза: против ТВ-6 и против "Медиа-МОСТа". Согласитесь, это о чем-то говорит.

- Любое действие рыночных субъектов имеет свою цену. Какой, на ваш взгляд, была цена для Алекперова, если он, ставя под удар репутацию своей компании как в России, так и на Западе, все-таки ввязался в историю с ТВ-6?

- Мне бы не хотелось строить предположений на эту тему. Лично к Алекперову у меня претензий нет. Я понимаю, что он действует не по собственной воле. Не знаю, какую цену он должен был заплатить. А с другой стороны, что заставило Рема Вяхирева, который до весны 2000 года, несмотря на страшное давление власти, продолжал вести диалог с "МОСТом" о цивилизованном урегулировании задолженностей, от этих переговоров отказаться? Я полагаю, он понял, что ему грозят личные неприятности и речь идет уже о его собственной судьбе, а значит, и о судьбе его близких. Я знаю, что у власти существуют рычаги давления. Мы видели это на примере того же Гусинского: три дня в Бутырской тюрьме, а дальше - международный розыск.

- В случае с ТВ-6 вам предлагались какие-то размены? Например, вы меняете редакционную политику, а вам оставляют лицензию на вещание?

- С такими предложениями к нам никто не обращался. А об отношениях наших акционеров вы сами писали. В вашей же газете Алекперов говорил, что он готов продать или обменять акции ТВ-6, что "ТВ-6 - хорошая компания, она стоит хороших денег" и что он тем не менее готов ее ликвидировать. В этом треугольнике любой нормальный человек мог запутаться. У меня даже возникло подозрение, что таким образом он пытается намекнуть общественному мнению, что его к этим действиям принуждают. Кстати, еще летом Бадри Патаркацишвили публично рассказывал о своих контактах с Алекперовым. Тогда глава "ЛУКОЙЛа" ему достаточно откровенно сказал, что его вынуждают действовать таким образом.

- Давайте представим себе самый пессимистичный сценарий: у вас отбирают лицензию. У ТВ-6 есть шанс снова выиграть конкурс на эту частоту?

- Это преждевременный разговор. Мне бы не хотелось обсуждать катастрофические сценарии.

- На днях появилась информация, что ваше место в эфире может занять телекомпания "Мир" - официальный рупор стран СНГ. Таким образом формально Кремль не мог бы контролировать информационную политику нового владельца, а канал якобы станет независимым. Как вы расцениваете такую возможность?

- Мне кажется, это просто пиар. Что-то из области не очень удачной фантастики. Хотя у нас в России все возможно.

- И все-таки если вам придется покинуть "шестую кнопку", куда вы пойдете?

- Существует много вариантов. Всерьез я над ними думать пока не хочу. Если начнешь готовить запасной аэродром, на нем обязательно придется приземляться. А я неисправимый оптимист и надеюсь на лучшее.

- А над тем, что вам, может быть, придется сменить профессию, тоже еще не думали?

- К своей первой профессии востоковеда, специалиста по Ближнему и Среднему Востоку и, в частности, Афганистану я возвращаться категорически не хочу и не буду. Если дойдет до того, чтобы что-то менять, подумаю над каким-нибудь неожиданным поворотом в своей судьбе. Например, займусь ресторанным бизнесом. Я люблю вкусно поесть и покормить других. Кое-что понимаю в вине. Могу открыть винную торговлю.

- В России или во Франции?

- Разумеется, в России.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Позиции Тбилиси и Цхинвала по ситуации у приграничного села Чорчана не сблизились

Позиции Тбилиси и Цхинвала по ситуации у приграничного села Чорчана не сблизились

0
290
Назарбаев заявил, что народ Казахстана с огорчением воспринял новость о его уходе

Назарбаев заявил, что народ Казахстана с огорчением воспринял новость о его уходе

0
314
В России запускают систему мониторинга за реализацией нацпроектов

В России запускают систему мониторинга за реализацией нацпроектов

0
868
Гражданское общество проверяют со всех сторон

Гражданское общество проверяют со всех сторон

Иван Родин

Соцопросы показали небольшой рост персональной политизации

0
737

Другие новости

Загрузка...
24smi.org