0
790
Газета Политика Печатная версия

24.08.2012

Кремлевский сопромат

Тэги: власть, общество, оппозиция, рейтинги


власть, общество, оппозиция, рейтинги Владислав Сурков играет роль связующего звена между президентом и премьером.
Фото РИА Новости

Вчера Левада-Центр опубликовал свежие рейтинги популярности президента Владимира Путина и премьера Дмитрия Медведева. Выяснилось, что по сравнению с весенней предвыборной кампанией показатели первых лиц государства упали на 6 и 7 пунктов соответственно. На этом фоне быстрыми темпами растет фрагментация элит, обеспокоенных возможным обострением социально-экономической обстановки в стране. Уникальные данные о расстановке сил внутри правящего класса и руководства страны содержатся в докладе независимого исследовательского центра «Лаборатория Крыштановской» «Фрагментация российской элиты – 2008–2012», оказавшемся в распоряжении «НГ».

По данным Левада-Центра, деятельность Путина сегодня одобряют 63% россиян, а Медведева – 57%. Правда, доля недовольных президентом выросла с мая с 30 до 35%, а неудовлетворенных политикой Медведева – с 35 до 41%. В этой же пропорции нарастает антипатия электората к правительству. Более половины респондентов (52%) ответили отрицательно на вопрос о том, одобряют ли они деятельность кабинета министров. Теперь уже 41, а не 33% граждан, как это было весной, уверены, что дела в стране идут в неправильном направлении.

Казалось бы, руководство страны проявляет все большую требовательность к чиновникам и все большую заботу о простых гражданах. Вот и вчера Владимир Путин, к примеру, утвердил показатели для оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти российских регионов с описанием разного рода строгостей по поводу губернаторских отчетов. В перечне требований есть и строительство жилья, и ответственность за обещания, и борьба с ростом цен.

Между тем градус любви населения к лидерам страны неуклонно снижается. По данным исследования «Лаборатории Крыштановской», посвященного изучению процедуры принятия решений руководством страны, сегодня резко ускорился процесс фрагментации российских элит. В роли ускорителя как раз и выступает страх правящего класса перед осенним обострением социально-экономических проблем.

«Власти думают только о том, как бы все не взорвалось, – говорит в беседе с корреспондентом «НГ» автор доклада Ольга Крыштановская. – Именно этим объясняется и роль силовиков в системе управления, и главная роль штаба администрации президента, стремящихся не допустить социального взрыва, успокоить население».

Собеседница «НГ» скептически относится к описанию этих проблем в опубликованном недавно исследовании политолога Евгения Минченко: «Он делит все политбюро Путина на отраслевые группы. На самом деле оно устроено в виде концентрических окружностей. Есть первый круг – самый узкий, там не так важно, какую отрасль представляет человек». Крыштановская, автор термина «политбюро», прозвучавшего впервые в ее статье «Путинский двор» в 2007 году, утверждает, что Путин не может принимать решения, не собирая ближний круг: «Иначе получается, что Путин один все решает. Решения принимаются коллегиально».

Расстановку сил внутри правящего класса, говорит автор исследования, определяет «процесс созревания революции»: «У элиты под ногами горит земля, политическая система пришла в состояние нестабильности – и для них это главная головная боль. А вопросы расширения Москвы или процесс по Pussy Riot – дело для первых лиц второстепенное».

Сегодня сложилась, говорит Крыштановская, вполне определенная политика государства в отношении массовых протестов – из трех составляющих: «Внизу пирамиды протеста находятся социально недовольные граждане, против которых репрессии невозможны. Им надо помочь и как-то успокоить. Выше стоят активисты, которых следует нейтрализовать. Наверху пирамиды – активные революционеры, с которыми надо бороться, – это традиционный взгляд всех силовых служб. Они действуют традиционными для российского государства методами – «работают по лидерам». При этом, утверждает Крыштановская, сильным упрощением было бы считать, что разделение правящего класса происходит по идеологическому принципу: «Тут просто борьба за власть.

Реальная фрагментация идет по возрасту – из-за того, что Медведев омолаживал систему управления. Более консервативная взрослая часть элиты воспринимала это с раздражением и качнулась к Путину. А те, кто помоложе, – к Медведеву в надежде на быструю карьеру, если Медведев останется на второй срок».

Проигравшая часть элиты, сделавшая ставку на Медведева, подтверждает данные исследования Крыштановской в беседе с «НГ» информированный источник в парламенте, разочарована, обижена и готова действовать против Путина внутри правящего класса: «Многие наблюдатели уверены, что эти люди финансово подпитывают лидеров оппозиции».

В исследовании «Лаборатории Крыштановской» содержится подробная характеристика ближнего окружения президента. В докладе подчеркивается – степень влияния на процесс принятия решений некоторых фигур из ближнего круга Путина сильно преувеличена. Речь идет, в частности, о бизнесмене Геннадии Тимченко. «Путин думает не о том, чтобы накормить своих друзей. Перед ним более масштабная задача – сохранить власть», – уверена автор доклада.


Вячеслав Володин входит в ближний круг президента.
Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Так называемое политбюро, спорит с Минченко Крыштановская, не может не собираться: «Иначе как они, извините, управляют страной? Некоторым кажется – получается так: Тимченко поговорил по телефону с Путиным, а потом Путин поговорил с Собяниным и принял стратегическое решение... Тогда получается, что у нас в стране монархия!» Исследование «Лаборатории Крыштановской» построено на изучении многолетней фиксации совещаний людей, составляющих ближний круг главы государства. Кстати, среди тех, кто присутствует на таких совещаниях, всегда фигурирует, в частности, министр обороны Анатолий Сердюков.

При этом разногласия с Медведевым тоже не следует преувеличивать, уверена Крыштановская. И здесь она обращает внимание на фигуру вице-премьера и руководителя аппарата правительства Владислава Суркова, который, на ее взгляд, играет важную роль связующего звена между премьером и президентом: «Сурков несколько отошел на обочину, хотя его нынешний пост очень важный. Но судьба самого правительства сейчас не совсем ясна. Политическая система пришла в движение, и пока для нас остается неясной позиция Медведева, от этого зависит и будущее Суркова». Однако ясно, говорит собеседница «НГ», что он уже менее влиятелен, чем, к примеру, первый замглавы президентской администрации Вячеслав Володин.

Глава Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов отмечает: «В последнее время произошло ситуативное усиление позиции Суркова, у него прибавились новые функции. В правительство он вошел вице-премьером по модернизации, а теперь он руководитель аппарата правительства, курирует важнейшую сферу информации и СМИ, а также религиозные организации».

Сурков, согласен с Крыштановской и Орловым глава Института современного развития (ИнСоР) Игорь Юргенс, «всегда будет играть значительную роль во внутренней политике, потому что слишком много знает и слишком многое создавал из того, что сейчас происходит во власти и в стране». Однако, замечает эксперт, «куда он будет эволюционировать – в сторону прогрессистов или в сторону охранителей – это большой открытый вопрос»: «Аналог Суркова в конце XIX – начале XX века обер-прокурор Синода Победоносцев начинал как довольно прогрессивный человек, а закончил как полный ретроград, который чуть ли не преследовал Толстого».

Игорь Юргенс в беседе с «НГ» предложил свой способ фрагментации российских элит. На его взгляд, правящий класс сегодня разделен на «охранителей» и «прогрессистов»: «Условно говоря, тех, кто выступает за прогресс, за то, чтобы Россия вела себя относительно прилично – и во внешней сфере, и во внутренней. И на тех, для кого «самодержавие, православие и народность» с какими-то нюансами до сих пор являются и лозунгом, и смыслом жизни».

Более тонкие нюансы эксперта не интересуют. Он не согласен с тезисом Крыштановской о том, что медведевская часть элиты чувствует себя задвинутой и недовольной: «Я, наверное, один из таких людей, и я абсолютно всем доволен. В том смысле, что моя судьба и мои убеждения никоим образом не связаны с тем, как будут себя вести Дмитрий Анатольевич и Владимир Владимирович».

Юргенс в отличие от Крыштановской видит опасность в слишком медленном движении Путина в направлении реформ: «Более медленный прогресс может оказаться очень сильным регрессом, потому что мир очень сильно и быстро движется вперед».

Думается, разногласия исследователей не отменяют главного посыла темы противостояния элит. Все, что происходит наверху властной пирамиды, – лишь отражение сложных процессов, происходящих «на земле». Отражением которых являются данные социологов. Понимание проблемы зависит от адекватного отношения власти к результатам исследований. Ближний круг президента формируется не Путиным. Вектор развития страны – в зрелости и степени сопротивления исходного материала - российского электората.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Другие новости

var MarketGidDate = new Date(); document.write('');

Читайте также


Мэрия Новосибирска просит вернуть разрешение на пикет за права Сибири

Мэрия Новосибирска просит вернуть разрешение на пикет за права Сибири

Игорь Болотин

Оппозиционеры опасаются подвоха от городских чиновников

0
7596
Территория свободы

Территория свободы

Оксана Скрипникова

Благоустройство Москвы открыло для ее жителей новые возможности для отдыха

1
675
День в истории. 19 августа

День в истории. 19 августа

Петр Спивак

0
317
Политическая конкуренция не возникает по заказу

Политическая конкуренция не возникает по заказу

Низкая явка на выборах снизит легитимность региональной власти

0
1295