0
7141
Газета Регионы России Печатная версия

23.01.2014 00:01:00

Игорное законодательство в интересах "группы лиц"

Российские букмекеры раскритиковали попытку изменить регламентирующие азартный бизнес акты

Тэги: азартные игры, игорный бизнес, законы


азартные игры, игорный бизнес, законы Лоббисты намерены радикально изменить принципы работы букмекерских контор. Фото ИТАР-ТАСС

Правила организации азартных игр в России в ближайшее время могут в очередной раз поменяться. На портале общественного обсуждения законодательных актов уже идет бурный спор по поводу новых поправок в федеральное законодательство, которые приведут к появлению в игорной сфере РФ дополнительных понятий и структур. Причем Российская ассоциация букмекеров обнаружила в поправках немало подводных камней, которые будут на руку коррупционерам, могут превратить игорную отрасль в вотчину пары монополистов, а население – в игроманов. Директор ассоциации Константин МАКАРОВ рассказал корреспонденту «НГ» Александру МАЛЫШЕВУ о том, чем именно поправки в нынешнем виде опасны игорному бизнесу России и как они могут быть использованы иностранными агентами.

Константин, в каких трех образах или словосочетаниях вы можете охарактеризовать обсуждаемые поправки?

– Думаю, правильно будет охарактеризовать их так: юридически нелогичные, противоречивые, промонополистичные. Юридически нелогичные они потому, что поправки не соответствуют юридической и социальной логике развития страны. Закон нельзя менять так часто, как происходит у нас. Нынешний принят был только в конце 2006 года, только с 1 января 2007 года начали действовать некоторые его положения. Прошло всего шесть лет, и его снова собираются править. И это притом, что в 2013 году 198-м Федеральным законом  уже были внесены поправки в 244-й Федеральный закон. Противоречивые, парадоксальные – потому что противоречат всем законодательным актам, которые уже приняты по этому вопросу. Промонополистичные – потому что в этой инициативе явно прослеживается идея монополизации отрасли, создания единой системы учета – центра интерактивных ставок, нескольких или одной организаций, которая будет это контролировать. Я могу лишь максимально негативно охарактеризовать эти поправки.

Актуальны ли они и почему появились именно сейчас?

– Проект поправок № 260152-6, вносящий изменения в  Федеральный закон 244, появился спонтанно, вне зависимости от нужд игорной отрасли. Просто люди – группа лиц, стоящая за этим законопроектом, – на сегодняшний день подошли к их выпуску. Может быть, ими сформированы какие-то конкретные планы. И так получилось, что до 25 января общественность должна обсудить эти поправки на официальном портале. Хотя в самой сфере азартных игр никаких реальных фундаментальных оснований для их разработки или принятия сейчас нет.

Вам известен конкретный инициатор появления этих поправок? Что это за «группа лиц»?

– Фамилии и имена я вам пока, разумеется, называть не буду. Но с ответственностью заявляю: это ряд компаний, за каждым юридическим лицом там стоят конкретные физические лица, которые занимаются букмекерским бизнесом.

Комментаторы на портале по-разному оценивают поправки. Некоторые возмущены использованием размытых терминов, неясных формулировок. Как вы можете оценить профессионализм авторов законопроекта?

– Я считаю, что их писали люди, недостаточно разбирающиеся в отрасли. Это потому, что, как я уже говорил, в поправках указываются лишь некие частности. Видно, что силу закона пытаются использовать для решения частных вопросов. Группе лиц захотелось, чтобы было понятие «интерактивная ставка». Для чего это? Уже есть в законе понятие «ставка», и оно закреплено. А все остальные виды ставок – это частная классификация, она в законе не нужна. И еще раз подчеркну, что года не прошло, как вносились поправки в законодательство. Нельзя же править законы постоянно, это непрофессиональный подход.

Появление поправок обосновывалось необходимостью борьбы с нелегальным игорным бизнесом. Помогут ли они достичь этой цели?

– Реальные и декларируемые цели поправки диаметрально отличаются. Эти поправки не помогут бороться с нелегальным игорным бизнесом. Более того, получится «эффект кобры» (когда принятое для устранения проблемы решение не избавляет от нее, а ведет к прямо противоположному целям результату. – «НГ»). Нелегальный игорный бизнес не только не будет побежден, но и усилится. Поправки в законопроект предусматривают обязательное вступление организаторов азартных игр в СРО. Именно СРО, а не государство будет разрабатывать нормы и стандарты поведения организаторов азартных игр, руководствуясь при этом только получением прибыли любым способом. Вступление в саморегулируемые организации (СРО) в обязательном порядке, большие взносы в компенсационный фонд, комиссии за совершение ставок – все это приведет к тому, что нелегальный игорный бизнес усилится и разовьется.

То же самое можно сказать и о введении такого новшества, как интерактивная ставка. Из ее определения следует, что она должна передаваться с использованием платежного терминала, банкомата и электронных средств платежа. С учетом доступности этих средств и их широкого распространения совершить ставку сможет любой желающий – и дети, и социально незащищенные слои населения. Так что эта мера будет давать скорее отрицательный эффект, чем положительный.

Интерактивные ставки уведут легальный бизнес в онлайн – люди будут играть и получать деньги при помощи Интернета.

Как, по-вашему, будет через некоторое время выглядеть сфера легального игорного бизнеса? Будет ли передел рынка, чем это грозит основным игрокам?

– Даже информация о том, что поправки могут быть приняты, уже негативно влияет на игроков рынка, которые хотят работать по закону. Ведь если примут положение об обязательном СРО, нужно будет вносить деньги в компенсационный фонд: 100 миллионов для букмекерских контор и 30 миллионов для тотализатора. Это очень большие суммы. Особенно с учетом того, что государственное регулирование и лицензии не отменяются, а потому организаторам бизнеса уже нужно иметь 1 миллиард чистых активов и минимум 100 миллионов рублей уставного капитала. Плюс наличие банковской гарантии на 500 миллионов рублей. Все, что нужно, уже есть, государство уже отрегулировало игроков рынка. А введение параллельной регуляции приведет к появлению коммерческой коррупции и внутренней борьбе.

Руководители СРО – а это частные лица – смогут применять какие-то штрафные санкции, принимать меры для исключения из своей организации неугодных компаний. А согласно поправкам, заниматься бизнесом сможет только участник СРО, и если его исключат – он не сможет работать. То есть частным лицам будут даны дополнительные управленческие и финансовые возможности для влияния на бизнес. Кто может гарантировать, что это влияние будет использоваться в рамках добросовестной конкурентной борьбы? Практика показывает, что такие возможности применяются только для недобросовестной конкуренции.

Если поправки будут приняты, примерно через год идеи той самой «группы лиц» воплотятся: в сфере игорного бизнеса останутся два-три игрока. Все остальные, даже те, кто останется на легальном положении, будут вытеснены и ущемлены в результате воздействия на них монополистов. И им придется или покончить с этим бизнесом, или стать нелегалами.

Поправки обосновывают необходимость создания центра учета интерактивных ставок. Нужен ли он, по вашему мнению, и какую будет играть роль?

– В таком виде, как в этом законопроекте, этот центр послужит только монополизации рынка. Еще раз повторю: он нужен, чтобы одно-два лица контролировали все интерактивные ставки в стране. Причем непонятно, кому этот центр будет подчинен. Почему не предлагается, например, передача функций единого центра учета ставок крупному государственному банку? Сейчас создание единого центра учета предполагается под контролем СРО или какой-то кредитной организации, что вообще противоречит позиции государства по поводу создания цивилизованного банковского сектора и попыткам государства бороться с иностранными агентами и их влиянием на некоммерческие организации. А ведь СРО – это некоммерческая организация, и в ее деятельности могут принять участие и иностранные компании. И что меня беспокоит, это может способствовать заходу на российский рынок крупных иностранных игроков. То есть на российской земле будут зарабатывать иностранные компании, а капиталы будут уходить в офшоры или за рубеж. Законопроект не учитывает государственный вектор, направленный на борьбу с влиянием иностранных агентов на деятельность НКО, не предусмотрена борьба против вывода денег в офшоры, не учитываются четкие функции госорганов, способные противостоять финансированию преступных и террористических организаций.

То есть иностранные компании потенциально могут быть выгодоприобретателями и лоббистами этих поправок?

– Я допускаю такой вариант, но они наверняка лоббируют эти поправки через конкретных представителей букмекерского рынка в России.

Как Российская ассоциация букмекеров сопротивляется появлению поправок и чем они, по вашему мнению, опасны обществу?

– Мы написали официальные письма в несколько заинтересованных ведомств. В Минфин, например. Активно обсуждаем поправки на портале, проводим консультации с участниками рынка, привлекаем экспертов. Нужно донести до всех заинтересованных лиц, что невозможно таким образом регулировать игорную сферу. Государство сделало серьезные усилия для того, чтобы навести порядок в азартной индустрии. В 244-м законе заложены фундаментальные основы ее жизни, а предлагаемые изменения все рушат. Нынешний закон закрепил такие установки, как запрет на игры в Интернете, но эти поправки – первый шаг к организации азартных игр в Сети. Да, про это напрямую ничего не говорится, но сказано об «интерактивной ставке», ее приеме через электронные платежные системы. А мы все прекрасно знаем, что все такие системы, банковские терминалы, банкоматы связаны. И получится, что напрямую игра в Интернете запрещена, а все интерактивные ставки будут приниматься через Сеть. Мы опять вернемся к тому, против чего боролись высшие органы власти, в частности президент Путин.

В итоге терминалы по приему интерактивных ставок будут стоять в каждом магазине, в социальных объектах – где угодно. Никто не сможет и не станет проверять, есть ли человеку 18 лет, для того чтобы разрешить ему играть в Интернете. Ведь организатор игры даже не будет видеть, кто хочет сделать интерактивную ставку. Затем ставки появятся в мобильных приложениях, в смартфонах и телефонах. То есть все усилия, которые были потрачены на борьбу с нелегальными азартными играми, окажутся тщетны. Начнется с малого – с предложения внести интерактивную ставку при помощи терминала, а потом услуги уйдут глубоко в Интернет, и азартные игры будут доступны в любом российском доме. А улицы будут заставлены псевдоплатежными терминалами, с которых любой житель России сможет играть в азартные игры.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Кевин Костнер сыграет роль отца «принцессы покера»

Кевин Костнер сыграет роль отца «принцессы покера»

НГ-Online

Актер ведет переговоры о съемках в новом фильме Аарона Соркина «Игры Молли»

0
2105
Русский мир симпатизирует Трампу

Русский мир симпатизирует Трампу

Алексей Горбачев

Как и почему собираются голосовать выходцы из бывшего СССР

0
2081
В ожидании флагмана

В ожидании флагмана

Сергей Беляков

Россия может просто не успеть самостоятельно возродить свой рыбопромысловый флот

0
4083
В политике. Президент подарил единороссам новый билборд

В политике. Президент подарил единороссам новый билборд

Иван Родин

0
1150

Другие новости

24smi.org