0
13499
Газета Антракт Печатная версия

31.01.2003

Ядерный взрыв в "Бриллиантовой руке"

Тэги: гайдай, кино, гебешкова

Говорят, в комедии "Кавказская пленница" по замыслу Гайдая предполагалась совсем другая заставка. Выглядела она так. На экране появляется Трус, пишет, оглядываясь по сторонам букву "х" и быстро убегает. Вразвалочку подходит Бывалый, размашисто пишет "у" и с достоинством уходит. Насвистывая "рисуется" Балбес и пишет... Нет, не то, что вы, быть может, подумали. Он пишет: "дожественный". Говорят, заставка тогда не прошла по этическим соображениям. Жаль, упустили воспитательный момент. Посему и живем до сих пор с эстетством на всех заборах. Комедии Гайдая в ту пору "резали", но, к счастью, цензорская "резня" так и не смогла их испортить, и мы до сих пор испытываем почти детский восторг от гайдаевских лент. В 1993 г. Леонида Гайдая не стало. Но в его квартире, куда мы заглянули сегодня, нас не покидает ощущение, что он всего лишь куда-то вышел и вот-вот вернется. Разговариваем с его вдовой - актрисой Ниной Гребешковой, сидим на знаменитых "12 стульях", пьем чай, смотрим фотографии, говорим и очень часто смеемся. А 30 января этого года Леониду Гайдаю исполнилось бы 80 лет.

гайдай, кино, гебешкова Репетиция с Ниной Гребешковой.

- Нина Павловна, Чаплин когда-то говорил: "Чтобы сделать комедию, мне нужен парк, полицейский и красивая девушка!" Всенародно любимый Гайдай сделал ставку на трех "разногабаритных" мужчин, не сказать, чтобы красивых, к тому же тунеядцев, алкоголиков, самогонщиков - и┘ не ошибся. Уже более полувека одно появление на экране этих героев вызывает улыбку у всех. Кстати, а откуда они взялись, эти трое?

- Все эти милые тунеядцы, алкоголики и самогонщики существовали еще при нашей образцово-показательной советской жизни. Правда, тогда всем казалось, что в природе таких людей вовсе нет. Странным образом все эти "милые" персонажи "всплыли наверх" сразу же после перестройки. И оказалось, что их у нас не так уж мало. А что касается их внешнего облика┘ взгляните на эту замечательную троицу (показывает снимок, на котором запечатлены в позе атлетов-физкультурников Хуциев, Барнет и Гайдай. - Н.С.). Правда, смешно? Леонид Иович всегда подмечал в жизни какие-то комичные детали. Вот и эта замечательная фотография не выпала из его поля зрения. Леня служил сначала в Монголии, в кавалерийской части, объезжал тамошних низкорослых лошадок. Представьте себе теперь такую картину: высокий и худой Гайдай восседает на маленькой лошади, ноги волочатся по земле. Его однополчанин вспоминал, как Гайдай садился на лошадь, а та убегала из-под его ног. А теперь вспомните Шурика на ослике... Он замечал все. Многие ударные реплики из фильмов - это те, что взяты из жизни, понятны всем и у каждого, по существу, внутри себя уже высказанные: "Чтоб ты жил на одну зарплату!", "Жить - хорошо, а хорошо жить - еще лучше!" и другие.

- Гайдай снял 18 картин. Это много, тем более что каждая - попадание в десятку. Эти картины все разные. Актеры (и какие актеры!) переходят из фильма в фильм, и в каждой картине они тоже разные. Демьяненко, Вицин, Моргунов, Никулин... Вот говорят, что и в фильме "Иван Васильевич меняет профессию" роль царя тоже должен был играть Юрий Никулин. А он отказался. Это правда?

- Правда. В тот момент была у некоторых людей уверенность, что фильм попадет на полку.

Ведь снимали по мотивам произведения Михаила Булгакова. Может, Юрий Владимирович тоже в какой-то момент дрогнул┘ Кому хочется сниматься в заведомо "неперспективном" фильме?

- Фильм, хоть и снят по мотивам серьезного писателя, невероятно смешной. И вот ведь как получается: то, что над фильмами Гайдая смеются взрослые, - понятно, а дети-то чего так смеются?

- А в том-то и особенность настоящей комедии, что зритель каждого возраста находит в ней что-то смешное для себя. Она так построена, продумана и снята, чтобы было смешно всем. Это своего рода семейный фильм. Взрослые смеются над фразой, а дети - над трюком, над фокусом.

- Судя по фотографиям, все трюки и мизансцены Леонид Иович придумывал сам. На всех снимках он постоянно показывает актерам, как следовало бы играть ту или иную сцену.

- Он еще и благосклонно выслушивал все предложения исполнителей ролей. Сам показывал и при этом добивался, чтобы было сыграно именно так, как он этот фрагмент видел. Леня всегда спокойно вел себя на съемочной площадке, погруженный полностью в съемочный процесс. Никогда не кричал на актеров, но мог строго спросить: "А где стул для актера?", понимая, что артист нуждается в полноценном отдыхе даже во время маленького перерыва на съемочной площадке.

- Говорят, что фильмы Гайдая "кормили" все Госкино, да и другие отрасли тоже?

- Мне тоже доводилось слышать подобные высказывания от самих руководителей Госкино. Видимо, в этом есть своя доля истины. Вспоминается один эпизод в Сенегале. На приеме в посольстве Юрий Гармаш представил мне одного сенегальского предпринимателя, успев шепнуть: "Этот человек держит в своих руках весь прокат Сенегала". А у нашей делегации сверхзадача - продать советских картин как можно больше, пополнить государственную казну. В этот момент знаменитый прокатчик, сделав комплимент нашим картинам, учтиво приглашает нас посетить его виллу. Я, пользуясь моментом, спрашиваю: "А вы уже купили наши фильмы?" Он отвечает, дескать, пока нет, но уж очень ему хочется приобрести "Бриллиантовую руку". На всякий случай я его предупреждаю: "Есть один маленький нюанс, наша картина продается в пакете с еще тремя картинами┘" Меня в тот момент одолел какой-то азарт - чего не сделаешь ради своей страны. Вот такой даже не коммерческий, а "комсомольский" подход! Мы же все были воспитаны в духе коммунистической морали. В общем, наш милый сенегалец купил 11 картин.

- А у Леонида Иовича была коммерческая жилка?

- Что вы! Когда трансформировали после перестройки "Мосфильм", каждый видный режиссер взял себе по объединению. "Ну а ты себе объединение взял?" - спрашиваю я после собрания Гайдая. "Я? Зачем мне это? Руководить я не умею, я умею снимать картины". И в этом он весь!

- После перестройки многие режиссеры говорили, как пострадали от Советской власти, а Леонид Гайдай?

- Он страшно раздражался по поводу этих разговоров о "пострадавших". И сам никогда не рассказывал, сколько и чего у него из картин вырезали. А цензура с ним, разумеется, не церемонилась. В знакомом всем варианте фильма "Бриллиантовая рука" управдом - Нонна Мордюкова - говорит такую фразу: "Я не удивлюсь, когда узнаю, что ваш муж тайно посещает любовницу". Бросается в глаза несколько неестественная артикуляция артистки. А все дело в том, что до озвучания она произносила: "...синагогу". "Простите, - вопрошает в фильме Иван Васильевич (он же Бунша, он же царь, он же - артист Юрий Яковлев), - а за чей счет банкет? Кто платить будет?" А ему отвечают: "Народ, батюшка, народ!" Крамольные фразы о народе заменили на: "Во всяком случае - не мы!"

- А знаменитый ядерный взрыв?

- Да, да, была такая замечательная история. Чтобы защитить "Бриллиантовую руку" от дальнейшего "надругательства" цензуры, Леня придумал такой хитроумный ход. В конце фильма он "приклеил" документальную хронику ядерного взрыва. Приемная комиссия просто обомлела от такой "вольности". В общем, пока они уговаривали Гайдая убрать этот вовсе не соответствующий идее фильма кадр, напрочь забыли о прежних придирках к другим эпизодам. Так остались "...руссо туристо, облико морале" и прочие "невинные" вещи.

- Нина Павловна, а смог бы Леонид Иович снять комедию сегодня? Какое-то мрачное, меркантильное и пошлое время переживаем мы все.

- Неправда, время чудесное. Жаль, что в современном кинематографе мало людей с мироощущением Гайдая. И грустно, что сегодня экран и телевизор способствуют только развитию разных заболеваний вместо того, чтобы снимать боль душевную, а то и физическую. И опять я обращусь к воспоминаниям. Однажды мы снимали на Кавказе. Вечером к нам в гостиничный номер неожиданно постучали. Я спросила: "Кто там?" - "Это коллега Леонида Иовича Гайдая, - ответили мне, - главврач санатория, моя фамилия Аркелян". - "Коллега?" - переспросила я, открывая ему дверь. "Вы только не удивляйтесь, - улыбнулся врач, войдя в номер. - Леонид Иович - действительно мой коллега. В наш санаторий едут лечиться в основном со спазмами желудочно-кишечного тракта. А спазмы, как вы понимаете, вызваны часто сильнейшими стрессами. Перед началом лечения мы показываем пациентам картины Гайдая". - "И что, помогает?" - "Еще как!"

Вспоминает художник по костюмам, модельер Татьяна Беляковская, работавшая с Леонидом Гайдаем на двух его последних картинах:

- На съемочной площадке фильма "На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди" меня ждала встреча с талантливейшими актерами, да еще прилетела сниматься из-за океана зарубежная актриса, и это тоже было новым впечатлением. Келли Мак-Грилл прилетела из Америки в трагический для всех россиян день. 19 августа 1991 г. у нас были намечены съемки в Таманской дивизии. Утром за мной заехал джип с Келли и переводчицей, и мы поехали на съемки в Таманскую дивизию. Трясемся по ухабам, а навстречу - танки, бронетехника, опять танки, бесконечная вереница военных машин. У Келли вытягивается лицо. Мне бы ее успокоить, сказать что-то ободряющее, а я сижу и думаю про свое: "Келли хорошо, за ней прилетит вертолет, ее эвакуируют из любой части земного шара. А нам опять строить коммунизм..." В общем, доехали, вышли из машины. Наша американская гостья спрашивает, где дамская комната. Ей показывают рукой в сторону леса. Гостья уходит. Через некоторое время возвращается и говорит, что дамской комнаты не нашла. Переводчица ей осторожно объясняет, что означает туалет по-российски. "О, ужас!" - говорит Келли. Переодеваться предлагают в автобусе. Келли снимает платье, окна не зашторены, солдаты глазеют на заморское ухоженное тело. Гостья чувствует себя неуютно, мы по причине танков - тоже. И вдруг мы видим Гайдая. Леонид Иович внешне абсолютно спокоен, приветлив, уравновешен. И мне вдруг перестают рисоваться кошмары: "В конце концов жили же мы при социализме┘" Все наши страхи куда-то улетучиваются, все становится на свои места. И Келли, кажется, отошла. "Мотор! Поехали!"┘ У Гайдая никогда не было на съемках нервозности. Никогда не было ощущения бесполезности каких-то действий. Все получалось с первого или второго дубля.

Съемки фильма "Частный детектив, или Операция "Кооперация" проходили в Одессе. В переходе у гостиницы работали цыгане: гадали, обирали - все как обычно. Появляемся мы с актером, одетым в милицейскую форму, опаздываем на съемку, бежим. "Шухер!" Цыгане, завидя нас, в страхе бросаются врассыпную. "Ребята! - кричу я им. - Да мы не милиция!" Робко возвращаются. Одна из роковых дам вдруг от души предлагает: "Давай бесплатно погадаю!" - "Да нет, - говорю, - спасибо, мы на съемку опаздываем┘" На следующий день на съемочной площадке - шухер. Цыганская братия захотела помочь нам в съемочном процессе, явились чуть ли не всем своим цыганским табором. Директор рвет волосы на голове: "Все растащат, все разворуют┘" Операторы прячут свое добро, гримеры пересчитывают баночки с кисточками, костюмеры суетятся. А Гайдай наблюдает, улыбается, он уже знает, как эту ситуацию можно использовать для фильма┘ А цыгане оказались порядочными, почти ничего не стащили. .

Рассказывает писатель и сценарист Аркадий Инин:

- С Леонидом Иовичем мы поработали на двух картинах: "Частный детектив, или Операция "Кооперация"" и "На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди". Он абсолютно отличался от других людей, совершенно не вписывался в кинематографическое тусовочное сообщество. Гайдай был человеком закрытым, да и внешне его можно было принять за кого угодно, но не за кинорежиссера. И даже не за ученого, врача или инженера. Скорее он был похож на российского мастерового - плотника, слесаря, столяра. Седой, худощавый, много курил, мало говорил. У него был блистательный юмор. На экране и в жизни он фонтанировал идеями, но не "хохмил", не рассказывал анекдотов, не был ханжой. Он любил шутки, но никогда не "травил" их. Вот такой особый юмор был у него. Гайдай был слишком нетипичен. Вспоминается такой случай. После премьеры к нам подошла типичная критикесса. Вся в коже, с сигаретой, с глухим голосом, и стала хвалить: "Это талантливо, очень талантливо┘" Она все время это повторяла и много нервно курила. Гайдай курил мало, молчал. И вдруг спросил даму: "Вы действительно считаете, что это талантливо?" Она восторженно ответила: "Да!" Он внимательно посмотрел на нее и сказал: "А я считаю, что это гениально!"

Всегда запоминается то, что непонятно. Например, такое, что никогда сам бы не придумал. Типичная сцена погони на 24 кадра, с трюками, с падением, мастерски снятая. Все от души смеются, один Гайдай ходит, много курит и молчит. Мы говорим: "Все же смеются, все хорошо, не волнуйтесь!" А он вдруг: "В сюжете должна быть кошка!" - "Какая кошка?" - недоумеваем мы. А он настаивает на своем. Ладно. Нашли кошку, сняли несколько сцен с ней, вставили. Один раз - кошка хвост дугой делает, другой раз - грозно шипит┘ И с тех пор каждый раз, когда показывают эти кадры, в зале стоит невообразимый хохот. Это божий дар: ходил, ходил - и вдруг... кошка. Это тот дар, который он унес с собой и который нельзя получить, им можно только владеть.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Наследники Серджио Леоне снимут вестерн

Наследники Серджио Леоне снимут вестерн

НГ-Online

«Кольт» должен стать приквелом к истории Джесси Джеймса

0
381
«Русалочку» может постигнуть судьба «Красавицы и Чудовища»

«Русалочку» может постигнуть судьба «Красавицы и Чудовища»

НГ-Online

Первая экранизация сказки Андерсена имеет особое значение для Disney

0
492
«Алиса в Зазеркалье»: еще страньше и чудесатее

«Алиса в Зазеркалье»: еще страньше и чудесатее

Наталия Григорьева

Второй фильм про Страну чудес получился лучше первого

0
2524
В первый тизер "Красавицы и Чудовища" попали интерьеры замка и глаза Эммы Уотсон [+ВИДЕО]

В первый тизер "Красавицы и Чудовища" попали интерьеры замка и глаза Эммы Уотсон [+ВИДЕО]

НГ-Online

Впервые в 1946 году сказку экранизировал французский драматург и режиссер Жан Кокто

0
593

Другие новости

24smi.org