0
2974
Газета Антракт Печатная версия

22.03.2018 17:32:00

Золотой век русского серебряного дела

О выставке памятников церковного искусства из собрания Александра Дадиани

Тэги: дадиани, искусство, коллекция, антиквариат, икона, религия

On-line версия

дадиани, искусство, коллекция, антиквариат, икона, религия Предприниматель, меценат и коллекционер Александр Валентинович Дадиани. Фото Антона Киселева

Предприниматель и меценат Александр Валентинович Дадиани – заметная фигура в сообществе коллекционеров Москвы. Истинный знаток и любитель искусства, непременный участник российских и международных антикварных салонов, он внимательно наблюдает за тем, что происходит на отечественном и мировом арт-рынке, постоянно пополняя свою коллекцию. 

Произведения из его собрания демонстрировались на выставках «Русский модерн» в частном музее «Дом Иконы и Живописи имени Рябушинского» (декабрь 2012 – май 2013), «Русская икона Серебряного века. Специальная экспозиция 43 Российского антикварного салона» (14–22 октября 2017), «Художественные сокровища России» в «Центре искусств. Москва» (2016–2018). Как меценат Дадиани помогает в восстановлении, реставрации и обустройстве московского храма святителя Алексия, митрополита Московского, на Николоямской улице, полуразрушенного в 1930-е годы. 

Среди коллекционеров новой формации Александр Дадиани одним из первых стал собирать памятники религиозного искусства. Начало формирования его иконной коллекции относится ко второй половине 1980-х годов, когда интерес к церковной тематике в обществе неизмеримо возрос, особенно благодаря широкому празднованию в СССР 1000-летия Крещения Руси, и в стране появился легальный иконный рынок. К 1990-м годам в коллекции насчитывалось несколько десятков памятников. Сегодня это одно из самых представительных в стране частных собраний религиозного искусства по количеству, разнообразию и качеству произведений.

Коллекция церковного искусства Дадиани относится к тому типу, который предполагает формирование собрания в основном из произведений определенной временнόй и тематической направленности. Предпочтение отдается памятникам религиозного искусства последней четверти XIX – начала XX века. Собиратель приобретает высокохудожественные памятники иконописи и декоративно-прикладного искусства, которые отмечены автографами или другими знаками принадлежности (печати, штампы, клейма) к работам известных иконописцев, знаменитых мастеров, предприятий золотого и серебряного дела. В сферу его интересов входят произведения, которые – помимо выдающихся художественных качеств – обладают и мемориальной ценностью, содержат различные надписи, посвящения, отсылающие к определенным событиям или людям, помогают соприкоснуться с живой историей ушедшей эпохи. Происхождение ряда памятников связано с наследием Дома Романовых. Особое место занимает уникальная коллекция подарочных складней. Присутствуют также произведения древней живописи и искусства Нового времени, незаурядные по иконографии и художественным достоинствам. 

Характерная черта иконного собрания Дадиани – непременное документальное подтверждение подлинности, датировки и атрибуции каждого вновь приобретенного предмета. Почти все произведения, находящиеся в собрании, сопровождаются экспертными заключениями, значительная часть которых принадлежит сотрудникам Музея имени Андрея Рублева. Столь строгий подход к отбору памятников обеспечил высокий художественный уровень и большую историко-культурную значимость коллекции.
На выставке представлена только часть иконного собрания Александра Дадиани. В экспозиции можно условно выделить два неравных по количеству предметов раздела. Относительно небольшую группу составляют древние памятники, иконы XVIII века и иконографические редкости. Основная часть выставки, как и всей коллекции, – это произведения иконописи и декоративно-прикладного искусства, созданные в 1870–1910-е годы.

Древнейший в экспозиции памятник – небольшая икона «Богоматерь Умиление», созданная критским мастером во второй половине XV века. Подобные ранние произведения поствизантийской иконописи достаточно редко встречаются в российских музейных и частных собраниях. 

ikona-2-t.jpg
Шедевр иконописи времен
царствования Бориса Годунова –
образ «Святая Троица
(Гостеприимство Авраама)».
Конец XVI – начало XVII века
(до 1605 года).
Изображение предоставлено
пресс-службой Музея им. Рублева

Самым значительным памятником древнерусской живописи на выставке является образ «Святая Троица (Гостеприимство Авраама)» в окладе – шедевр столичной иконописи времени царствования Бориса Годунова. Стиль иконы, особенно колорит, построенный на сочетании тонально сближенных цветов с преобладанием красных, коричневых, охристых и серо-голубых оттенков, находит параллели в памятниках той эпохи, таких как иконы из иконостаса Смоленского собора Новодевичьего монастыря. Оригинальные детали иконографии и выразительность художественного решения выделяют икону из ряда известных вкладных образов «Святой Троицы», созданных по заказу царя и его родственников. Высокий уровень исполнения, монументальные размеры, драгоценные эмалевые венцы (вероятно, работа приглашенных новгородских мастеров) дают основание считать икону царским вкладом в один из монастырей или городских соборов, посвященных Святой Троице . 

Среди провинциальных памятников XVII века особое место занимает икона «Воскресение (Сошествие во ад)» . Ценность ее определяется не только тем, что живопись иконы представляет собой яркий образец иконописи Поволжья последней четверти этого столетия. На холщовой «рубашке», закрывающей оборот иконы, сохранилась любопытная надпись, датированная 1899 годом. Из нее следует, что этим образом Елизавета Григорьевна Пушкина (Текутьева) благословила на брак своего сына Льва Львовича Пушкина (1861–1910), дед которого Александр Юрьевич Пушкин доводился двоюродным братом Надежде Осиповне Ганнибал, матери Александра Сергеевича Пушкина. Очевидно, что икона, связанная с этой ветвью рода Пушкиных, хранилась веками как фамильная святыня и передавалась по наследству . 

Большой интерес представляет подборка икон с уникальными иконографиями и образами редко изображаемых святых. Две из них привлекают внимание необычной композицией и трактовкой образов. Небольшая по размерам икона «Видение апостола Иоанна Богослова» («Жена, облеченная в солнце»), первой трети XIX века, зрительно раскрывает содержание 12-й главы Апокалипсиса, или Откровения Иоанна Богослова . Икона Богоматери «Честнейшая Херувим и славнейшая без сравнения Серафим», 1836 года, до недавнего времени находившаяся в Германии (Sammlung Wolkewitz), иллюстрирует богородичное песнопение, автором которого традиционно считается преподобный Косма Маюмский. Богородица предстает Царицей Небесной в окружении всех ангельских чинов, изображенных в иерархии, соответствующей их описанию в Четьих-Минеях святителя Димитрия Ростовского. Пока не обнаружено близких по композиции икон с аналогичным наименованием – образ из собрания Дадиани выполнен, очевидно, по специальному заказу.

Среди произведений XVIII века обращает на себя внимание икона Богоматери «Всех скорбящих Радость», созданная во второй четверти XVIII века одним из выдающихся мастеров, работавших в русле художественных традиций Оружейной палаты. Икона отличается индивидуальным композиционным решением, не имеющим аналогов среди известных памятников данной иконографии, и высоким уровнем исполнения живописи. Произведение хорошо знакомо посетителям музея имени Андрея Рублева, так как экспонировалось на выставке «Иконопись Оружейной палаты из частных собраний» (27 декабря 2017 – 4 марта 2018).

Образ «Богоматерь Тихвинская» в окладе представляет великолепный ансамбль иконописи и декоративно-прикладного искусства 1780-х годов. Икона, написанная «в меру» древней чудотворной святыни, была создана в мастерских Тихвинского Успенского монастыря. Массивный серебряный оклад изготовлен известным костромским мастером серебряного, чеканного и черневого дела Григорием Ратковым в 1783 году. Немногие сохранившиеся его работы находятся в государственных музеях . Поверхность чеканного позолоченного оклада изобилует черневыми дробницами с изображениями евангелистов, монограмм Богоматери и Христа, ангелов на плечах Девы Марии, праздников Благовещения, Успения и Рождества Христова, образа Богоматери Беседной и Коронования Богоматери. В картуше на нижнем поле располагаются сцены, иллюстрирующие чудеса от Тихвинской иконы. Барочная орнаментация, окружающая черневые изображения, демонстрирует высокое мастерство чеканщика. Работы с чернью очень сложны: чернь и позолота, находящиеся рядом, имеют разную температуру плавления, что требует большой аккуратности, точности и профессиональной интуиции в работе с металлами и черневыми смесями, которые приготавливали без определенного рецепта.

Преобладающий раздел выставки составляют иконы в окладах последней четверти XIX – начала XX века, эпохи бурного расцвета золотого и серебряного дела в России. Насыщенная высокохудожественными произведениями прославленных ювелирных фирм и фабрик, знаменитых артелей и мастерских, многие владельцы которых были удостоены звания «Поставщик Двора Его Императорского Величества» и великокняжеских дворов, эта часть экспозиции не только поражает своим великолепием, но и существенно дополняет наше представление об отечественном декоративно-прикладном искусстве того времени.

Во второй половине XIX века золотое и серебряное дело в России переживает серьезные изменения: совершенствуются старые и появляются новые технологии в работе с металлами, обогащается палитра эмалей, меняются формы орнаментации. Древняя традиция украшения икон окладами получает новый импульс. Мастера обращаются к искусству XVI–XVII веков, формируется так называемый русский стиль, находящийся в русле общеевропейского художественного направления историзма, связанного с возрождением национального искусства. Новые стилистические поиски поддерживает император Александр III, который рекомендует ювелирам брать за образцы церковную утварь XVII века . 

Изделия в русском стиле получили заслуженное признание как на Всероссийских художественно-промышленных выставках, так и на международных: в Вене (1873), Филадельфии (1876), Копенгагене (1888), Париже (1889 и 1900) и т.д. Фирмы Овчинникова, Постникова, Хлебникова и других прославили русское ювелирное искусство, их многократно награждали за изделия «в национальном вкусе». 

Поиски национальной самобытной стилистики, атмосфера практически всеобщего увлечения культурой и традициями Древней Руси, которое разделял император Николай II, способствовали появлению неорусского стиля (или русского модерна), ориентированного на образы Византии и Древней Руси, на былинный эпос. На рубеже XIX–XX веков неорусский стиль становится определяющим в изделиях многих известных фирм.

Большую роль в формировании русского стиля в ювелирном искусстве сыграла основанная в 1853 году фирма Павла Овчинникова (1830–1888). Он владел фабрикой золотых и серебряных изделий в Москве и ее филиалом в Петербурге. Его заслугой считается возрождение эмалевого дела в России во второй половине XIX века, в частности утраченной еще в древности техники перегородчатой эмали, но, разумеется, с применением современных ему технологий (эмаль по скани). Эстетика русского стиля нашла наиболее яркое выражение именно в эмалевых произведениях, которые принесли фабриканту заслуженную славу: в начале 1880-х годов Овчинникову было присвоено звание «Поставщик Двора Его Императорского Величества», дополненное в дальнейшем званиями поставщика королевских дворов Италии и Дании. После смерти его дело продолжили сыновья Михаил, Александр, Павел и Николай.

Произведения фабрики Овчинникова в экспозиции представлены достаточно многочисленной группой, которая позволяет познакомиться с изделиями, созданными на протяжении тридцати лет. В русском стиле выполнен оклад на икону «Господь Вседержитель» 1875 года – редкий образец довольно ранней продукции фабрики, отличающийся благородной сине-голубой эмалевой гаммой. К одному из вариантов того же стиля принадлежит оклад к иконе «Святая Троица, с преподобными Иоанном Рыльским и Евдокией на полях» 1886 года, который выделяется повышенной сложностью работ с металлом и ярким, насыщенным колоритом эмалей. Сдержанный на первый взгляд, но привлекающий внимание разнообразием использованных техник, изяществом композиции, сопоставлением гладких и рельефных поверхностей, оклад на икону «Богоматерь Казанская», созданный до 1908 года, несет явственные черты неорусского стиля.

Подобную стилевую эволюцию можно проследить и в работах знаменитой фабрики золотых, серебряных и ювелирных изделий Ивана Хлебникова (1819–1881) , занимавшей ведущее место среди представителей московской ювелирной школы и хорошо известной в европейских странах. Хлебников имел звание «Поставщик Двора Его Императорского Величества», был поставщиком дворов королей Дании, Нидерландов и Сербии, а также князя Черногории. Его дело продолжили сыновья Михаил, Алексей, Николай и Владимир, создавшие товарищество производства серебряных, золотых и ювелирных изделий «И.П. Хлебников, сыновья и Ко». Они получили официальное право использовать отцовское клеймо с гербом.

До конца XIX века фабрика выпускала изделия во всех «исторических» стилях второй половины XIX столетия – русском, византийском и др. С начала XX века встречаются изделия в стиле модерн, например оклад иконы «Богоматерь Иверская», живописный образ которой создан в известной мастерской Гурьянова. Это не единственный случай, свидетельствующий о сотрудничестве двух придворных поставщиков. Замечательный складень «Мученик Анатолий. Богоматерь Иверская. Господь Вседержитель» был изготовлен в 1894 году на фирме Хлебникова, а живопись на серебряных пластинах – в 1906 году в мастерской Гурьянова, вероятно, исполнена им самим. Несмотря на значительный разрыв во времени, складень представляет блистательный ансамбль работы лучших мастеров рубежа XIX–XX веков. Композиция, выбранная Гурьяновым, искусно вписана в створки складня; яркий колорит изображений, смягченный золотом пробелов и фона, хорошо гармонирует с оттенками голубого, доминирующими в эмалевой палитре. 

Среди работ фирмы Хлебникова привлекает внимание образ Богоматери «Взыскание погибших» в великолепном позолоченном окладе с полихромной эмалью конца XIX века . Икона в окладе помещена в металлический киот. На оборотной стороне киота выгравированы многочисленные надписи, посвященные «незабвенному» Владимиру Васильевичу Пегову (1824–1893) – главе большой купеческой семьи, ярославскому заводчику, почетному потомственному гражданину Москвы. Главный благотворитель при сооружении Спасо-Преображенского собора в Николо-Угрешском монастыре, Пегов был погребен в усыпальнице под алтарем этого храма. В надписях на киоте указана дата кончины – 22 июля 1893 года. 

Фабрика золотых, серебряных и бронзовых изделий придворного поставщика Андрея Постникова (1835–1890), основанная в 1868 году, работала не только с золотом и серебром, но и выполняла заказы на изготовление бронзовых изделий довольно крупных размеров. В частности, здесь были исполнены детали убранства для интерьера храма Христа Спасителя. Изделия в основном создавались в русском стиле. В окладах применяли полихромную эмаль, ажурную скань, шитые жемчугом детали, лежащие на рельефной металлической сетке – прием, распространенный в ювелирной практике во второй половине XIX века. Он использован в окладе к иконе «Богоматерь Казанская» 1887 года. Икона написана в первой четверти XVII века и является одним из ранних списков с чудотворного образа, обретенного в Казани в 1579 году. Оклад, богато украшенный чеканным растительным орнаментом, с просечными накладками на наугольниках и коруне, представляет великолепный образец стилизации под драгоценные уборы икон XVII века .

Непревзойденным мастером стилизации считался Яков Мишуков (1858–1900) – основатель и владелец мастерской серебряных изделий в 1880–1900 годах. Его наследники – вдова с сыновьями – руководили мастерской до 1912 года. Затем ее возглавил сын Федор – известный исследователь, художник, реставратор. Заказчиками Якова Мишукова, как правило, были старообрядцы, которым импонировали его работы в «старинном» стиле. Оклад на икону «Господь Вседержитель» 1888 года «подстаринного письма» – пример высокопрофессиональной стилизации произведений мастеров-серебряников XVII века. Изделие отличается безукоризненным исполнением и большим разнообразием примененных техник: прорезные узоры на венце, филигрань из жгутиков разной толщины, искусно подобранные оттенки эмали, часто созданные самим мастером. Оклад признан работой «высшей квалификации серебряного мастерства» .

На выставке широко представлены иконы в насыщенных цветными эмалями окладах московских фабрик Семена Галкина, Антипа Кузмичева, Василия Саламатина, Антона Чеварзина, мастера Андрея Александрова. Привлекает внимание богато украшенный расписными эмалями и жемчужной ризой оклад к образу «Богоматерь Казанская», изготовленный на фабрике золотых и серебряных изделий Ивана Алексеева.

Большой интерес представляет образ «Святитель Николай Чудотворец» 1908 года, в изготовлении оклада которого принимали участие два известных мастера – владельцы небольших фирм. На упомянутой московской фабрике Алексеева была сделана рамка с ярким эмалевым цветочным орнаментом в стиле модерн. Убор оклада по неизвестной причине не был завершен. Остальные работы организовал или выполнил лично мастер Егор Черятов. В результате получился неповторимый стильный ансамбль совместной работы двух выдающихся ювелиров и профессионального, но неизвестного иконописца.

Икона «Святая Троица (Гостеприимство Авраама)» представляет замечательный ансамбль живописи Иосифа Чирикова и ювелирного искусства Николая Немирова-Колодкина конца XIX века. Состоятельный владелец фабрики по производству драгоценных ювелирных изделий, купец первой гильдии Немиров-Колодкин торговал уникальными золотыми, серебряными и бриллиантовыми предметами, иконами и окладами. Среди его клиентов были представители высшей элиты общества. Он имел звание поставщика двора великой княгини Елизаветы Федоровны. Оклад, выполненный в сложной ювелирной технике, с двумя оттенками золочения по чеканному просечному орнаменту, напоминает изысканное украшение и служит гармоничным обрамлением тонкой миниатюрной живописи Чирикова.

Необыкновенная яркость цветных и расписных эмалей, сложность работы отличают оклад к иконе «Господь Вседержитель», изготовленный в 1894 году на фабрике серебряных изделий Василия Семенова. Мастер использовал редкие технические приемы: эмаль по рельефу, сканые нити для рисунка складок одежд, роспись золотом по эмали. Яркий и вместе с тем изысканный колорит, украшенные цветочным орнаментом из расписных эмалей поля, цата и коруна на венце находят аналогию только в одном произведении той же фирмы – в окладе иконы «Богоматерь Казанская», хранившейся в Эрмитаже и утраченной до проверки Министерства культуры РФ в 2006 году. Очевидно, иконы представляли венчальную пару и были предназначены или для императорской четы, или для кого-то из ближайшего окружения.

В конце XIX – начале XX века целый ряд мастеров и мастерских начали производить церковную утварь преимущественно в неорусском стиле. Среди них следует отметить мастерскую Сергея Жарова, известную высококачественными окладами, исполненными как с применением расписных эмалей, так и без них, когда все декоративные элементы исполнялись только из серебра. Оклады икон «Святитель Николай Чудотворец» и «Богоматерь Казанская» демонстрируют высокое качество чеканки и блестящее владение мастера различными техниками в работе с металлами (гравировка, матирование, патинирование, золочение несколькими оттенками золота).

Серебряные оклады в стилистике модерна, выполненные в мастерской Дмитрия Смирнова – поставщика императорского двора, были хорошо известны в Москве и Петербурге. В основном их изготавливали из серебра, а в декоре очень умеренно применяли драгоценные и полудрагоценные камни, игравшие роль точечных цветовых акцентов. Кажется, что мастера, работавшие под руководством Смирнова, выявили и использовали все технические, декоративные и пластические возможности серебра. Они применяли разнообразные способы чеканки, выпиловку, просечку, матирование, золото разных оттенков, скань, патинирование и многие другие технические приемы.

В мастерской производили и серийные оклады, и оригинальные заказные. Для первых использовали эскизы лучших художников. Оклады икон «Архангел Михаил», «Святитель Николай Чудотворец», «Господь Вседержитель», «Богоматерь Владимирская», изготовленные не ранее 1908 года, стилистически близки к выполненным по рисункам Сергея Вашкова. Однако среди опубликованных им эскизов именно такие не встречаются. Декоративное оформление заказных окладов тщательно продумывалось в соответствии с изображениями, и оклад становился неотъемлемой частью живописного образа. Например, в иконе «Спас Нерукотворный» композиция и цвет живописи нашли естественное продолжение в композиции и цвете металла. Икона была заказана в 1911 году торговым домом Яни Янулы Панайот – наследницы кондитерской фабрики и модного в Москве семейного заведения (кофейни), для подарка некоему господину Чудакову.

Живописные иконы под оклады заказывали или приобретали в различных иконописных мастерских. На обороте иконы «Преподобный Сергий Радонежский» рубежа XIX–XX веков стоит штамп иконописца Василия Гурьянова, на обороте образа «Господь Вседержитель» начала XX века – штамп Николая Баканова. К редким заказным произведениям относится выполненная под оклад икона «Архангел Михаил и святитель Никифор Цареградский» 1909 года с автографом Гурьянова. На окладе в арочных проемах, напоминающих византийские архитектурные формы, свободно располагаются фигуры святых. В декоре этого оклада мастерами предприятия Смирнова трехцветная эмаль использована в виде исключения.

В изделиях фабрики известного московского ювелира Ивана Тараброва в качестве основного декоративного решения широко применялась расписная и полихромная эмаль множества оттенков. Для окладов иконы Богоматери «Нечаянная Радость» и образа «Пророк Даниил во рву львином», созданных между 1908 и 1917 годами, выбраны необычные композиционные решения с введением архитектурных элементов, в частности арок, колонок и др. 

Расписная эмаль в работах одной из самых знаменитых ювелирных фирм – фабрики серебряных изделий Ореста Курлюкова – отличается композиционной сложностью и насыщенностью колорита. Курлюков привлекал к работе самых искусных мастеров, в том числе известного эмальера Федора Рюккерта, который много работал на прославленную фирму Фаберже. На окладе иконы «Святитель Николай Чудотворец и преподобная Мария Египетская, со святителем Афанасием Александрийским и великомученицей Екатериной на полях» рубежа XIX–XX веков поля, нимбы и одежды до предела наполнены ярким красочным цветочно-растительным орнаментом. Орнамент полей образует вокруг фигур подобие райского сада. Оклад иконы «Архангел Михаил» 1908–1916 годов, на которой верховный начальник небесного воинства изображен прекрасным юношей, отличается благородной сдержанностью и ясностью художественного решения. Одежды архангела, выполненные с использованием тончайшей скани, полихромной эмали, ткани и мелкого жемчуга, отличаются особой изысканностью.

На выставке показаны произведения, выполненные торгово-промышленным товариществом «П.И.Оловянишникова сыновья» по рисункам замечательного художника, дизайнера и архитектора Сергея Вашкова (1879–1914), последователя Васнецова. Его деятельность способствовала коренному обновлению художественного оформления церковной утвари. Мастер создал самобытный художественный стиль, в котором сочетались древнерусские и древнехристианские мотивы. Работы и рисунки Вашкова наиболее ярко воплотили стиль модерн в русском религиозном искусстве . По его эскизам много работал Кузьма Конов – один из лучших ювелиров начала XX века, партнер и ведущий мастер фирмы «П.И. Оловянишникова сыновья», апологет стиля модерн в декоративно-прикладном искусстве. На выставке показано несколько окладов его работы по эскизам Вашкова. Один из них украшает икону «Святители Кирилл и Лаврентий Туровские, мученик Гавриил Белостоцкий» 1910 года. Образы редко изображаемых святых написаны в мастерской Гурьянова. Массивный оклад на полях подчеркивает изящество миниатюрного письма. Другой, с легким сканым орнаментом на фоне, обрамляет образ святителя Николая 1911 года в киоте. Форма киота и орнамент басмы, покрывающей его лицевую и боковые стороны, почти полностью повторяют образцы XVII века. В верхней части киота помещена живописная композиция «Ангелы с образом Спаса Нерукотворного». В декоре киота использованы латунные рельефные накладки с изображениями символических животных: петуха (символ Воскресения Христа), павлина (символ вечной жизни), голубя (символ Святого Духа) и мифического существа со змеиным хвостом – василиска, обладающего богатой символикой. Эти изображения находят аналогии в рельефах на фасаде доходного дома московской церкви Святой Троицы на Грязех, так называемого Дома со зверями (Чистопрудный бульвар, 14). Киот и рельефы выполнены по рисункам Вашкова.

Эти же рисунки вдохновили другого замечательного мастера, Егора Черятова, на изготовление неповторимого орнаментального декора на окладе к иконе преподобного Сергия Радонежского, написанной в мастерской Ивана Ерзунова. Кроме миниатюрных живописных вставок на верхнем поле с образами Христа Эммануила с архангелами Михаилом и Гавриилом и Богоматери Умиление, в декоративные элементы боковых полей включены чеканные изображения горлиц, павлина, древа жизни и других раннехристианских символов.

На выставке экспонируются великолепные образцы церковной живописи – подписные произведения работавших в Москве иконописцев Мстеры и Палеха Иосифа Чирикова, Василия Гурьянова, Александра Глазунова. Выставленные произведения позволяют увидеть индивидуальные манеры и характерные приемы этих художников, оценить их художественный вкус и мастерство. 

В иконописном деле конца XIX – начала XX столетия огромную роль играли художники из Мстеры, многие из которых имели мастерские в Москве. С именами Иосифа Чирикова и Михаила Дикарева связано формирование стилистического направления, получившего широкое распространение в искусстве московских и мстерских иконописцев, высоко оцененного современниками. На выставке показано несколько икон с автографами Чирикова и его сыновей Григория и Михаила, руководивших мастерской после смерти отца в 1903 году. В основном это иконы небольших размеров, предназначавшиеся для домашнего моления, с изображениями святых, тезоименитых членам семей заказчиков. В исполнении икон хорошо видны характерные черты нового направления: следование канонической иконографии, ориентация на живописные приемы строгановского письма, детальная проработка всей поверхности иконы, прием «отборки» в личном письме, яркий насыщенный колорит, обильное использование золота и серебра. Часто на полях встречается изящный чеканно-гравированный орнамент, расписанный «на эмалевое дело». 

Василий Гурьянов – один из известнейших иконописцев этого времени, поставщик императорского двора, придворный художник. Произведения самого мастера и иконы, вышедшие из его мастерской, отличались бóльшим стилевым и техническим разнообразием, чем работы других московско-мстерских мастерских. Иконы писали не только на досках, но и на металле, на заказ под оклады, создавая великолепные ансамбли иконописного и ювелирного искусства. В иконографии и технических приемах художники мастерской также следовали иконописной старине, пластика тела передавалась мелкой и тонкой штриховкой – отборкой, в письме одеяний использовалось доведенное до артистизма «золотопробельное» письмо. При этом в работах гурьяновской мастерской в большей степени проявлялось влияние неорусского стиля, как, например, в непревзойденном по мастерству исполнения образе Господа Вседержителя в изводе «Спас Москворецкий». Икона датирована 1911 годом, и на ней имеется автограф Гурьянова. Известно, что после 1905 года он практически не писал иконы, и его подпись имела значение своеобразного знака качества изделий мастерской.
В период подготовки к празднованию 300-летия Дома Романовых по царскому заказу в мастерской Гурьянова при его непосредственном участии и руководстве разработали несколько новых иконографий с изображениями святых, соименных членам царской семьи. По новым образцам были написаны небольшие серии икон, из которых сохранились единичные экземпляры. На выставке представлен образ «Святитель Николай Чудотворец, преподобный Михаил Малеин, мученица царица Александра и святитель Алексий Московский, в молении иконе Богоматери Феодоровской», выполненный в 1913 году по иконографии Гурьянова и с его автографом.
В это же время был изготовлен резной деревянный складень с образами Богоматери Феодоровской, святителя Николая и преподобного Михаила Малеина, исполненный в Москве лучшими резчиками и мстерскими иконописцами. На полях обеих боковых створок складня написаны даты: на створке с образом Михаила Малеина − «21 февраля 1613 г.» – день избрания Михаила Романова на царство, на створке с образом Николая Чудотворца – «21 февраля 1913 г.» – дата начала юбилейных празднеств. Судя по великолепному исполнению резьбы и живописи, складень предназначался для поднесения императору Николаю II в связи с 300-летним юбилеем династии Романовых.

Особую гордость коллекции Дадиани и украшение выставки составляют подносные и подарочные складни, весьма популярные среди обеспеченных слоев населения. Представленные в экспозиции складни были выполнены прославленными ювелирными фирмами Овчинниковых, Хлебникова, Тараброва и являются высокохудожественными памятниками декоративного и иконописного искусства. При этом они имеют большое историко-культурное и мемориальное значение благодаря выгравированным дарственным или посвятительным надписям. Часто в них упоминаются люди, игравшие заметную роль в общественной или политической жизни страны. 

Трехстворчатый складень «Богоматерь Одигитрия. Мученица Серафима. Великомученица Екатерина» 1890 года был предназначен Екатерине Барановской (в девичестве Сабашниковой) – старшей сестре известных книгоиздателей братьев Сабашниковых. Братья рано осиротели, и Екатерина взяла на себя роль воспитательницы и опекунши, при организации издательства оказывала им всяческую помощь. Вероятно, складень был подарен братьями Барановской в честь первых издательских выпусков, осуществленных в 1891–1892 годах под ее именем. На складне изображены святые, соименные Екатерине и ее матери Серафиме.

Надпись на складне «Святая Троица (Гостеприимство Авраама). Равноапостольная Нина Грузинская. Святитель Флавиан Цареградский» сообщает, что он был преподнесен православными жительницами Варшавы «в молитвенное воспоминание» экзарху Грузии, архиепископу Картлинскому и Кахетинскому Флавиану (Городецкому) по случаю его перевода из Варшавы в Грузию в 1898 году.

Уже упоминавшийся складень «Мученик Анатолий. Богоматерь Иверская. Господь Вседержитель» связан с событием, всколыхнувшим всю Москву. 30 октября 1906 года было совершено покушение на московского градоначальника генерал-майора Анатолия Анатольевича Рейнбота (1868–1918). В память о его чудесном спасении столичная сыскная полиция и Охранное отделение преподнесли ему этот складень.

Большую историко-культурную ценность имеет трехстворчатый складень «Равноапостольная княгиня Ольга. Богоматерь Знамение (Царскосельская?). Великомученица Екатерина», выполненный в 1895 году на московской фабрике золотых, серебряных и бронзовых изделий Федора Овчинникова по заказу петербургского фабриканта серебряных изделий Любавина. Складень был изготовлен на средства жителей Царского Села и преподнесен императорской чете по случаю рождения 3 марта 1895 года первенца царя Николая II – великой княжны Ольги Николаевны, о чем свидетельствует гравированная надпись на обороте. Интересна история складня. До революции он хранился в царскосельском Александровском дворце. В конце 1920-х годов у советского правительства его купил американский промышленник Арманд Хаммер, и складень демонстрировался на выставках из его коллекции. В 2008 году был выставлен на продажу на аукционе Sotheby’s в Нью-Йорке.

Завершает экспозицию образ «Богоматерь Державная» в строгом окладе – одной из поздних работ фирмы Алексеева. Икона представляет миниатюрный список с монументальной иконы конца XVIII века, чудесным образом обретенной в день отречения от престола императора Николая II. Последовавшие затем известные события изменили ход истории и прервали естественное развитие религиозной ветви русского национального искусства. 

Произведения из собрания Александра Дадиани, представленные на выставке, их красота, выдающиеся художественные качества и мастерство исполнения достаточно полно и точно отражают картину высочайшего подъема русского религиозного изобразительного, декоративно-прикладного, ювелирного искусства в последней четверти XIX – начале XX века.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В «Двенадцать» и в «Четверть девятого»

В «Двенадцать» и в «Четверть девятого»

Андрей Мирошкин

Андрей Щербак-Жуков

Юрий Анненков – едкий иллюстратор, неразгаданный прозаик

0
1536
Получение лучей

Получение лучей

Михаил Юдсон

Романы Якова Шехтера, посланные на вселенскую деревню

0
789
Социализм социализмом, а живопись живописью

Социализм социализмом, а живопись живописью

Виктор Леонидов

Идея музея русского искусства в изгнании абсолютно назрела

0
450
Глюком по Генделю

Глюком по Генделю

Максим Артемьев

Классики второго ряда, выглядывающие из-за фигур Баха, Моцарта и Бетховена

0
284

Другие новости

Загрузка...
24smi.org