0
2721
Газета НГ-Сценарии Печатная версия

27.12.2011

Не спешите нас хоронить!

Александр Оськин

Об авторе: Александр Владимирович Оськин - председатель правления Ассоциации распространителей печатной продукции (АРПП).

Тэги: газета, журнал, модернизация


газета, журнал, модернизация Какими бы ни были коммуникации, а без топора какая связь!
Фото PhotoXPress.ru

Журналистика: время универсальных солдат

Разговоры о гибели газет и журналов не иссякают. Ведущие полемику на эту тему эксперты и пророки и правы в своих прогнозах, и не правы. Лично мое мнение требует перефразировать Марка Твена: прогнозы о неминуемой смерти газет сильно преувеличены.

Разумеется, наступление электронных СМИ, распространение Интернета, создание новых носителей информации – все это рисует в головах журналистов, связанных с традиционной прессой, апокалипсические картины обозримого будущего. Например, главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин уверен, что нормальной ситуацией скоро будет та, при которой в каждом городе останется лишь по одной газете.

Другая позиция – выживаемость того или иного печатного СМИ определит рынок: будет конкретный читатель – не умрет и конкретная газета.

Третья точка зрения, которой придерживаюсь и я, – останутся те газеты и журналы, которые будут соответствовать изменениям, происходящим в медийном пространстве. Именно поэтому сегодня все больше говорят о развитии конвергентной журналистики, представленной универсалами. Эти специалисты будут способны и текст написать, и видеоролик снять, и продиктовать в прямом радиоэфире комментарий.

В России уже существуют примеры использования сотрудниками газет методов и технологий, характерных для других видов СМИ: радио, телевидения, интернет-пространства. Такая деятельность, направленная на донесение контента через максимально возможное количество платформ, естественно, расширяет аудиторию привычной бумажной прессы. В отраслевом медиасообществе даже утвердился специальный термин для ее описания – «Концепция 360 градусов». При таком подходе издатель начинает продавать уже не газету, а контент, адаптированный под различные носители, отвечающий предпочтениям тех или иных аудиторий.

В соответствии с этой концепций на сегодняшний день универсальными СМИ я бы назвал агентство РБК, а также газеты «Коммерсантъ» и «Комсомольская правда». Они имеют в своем арсенале не только интернет-версии, но и одноименные радио- и телеканалы. Возможно, завтра у них появятся и другие способы передачи контента, но уже сейчас ясно: эти медиахолдинги готовы дать ответ вызовам времени.

На таком фоне будущее простых газет неутешительно. Конечно, пока говорить о том, что они умирают, рано. Однако уже совершенно ясно, что газеты стремительно теряют позиции поставщика горячих новостей. Единственный видимый способ выживания для традиционного новостного СМИ – освоение новых медиаплатформ, поиск собственных способов и форм интерпретирования событий. Только в этом случае обещанные нам «похороны газет» могут отодвинуться на неопределенное время.

Хуже всего придется только тем, кто не впишется в контекст времени, причем не только по линии технологических инноваций.


Консерваторы почитывают...
Фото Алексея Калужских (НГ-фото)

При слове «Культура» никто не хватается за бюджет

В связи с этим не могу не вспомнить легендарную в своем роде газету «Культура». Сегодня она погибает, и причин тому несколько. Главная из них, конечно же, экономическая. Некогда популярное издание для интеллигенции оказалось никому ненужным в современной России, даже государству.

За этой ненужностью кроятся проблемы современного читателя: падение тиража газеты означает общий упадок образования и культуры населения в стране. На судьбе «Культуры» сказывается и невнимание властей: подобные издания априори не могут быть прибыльными, но зато могут стать бесценными очагами просветительства. Однако такая почетная миссия сегодня требует не только денег, но и соответствия СМИ быстро меняющемуся миру. А высказывания о том, что культура сейчас никому не нужна, просто деструктивны. Читатели должны почувствовать, что любимая газета не превращается в музейную древность, а пытается развиваться в контексте общих медийных трендов.

Кто возьмется помогать подобным изданиям выйти на современный уровень – государство или просвещенный бизнес, – будет зависеть от избранной концепции выживания СМИ, которую оно сможет эффективно осваивать, не теряя своей уникальности.

Сейчас газетам или журналам при наличии финансовой поддержки войти в мир современных технологий, открыть второе дыхание совсем нетрудно. Знаю примеры региональных изданий, которые уже сегодня дают фору многим столичным коллегам по темпам освоения новых медиаканалов и платформ.

Да и так ли велика эта пропасть между «старыми» и «новыми» СМИ? Если бы «новые» проявляли к «старым» чувство величайшего превосходства, то, переступая порог какого-нибудь московского кафе, мы бы не находили в нем, например, стопку бесплатной газеты «F5» – своего рода путеводителя по интернет-ресурсам. Факт появления такого издания, как «F5», далеко не единственный, и говорит он о том, что конфликт между миром прессы и киберпространством больше надуман. Именно поэтому многие традиционные СМИ с завидной регулярностью рассказывают о событиях и проектах, происходящих и возникающих в Сети. А уж как сайты любят использовать в своей работе материалы газет и журналов, мы с вами хорошо знаем... Да и как иначе, если сегодня в России зарегистрировано 70 тыс. газет и журналов?

А вот это уже катастрофа.


Прогрессисты пописывают.
Фото РИА Новости

Куда нам столько?

Возьмем Германию. Там всего 6 тыс. печатных изданий. У нас же из 70 тыс. зарегистрированных газет и журналов 45 тыс. – так называемый издательский мусор, который, по моему глубокому убеждению, рынку вообще не нужен. От него нужно срочно отказаться.

Такая ситуация на российском печатном рынке возникла потому, что государство осуществляет политику в области поддержки СМИ без учета рыночных реалий, без понимания современных потребностей аудитории. Добавьте к этому множество корпоративных изданий, выпуск которых уже превратился в некий исторический ритуал... А вот еще один умилительный, но далеко не уникальный для нашего рынка пример. Как-то я спросил у знакомого бизнесмена, зачем он, человек совершенно далекий от медийных проектов, вдруг купил журнал. Ответ был трогательным: «У жены был очередной день рождения, и я решил, пусть она отметит его, став главным редактором красивого издания».

Как мне видится, печатные СМИ должны быть либо прибыльными, либо дотируемыми, если газета или журнал представляет собой, так сказать, действующую культурную и общественную ценность.

Если же смотреть на проблему выживания традиционных печатных СМИ в целом, то нетрудно заметить, что в современной истории финансовая модель прессы всегда имела две составляющие. Доходы здесь образуются из средств, получаемых от рекламы, и тех денег, которые приносят продажи тиражей через подписку и в розницу. Но если этот дуализм вдруг нарушается, а доходы хотя бы из одного источника сокращаются, проект начинает дышать на ладан.

Сразу скажу: если подходить к проблеме выживания газет с рыночных позиций, то сегодня цена на них в России непозволительно низка, во много раз ниже европейского уровня.

Еще одна суперпроблема, влияющая на будущее издательского рынка, – распространение. Во многом это связано с тем, что ряд чиновников-прогрессистов решили поставить крест на газетах гораздо раньше читателей. Оказалось, что активное участие местных властей в модернизации лучше всего заметно, когда чиновник что-то быстро и зримо сносит с лица земли – именно так по всей стране в последний год стали ликвидировать киоски прессы.

В народе же понимают истинную причину борьбы с печатным словом. Нет, это не форма цензуры. Просто газетные киоски оказались не такими взяткоемкими, как, скажем, пивные. Вот и возникают на их пути бесконечные административные барьеры... Например, в городе Новокузнецке Кемеровской области киоск прессы должен получать разрешение на работу каждые три месяца! На фоне такой «модернизации» не могу не отметить, что в Москве газетные киоски чувствуют себя вполне нормально.

Но киоски не только не вечны, но и устаревают как форма, как идея, а значит, тоже требуют модернизации без всяких кавычек.


Источник: TNS Media Intelligens

Лично я вижу киоск прессы неким маленьким культурно-информационным центром. В виде компактного павильона, оснащенного доступом в Интернет и иными средствами связи. В нем можно купить напиток или шоколадку, приобрести билеты в кино или театр, оплатить коммунальные услуги, сделать денежный перевод, получить ту или иную информацию о районе, городе и т.д. Вполне возможно, что такой мини-центр сможет даже налаживать коммуникативные связи между местной общественностью.

В развитии таких небольших, но социально важных объектов хорошо продвинулась Польша. У нас же эта идея наверняка наткнется на сопротивление. Против будут, например, владельцы супермаркетов, которые боятся оттока покупателей, заходящих к ним «по мелочам».

Теперь о подписке. Наше время в отличие от советского, когда подписка во многом осуществлялась на деньги партии, отличает прежде всего высокая себестоимость доставки отдельной газеты или журнала конкретному потребителю. Дороговизна привела к тому, что сейчас доля подписки составляет примерно треть в системе распространения всех тиражей. И ее часть неуклонно снижается от полугодия к полугодию, даже несмотря на поддержку со стороны государства, которое тратит на эту социальную функцию свыше 3 млрд. руб. в год!

3 млрд. руб., казалось бы, внушительная сумма. Но в расчете на одного подписчика это всего 0,5 евро... В то время как, например, в Германии и ряде других европейских стран эта цифра составляет примерно по 70–90 евро на человека.

В той же Германии выходит 30 журналов, на которые каждый школьник может оформить бесплатную подписку. Во Франции президент Саркози самолично объявил об открытии бесплатной подписки для молодежи на одну из ежедневных газет по выбору читателя. В Голландии бесплатная подписка на деловые издания предлагается студентам вузов.

В этих странах власти с тревогой воспринимают потерю интереса молодежи к чтению, образованию, развитию кругозора, а потому делают все возможное, чтобы этот интерес не угас совсем.

Открыл газету, а в ней QR-код!

А вот новшество, о котором нельзя не рассказать.

Сегодня в наиболее продвинутых изданиях разных стран используется такая инновация, как QR-код (Quick Response, что в переводе означает «быстрый отклик»). Основное достоинство такого кода, размещенного в газете, журнале или пресс-релизе, – мгновенное распознавание информации любым сканирующим оборудованием, включая современный мобильный телефон. Вы прикладываете к газете мобильник, и тут же на его экране возникает видеосюжет, или лента эксклюзивных новостей, или иллюстрированный очерк о путешествии в Африку, иными словами – любой контент, представляющий ценность для того или иного пользователя.

QR-код и другие подобные ключи к информационному пространству вводят в нашу жизнь такое понятие как «расширенная реальность». Допустим, вы журналист и написали о проблемах деревообрабатывающей промышленности. Для общественно-политической газеты, возможно, этот материал не станет гвоздем номера, а поэтому информация на ее полосах будет представлена не в самом широком объеме. Однако всякий интересующийся данной темой читатель, имея, например, iPhone, может с помощью QR-кода в полной мере изучить поднятую газетой проблему. А женщина, листающая глянцевый журнал, с помощью таких же манипуляций быстро увидит демонстрацию последней коллекции модной одежды и, может быть, даже купит все, что придется ей по душе и по карману.


Источник:TNS Media Intelligens

Согласно исследованиям наших американских коллег, сидящий дома человек может в сутки потреблять количество информации, равное 28 часам. Что означает такой временной парадокс? А то, что человек одновременно окружен несколькими активно работающими источниками информации. Это, скажем, Интернет, телевизор, телефон, раскрытый журнал, газета, содержащая QR-код, да еще теща, громко рассказывающая о том, что она увидела на экологическом митинге.

Конечно, при таком количестве информационных источников ситуация складывается почти шизофреническая. Но, согласитесь, здесь описана повседневность многих из нас.

Я уверен в том, что газета – не как бумажный лист, а как информационный продукт, взявший на вооружение концепцию «360 градусов», будет существовать и в будущем. Что поделать, если человек всегда был и будет «информационным животным», готовым потреблять сведения об окружающем мире, используя любые источники и носители.

Достаточно вспомнить, что в глубокой древности носителями контента были глиняные дощечки, папирусы, щелк, береста... Поэтому я бы делал акцент не на исчезновении бумажной газеты, а на том, что, пройдя увлекательнейший период модернизации, она, как мобильный источник информации, останется. Даже если будет называться гаджетом!


Источник: Фонд общественного мнения (ФОМ)

Теория народно-сетевых медиа

Впрочем, даже в нынешнем их виде авторитетные российские печатные издания и информационные агентства будут еще долго оставаться в поле внимания общества. Причин тому много. Первая из них очевидна – никакие попытки мобилизовать блогосферу на альтернативную, гражданскую журналистику пока успеха не принесли. И не только в России, но и в самых развитых с точки зрения новых технологий странах. В известном определении журналистики как «второй древнейшей профессии» я всегда считал главным последнее слово.

Журналистика – это профессия. Редакция – это, если хотите, предприятие, особый институт, корпорация. Работа здесь состоит не только из творческих порывов людей, обладающих определенными способностями, знаниями, навыками. Эта деятельность протекает в условиях гражданской, юридической, моральной и иной ответственности журналистов. Эта ответственность перед обществом, редакцией, профессиональными союзами. При этом надо понимать, что выпуск качественного информационного продукта – почти всегда труд команды. Даже если под репортажем, очерком, интервью стоит одна или две подписи.

Смешно представить, что знаменитое уотергейтское дело расследовали бы не Вудворт и Бернстайн при мощнейшей поддержке редакции Washington Post, а, скажем, два вольных блогера... Кстати, одного российского блогера, кажется, уже посылали к месту катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС. Что из этого вышло? Мягко говоря, конфуз. А вообще-то – скандал...

И еще о российской реальности. Многие удивятся, но, согласно исследователям, 60% наших граждан никогда не имели дела с Интернетом. А различными современными гаджетами сегодня в России владеют вообще менее 1% населения. С другой стороны, мы слышим и читаем, что количество пользователей Сети в России составляет около 50 млн. человек. Что ж, это тоже убедительная цифра. Особенно на фоне того, что 20% населенных пунктов России, нуждающихся в голубом топливе, еще не газифицированы. И это при том, что мы давно – «великая газовая держава».

Конечно, методики и замеры могут различаться, но, чтобы поверить в ту или иную цифру, достаточно представить пространство страны со всеми экономическими, технологическими, инфраструктурными, социальными, природными, ментальными и иными особенности жизни в разных регионах. Поэтому я считаю, что 60% «не посвященных в Интернет» пока еще нуждаются в иных, скорее всего традиционных формах донесения информации.

Интернет-революция и немецкая аккуратность

Но при этом нельзя расслабляться: прогресс не обманешь, изменения неизбежны. А потому важен эволюционный путь перехода к новым временам. На этот счет лично мне очень интересен опыт немецкого журнала Spiegel, тираж которого, как известно, составляет около 4 млн. экземпляров и на сайт которого ежедневно заходят около 3 млн. пользователей.

Так вот у немецких коллег нет споров о том, за каким носителем информации будущее. У них просто есть две редакции: одна – для бумажного производства, другая – для сетевого. Каждая из них работает с учетом своей специфики и способов подачи материала. Специфика, в свою очередь, порождает специализацию.

Причем руководство Spiegel не настаивает на универсальных, конвергентных журналистах, о которых, например, мечтает тот же Владимир Сунгоркин. Мне тоже больше нравится, что каждая из редакций в Spiegel имеет своих высокопрофессиональных сотрудников. Именно специализация, в свою очередь, рождает мастеров журналистики самых разных жанров.

Меня могут спросить, какой из вариантов Spiegel более доходен. Точно сказать не могу. Но знаю другое: некоторые популярные зарубежные интернет-издания в последнее время стали создавать печатные версии и выходить на бумаге.

Почему? Да потому, что доходность от рекламы в Сети сильно уступает бумажным изданиям и в среднем не превышает 3–5%. Речь идет именно о сетевых изданиях, не о социальных сетях. Социальные сети и их не журналистские, а рекламные возможности – это уже совсем другая история.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Старый «Шершень» борозды не портит

Старый «Шершень» борозды не портит

Владимир Щербаков

Почему Пентагон, получив истребители 5-го поколения, продолжает закупки самолетов семейства F/A-18

0
1212
Убивать смерть

Убивать смерть

Алиса Ганиева

Завтра исполняется 115 лет Пулитцеровской премии

0
1027
Запад думает,  как наказать Лукашенко

Запад думает, как наказать Лукашенко

Антон Ходасевич

В Минске не прекращаются репрессии против журналистов

0
6056
В Бишкеке судят бывшего  премьера

В Бишкеке судят бывшего премьера

Виктория Панфилова

Киргизская власть избавляется от конкурентов

0
1849

Другие новости

Загрузка...
24smi.org