0
2009
Газета Наука Печатная версия

22.02.2012

Столетняя тайна книжного клада

Тэги: библиотека, книги, тайник


Здесь надо снимать фильмы, жанровую принадлежность которых определяют как «саспенс» (чуство страха, сопряженное с тягучим ожиданием чего либо непридвиденного). Это – первая мысль, которая приходит в голову, когда попадаешь в книжное хранилище Центральной политехнической библиотеки (подъезд № 10 Политехнического музея в Москве, на Новой площади). Стеллажи продолжаются и вниз, и вверх: из подвала, на первый этаж и выше – на антресоли. «Вы правы, – подтверждает Светлана Викторовна Кухтевич, заместитель директора библиотеки. – У нас снимали несколько фильмов ужасов, триллеров».

Похожее на старинную резную шкатулку здание Политехнического музея сегодня готовят к фундаментальной реконструкции. Начали с библиотеки. Книги упаковывают в коробки, готовят к временному хранению. «Чтобы коробки не прогибались, мы заполняем все пустоты скомканной бумагой, – поясняет директор ЦПБ Ирина Валерьевна Полянская. – Представляете, все библиотекари, а многие из них – дамы в возрасте, вносят посильный вклад – параллельно со своей основной работой мнут нам бумажные листы, чтобы мы не тратили время!».

Эмоциональность Ирины Валерьевны понятна: фонд библиотеки – 3,5 млн. книг; 500 тыс. уже упакованы┘ Вот и стоят по углам мешки, заполненные мятой бумагой – технология! Кстати, в 2014 году библиотека будет отмечать 150 лет со дня своего основания.

Но вообще-то меня больше всего интересовал Фонд редких и ценных изданий. Сейчас он составляет 4 тыс. книг и 9 тыс. журналов. В процессе упаковки идет его доукомплектовывание. По оценкам сотрудников ЦПБ, он вырастет до 20 тыс. Не зря Светлана Кухтевич замечает: «Здесь такие сокровища раскапываем, что дух захватывает! Это же – археология!» Самое интересное, что сравнение с археологией – никакая не метафора┘

«Здание наше старое, полно всяких ниш; туда замуровывались книги, подлежащие списанию, уничтожению, особенно после революции, – рассказывает Ирина Полянская. – Библиотекари, наши предшественники, закладывали в нишу эти книги, забивали фанерой, ставили стеллаж, и все – никаких следов. А вот сейчас мы находим там абсолютно уникальные издания. Сейчас мы разбираем эти залежи. Это – безумно тяжелый, кропотливый труд».

Как только освобождается стеллаж, его разбирают, чтобы освободить место для коробок. И вот, разобрав один из таких стеллажей, за ним обнаружили подборку иностранных журналов. «Мы уже и не знаем, радоваться этому или печалиться, – иронизирует Ирина Полянская, – потому что мы представляем, какой объем работы предстоит нам провести. Но, с другой стороны, для нас сейчас – уникальная возможность восполнить фонд. Такой не будет больше никогда».

Зато какие находки ожидают. Например, такая: альбом с изумительно подробными иллюстрациями пауков – «Arachnider»; ручная работа: 563 таблицы без пропусков, из коллекции Мамонтова.

«Русская книга считается книжным памятником, если издана до 1830 года, а иностранная книга в наших библиотеках – до 1800 года, – поясняет Вилена Анатольевна Шугинина, заведующая отделом редких и ценных изданий. – Это так называемые книги ручного пресса. А уже с 1801 года в иностранной книге пошла многотиражность, машины». Вилена Анатольевна уже разобрала и сделала библиографическое описание книг XVIII века. А кроме того, она – автор-составитель «Каталога старопечатных изданий из собрания Политехнической библиотеки», который сейчас готовится к печати. Уникальное будет издание, судя по всему.

В «Каталоге┘» будет представлена литература XVIII и XIX веков до 1830 года на русском языке. Западноевропейская – XVI–XVII веков. Более 400 названий. Описана каждая книга будет тем шрифтом, который есть на титульном листе – чтобы можно было отследить развитие типографского дела, историю шрифтов┘ «Даже XVI век?!» – не удержался я. «Да. Правда, совсем немного. Но вот, например, Эразм Роттердамский у нас есть, – подтверждает Ирина Полянская. – Кажется: какой-то рутинный труд, сидишь, перебираешь┘ Но это очень увлекательно. Человечество пока еще не придумало лучшего носителя информации, чем бумага».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Книги, упомянутые в номере

Книги, упомянутые в номере

0
77
Единая память: создание Ржевского мемориала поддержала Белоруссия

Единая память: создание Ржевского мемориала поддержала Белоруссия

Татьяна Попова

На отливку главной скульптуры из бюджета Союзного государства используют примерно 200 млн рублей

0
1052
Книги, упомянутые в номере и присланные в редакцию

Книги, упомянутые в номере и присланные в редакцию

0
136
Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Кирилл Поехавшев

0
296

Другие новости

Загрузка...
24smi.org