0
2908
Газета Общество Печатная версия

06.03.2013

Внутренняя эмиграция библиотеки Шнеерсона

Определить принадлежность всех книг хасидской коллекции вряд ли когда-нибудь удастся


Коллекция книг и рукописей Пятого Любавического Ребе Шолома Дов Бера Шнеерсона не покинет Россию, но покинет стены Российской государственной библиотеки. Скорее всего хасидская коллекция переедет в открывшийся недавно в Москве Еврейский музей. Его учредители – российская община хасидов Хабад. Правда, московские хасиды получат заветную библиотеку не в собственность, а в пользование.
Напомним, что разместить коллекцию книг и рукописей Ребе, из-за которой Россию пытаются засудить хасиды США, «на площадях» Еврейского музея предложил президент Владимир Путин две недели назад, когда проводил в этом музее заседание совета по межнациональным отношениям. Одновременно глава государства решительно отверг возможность перемещения библиотеки за границы России. Пусть слова о судьбе библиотеки Шнеерсона прозвучали вскользь, а не как оформленное и конкретное решение, пусть президент не совсем правильно назвал то место, где в тот момент находился и на создание которого отдал месячную зарплату. Это предложение, от которого не смогут отказаться ни хасиды, ни чиновники. По крайней мере председатель правления Еврейского музея Борух Горин убежден: на то, чтобы передать коллекцию общине, есть политическая воля. «Учитывая ситуацию, в которой мы живем, я верю, что этой воли достаточно, чтобы передачу осуществить», – говорит он.
Но какие именно книги и рукописи попадут в распоряжение Еврейского музея? Раввин Ицхак Коган из синагоги на Большой Бронной в Москве в начале 1990-х годов наряду с еще несколькими представителями движения Хабад получил задание от Седьмого Любавического Ребе Менахема-Мендла добиться перемещения библиотеки в США. Между тем сейчас Коган считает позитивным уже то, что коллекция Шнеерсона будет выделена из общего фонда РГБ и определена ее принадлежность. «Во всяком случае, будет выделена библиотека, до сих пор говорили, что ее нет, потом говорили, что книги невозможно опознать», – говорит раввин.
А вот как описал «НГР» состояние коллекции Шнеерсона директор Российской государственной библиотеки Александр Вислый: «Печатные книги мы собрали в Центре восточной литературы. Их примерно 4,5 тысячи. Но сказать с полной уверенностью, что та или иная книжка находилась в тех 35 ящиках, которые привезли в библиотеку в 1925 году, можно не обо всех. Потому что не на всех есть экслибрисы или пометки. Часть из этих 4,5 тысяч книг точно из коллекции Шнеерсона, часть под вопросом, а часть точно не из этой коллекции». «Я думаю, на этот вопрос никогда не будет получен точный ответ, потому что, когда эти книги привезли со складов, никакой описи не составлялось, специалистов тогда не было. Поэтому определить принадлежность можно только по косвенным признакам, – предупреждает директор РГБ. И добавляет: – Что передавать в Еврейский музей, будет определено формулировкой вышестоящих органов и договором передачи».
В СМИ много говорится о том, что фонд Ребе разделен на две части. Одна хранится в РГБ, а другая – в Центральном военном архиве. Александр Вислый призывает не путать эти две коллекции. В РГБ, говорит он, хранятся книги и рукописи, которые Пятый Ребе Шолом Дов Бер во время Первой мировой войны отдал на хранение на склады Персица в Москве, а в 1918 году они были национализированы декретами Совнаркома о реквизиции библиотечных фондов. В военном архиве хранятся личные вещи Шестого Ребе Йосефа-Ицхака, которые тот в 1927 году вывез из Советской России, был вынужден оставить в Польше, а после Второй мировой войны они как трофей были возвращены в СССР Советской армией. Этот архив составляют письма и личные вещи Ребе.
Александр Вислый считает, что в Еврейский музей они не могут быть переданы. То, что содержится в военном архиве, попадает под закон о реституции. «В принципе личный архив должен быть возвращен наследникам Шнеерсонов, – поясняет директор РГБ. – Если эти наследники обратятся в комиссию по реституциям, которая сейчас работает в России, то у них очень большая возможность их получить. Община не имеет прав на этот личный архив. С точки зрения российского законодательства не должно быть попыток объединить библиотеку и архив. Библиотека же национализирована, она находится в собственности государства. У архива и библиотеки разная природа собственности», – заключает он.
Александр Вислый также рассказал, что в предполагаемой коллекции Шнеерсона есть очень ценные экземпляры – старинные рукописи и даже уникальные печатные издания. Он привел такой пример. В условиях черты оседлости в Российской империи возникали подпольные типографии, которые печатали еврейские книги без разрешения цензуры. Из этих печатных изданий остались единицы. Они представляют культурную, научную и историческую ценность. В коллекции Шнеерсона есть такие экземпляры.
Поскольку коллекция достаточно ценная, возникает вопрос о ее сохранности в помещениях Еврейского музея. Совсем недавно с другими еврейскими книгами произошла история, которая позволяет высказывать подобные опасения. Во время новогодних каникул в помещении Московской еврейской религиозной общины (МЕРО) в Хоральной синагоге на Китай-городе произошла протечка потолка над шкафом, в котором находилось свыше 200 ценных религиозных книг XVII–XIX веков. Ущерб от повреждений водой был настолько серьезен, что около 50 фолиантов пришлось захоронить в генизе – специальном хранилище в соответствии с предписаниями иудаизма. На книгах появилась плесень, признались в МЕРО. Чтобы восстановить некоторые особо ценные издания, община обратилась к специалистам-реставраторам все той же РГБ.
Однако представители как главной библиотеки страны, так и общины в Марьиной Роще в один голос уверяют, что в недавно открытом Еврейском музее есть все условия, чтобы соблюдать условия хранения и охраны. «За экспозицией музея построен большой исследовательский центр и большое хранилище. Это помещение подходит для хранения книг», – уверяет Борух Горин. Александр Вислый также уверен, что община в Марьиной Роще обладает достаточными ресурсами, чтобы обеспечить книгам Шнеерсонов достойное пристанище.
Самой досадной проблемой остается конфликт между Россией и общиной любавических хасидов в США по поводу библиотеки Шнеерсона, из-за чего и разгорелся весь сыр-бор, который некоторые называют международным скандалом. Уже известно, что американские хасиды путинский компромисс наотрез отвергли. Как заявил адвокат движения Натан Левин, единственное приемлемое решение – это передача библиотеки в штаб-квартиру «Хабад-Любавич» в Бруклине.
В российской общине предложение Путина оценили позитивно, а позицию американских единоверцев – с осуждением. Считается, что инициатива иска в американский суд (подробнее в «НГР» от 06.02.13) принадлежит общине Хабад-Любавич в Калифорнии, которую возглавляет раввин Шломо Кунин. «Действия этих людей в США и Калифорнии известны своей непредсказуемостью. Это неуправляемая сила. На них рычагов давления у нас нет», – признается Борух Горин. «Библиотека не передается на баланс общины, а только на хранение. Юридически ничего не изменится, и позиция американского истца останется прежней», – предупреждает он.
Глава отделения в СНГ организации «Агудас хасидей Хабад», руководство которой в США выдвинуло против России тот самый иск в американском суде, раввин Ицхак Коган рассказал «НГР», что у него бывают контакты с Шломо Куниным, но тот не считает нужным информировать российского раввина о планах заокеанской общины. В начале 1990-х годов Коган и Кунин входили в группу, которая получила от Ребе Менахема-Мандла задание добиться вывоза в США коллекции Шнеерсона. Тем не менее Коган считает предложение Путина «шагом в правильном направлении», хотя и дает понять, что не считает подобное решение проблемы окончательным.
После смерти Ребе Менахема-Мендла у движения Хабад нет единого руководства, и разные его группы действуют фактически автономно. Борух Горин считает такую организацию движения эффективной, но только не в случае с библиотекой Шнеерсона. Он говорит, что «калифорнийцы» ведут дело «при полном отсутствии учета мнения российской еврейской общины», и называет это недружественным шагом по отношению к российским евреям.
Наверное, следует признать излишне оптимистичной позицию министра культуры России Владимира Мединского по поводу предложения главы государства. «Инициатива Владимира Путина направлена на то, чтобы вывести вопрос о судьбе библиотеки Шнеерсона из конфронтационной плоскости, ведь проблема библиотеки – не проблема отношений между РФ и США, а между РФ и соответствующей еврейской общиной, зарегистрированной на американской территории», – заявил министр Интерфаксу спустя несколько дней после выступления президента в Еврейском музее.
Итак, непримиримую группу американских хасидов решено игнорировать, а в отношении еврейской общины России сделать жест доброй воли. Библиотека Шнеерсона, что бы каждая сторона ни понимала под этим названием, будет перемещена в Марьину Рощу, поближе к последователям Любавических Ребе.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


"Роснефть" открыла первый автозаправочный комплекс нового формата

"Роснефть" открыла первый автозаправочный комплекс нового формата

Сергей Киселев

На трассе Москва–Рязань теперь можно не только заправиться, но и со вкусом пообедать

0
309
2018 год стал прорывным для московского волонтерского движения

2018 год стал прорывным для московского волонтерского движения

Татьяна Астафьева

Добровольцы помогают выполнять и масштабные, и локальные проекты в столице

0
227
Московская область покажет шедевры Фаберже

Московская область покажет шедевры Фаберже

Георгий Соловьев

В музее "Новый Иерусалим" открывается масштабная выставка работ знаменитого ювелирного дома

0
276
Медведи и балалайки снова едут в Давос

Медведи и балалайки снова едут в Давос

Анатолий Комраков

Власти РФ дорожат возможностью продемонстрировать отсутствие изоляции

0
479

Другие новости

Загрузка...
24smi.org