0
1462
Газета Стиль жизни Печатная версия

11.08.2008

Нератный поход на Куликово поле

Тэги: музей, куликовская битва


музей, куликовская битва В день Куликовской битвы здесь инсценируют бой.
Фото автора

Всем известно, что Куликово поле – это место Куликовской битвы. Вот только не всякий ответит – а где же оно находится. Математик и историк Анатолий Фоменко окончательно запутал народ, утверждая, что Куликовская битва произошла не где-нибудь, а под Москвой. И название ведет от московских Куличек.

Дабы опровергнуть всяческие домыслы, в Тульской области 12 лет назад начал работу Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле». Именно там, в верховье Дона, в долине речек Непрядва и Смолка, и есть реальное место сражения. В далеком XIV веке оно было словно заколдовано. Его не тронули бури и катаклизмы последующих веков. Его обошли бои и разруха Великой Отечественной и, по счастью, не добрались когти свирепой цивилизации. Тишь да гладь. Рядом с Куликовым полем даже и городов крупных нет. Есть только уездный городок (или даже поселок) Епифань, созданный в XVI веке. Назван он по имени местного жителя Епифана, и на его месте находилась ставка войск Дмитрия Донского.

Из села Монастырщина туристов на телеге, запряженной конем, везут на Куликово поле. Тучи на небе разошлись, печет яркое полуденное солнышко, легкий ветерок колышет высокий (по грудь), пушистый желто-зеленый ковыль. Это, конечно, не тот ковыль, который уминали копытами кони Дмитрия Донского и Мамая. Чтобы наиболее полно воссоздать картину исторического события, растение высаживают работники музея. Дело это не быстрое. По приблизительным подсчетам, чтобы засадить поле в 1500 га, нужно около 100 лет. Учитывая то, что ковыль должен произрастать в живой, а не тепличной музейной обстановке. Древний ковыль, во всяком случае, безжалостно утаптывали 12 тысяч ратников русского войска и около 20 тысяч татар.

Стоя в гуще ковыля, можно, прикрыв глаза, представить, как из Зеленой дубравы вырывается засадный полк князя Владимира Серпуховского и боярина Дмитрия Боброка, решивший исход сражения. Спасительная дубрава упоминается в «Сказании о Мамаевом побоище». Ее остатки – девять вековых дубов – сохранялись еще в XIX веке. Но не представишь войско, не зная тонкостей облачения. Эту проблему решают игрища, устраиваемые на Куликовом поле. Военно-исторические клубы из Тулы и Ельца занимаются реставрацией настоящего вида сражения: они воссоздают костюмы и вооружение ратников: кольчуги, пластинчатые доспехи, шлемы, копья и щиты, а затем 8 сентября, в день Куликовской битвы, инсценируют бой. Забавно, что на праздник приезжает группа «воинов» из Татарстана, которые изображают Золотую Орду.

Впрочем, воссозданные доспехи русских и татарских ратников можно также увидеть в Музее Куликовской битвы села Монастырщина. Здесь есть, например, древние бронежилеты – кольчуги. Доспех не так просто сделать. В кольчуге 25 тысяч колец. Древний мастер мастерил его целых три года, изведя 600 метров проволоки. А весила одежка около 12 кг. Можно представить, сколько нес на себе русский воин, учитывая вес остальных доспехов – шлема с бармицей, меча с ножнами и лука с колчаном. В такой броне трудно и десять минут протянуть, а войско Дмитрия Донского сражалось три часа. В музее хранятся круглые, обитые железом щиты Золотой Орды, рядом – каплевидные щиты русских и длинные, доходящие до земли, щиты немецких рыцарей.

На Куликовом поле реконструируют не только костюмы, но и укоренившиеся с детства понятия. Экскурсоводы предлагают для размышления наиболее реальную научную гипотезу происхождения словосочетания «Куликово поле». Оказывается, в XIV веке этого имени не существовало. В древних летописях битва называлась Задонщина или Мамаево побоище. А топоним «Куликово поле» возник только в XVI веке. Когда в ту пору казаки служили царю, им в награду давали землю подальше от Москвы, чтобы они осваивали новые территории. Версия гласит, что Куликово поле пошло от названия дальней пашни – кулига. В Толковом словаре Владимира Даля слово трактуется как «┘клин земли, полоса, загон, участок, не вошедший в тягловый надел┘».

Все места музея-заповедника опутаны клубком легенд, связанных с Куликовской битвой. Взять хотя бы храм Успения Божией Матери в Епифани. Рассказывают, что литовский князь Ягайло, шедший на помощь Мамаю, остановился в селе Епифань. В то время в селе был монастырь, игуменом которого был некий Епифаний. Узнав, что Ягайло идет к Мамаю, Епифаний открыл монастырские подвалы, достал меды, вино и еду. Три дня пировало войско, а потом пришла весть о победе Дмитрия. Разъяренный Ягайло сжег монастырь и повесил Епифания. На обратном пути Дмитрий Донской возродил монастырь и похоронил там павших воинов. Теперь перед храмом стоит деревянный крест, на котором вырезаны слова: «Упокой Господи погибших воинов на Куликовом поле».

По другой легенде, Ягайло не достиг поля брани по чудотворной причине. Когда его войско тронулось, одна из повозок не сдвигалась с места. В ней обнаружили икону Святого Николая Чудотворца. Люди, желавшие над ней посмеяться, неожиданно ослепли. Сочтя это дурным предзнаменованием, литовцы повернули назад. Для хранения иконы воздвигли часовню, а позднее – церковь во имя Богоявления Господня. Есть история и у Прощеного колодца: вода в нем стала святой после того, как Дмитрий Донской и воины омыли в нем свои раны. Есть и совсем сказочные вещи. В Рыбном овраге лежат три камня, возле одного из которых якобы был обнаружен Дмитрий Донской. И в том месте, где он опирался ногой (или рукой, что не суть), в камне остался гигантский отпечаток.

На Красном холме, где располагалась ставка Мамая, возвышается столп-памятник Дмитрию Донскому, возведенный в 1850 году по проекту Александра Брюллова. До 1990-х это был почти единственный памятник Куликовской битве.

Удивительная метаморфоза произошла с другим произведением архитектуры. В 1913–1917 годы Алексей Щусев построил на холме храм-памятник Сергию Радонежскому, благословившему князя Дмитрия Ивановича на битву. Храм должен был стать музеем, в котором хранятся вещи, найденные на поле брани (кстати, археологи и сейчас находят там наконечники стрел). Помешали революция и Гражданская война. В то время как по всей России крушили церкви, храм Сергию Радонежскому до 1941 года действовал как православный приход.

Внешний облик храма представляет собой символ защиты русского православия. Зеленые купола с крестами закрывает собой крепость фасада, состоящего из центральной колокольни, соединенной переходами с двумя боковыми башенками. Крыши их напоминают шлемы ратников. Иную символику несет памятная доска со схематической картой Куликовской битвы. Можно заметить, что Мамай, находящийся в нижней центральной части доски, отполирован до блеска, подобно носам собак на станции метро «Площадь революции». Однако это не потому, что все трут Мамая на счастье. Просто, фотографируясь, туристы садятся прямо на него, подсознательно выражая отношение к древнему завоевателю.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В сердцевине империи

В сердцевине империи

Андрей Мирошкин

Прогулка по Зимнему дворцу и его окрестностям

0
286
Исподлобья. Пули над заповедником

Исподлобья. Пули над заповедником

Андрей Мирошкин

После войны пушкинскую усадьбу отстраивали заново

0
292
Колебание воздуха

Колебание воздуха

Алёна Эрстман

На добрую память вьюноше робкому, имеющему виды

0
666
Марина Лошак: "В особняке в Большом Знаменском переулке должен базироваться Фонд Щукина"

Марина Лошак: "В особняке в Большом Знаменском переулке должен базироваться Фонд Щукина"

Дарья Курдюкова

Директор Пушкинского музея – о понимании коллекционирования и современного искусства и о новых площадках ГМИИ

0
1489

Другие новости

Загрузка...
24smi.org