0
6926
Газета Стиль жизни Печатная версия

11.10.2013 00:01:00

Ответ Илану Берману от русской

Наша женщина может все: поднять экономику, заселить страну и повести за собой мужчин

Наталья Савицкая
Обозреватель «Независимой газеты»

Об авторе: Наталья Михайловна Савицкая – обозреватель «НГ».

Тэги: общество, женщина, семья


общество, женщина, семья Энтузиазм городских жительниц понятен далеко не всем. Фото Reuters

Прочла тут Илана Бермана, предрекающего конец России. Сначала  как-то стало неуютно на душе. Но потом я оглянулась вокруг, пригляделась. И, знаете ли, очень засомневалась в словах уважаемого пророка. Начну с рождаемости, ею же и закончу, но уже на высокой ноте! Разговор же идет о России. 

Да. Все так. Это правда, уважаемый Илан Берман. Рожать в России стали меньше. Случалось такое с нами и раньше. Да вот даже в недавней истории РФ случалось. Как раз после того, как русские женщины вдруг осознали свою рыночную цену. Они неожиданно  для себя поняли, что прекрасны и совсем не подходят этим быковатым «бригадирам», которыми наполнилась страна после перемен 90-х годов прошлого века. Но время-то прошло, бригадиры ушли.

  Если я обращусь к биографии своих приятельниц тех лет, то ситуация выглядит так: примерно 8 из 10 развелись сразу же в 90-х или пребывают в этом состоянии до сих пор: и  вместе с мужьями не живут, и не разводятся. Что с их мужчинами? Кто-то нашел женщину помоложе. Кто-то уехал из страны и там женился. Кто-то умер. Но что поразительно, практически все из моих подруг успели при этих странных обстоятельствах родить еще по одному ребенку. Рекорд принадлежит моей подруге Наталье. Она родила не двоих, а четверых. Пожалуй, на ее биографии я остановлюсь чуть подробней, потому что она довольно показательна  для иллюстрации другого русского феномена.

   Мы были студентами факультета иностранных языков одного забайкальского университета. В группе, состоящей из 15 человек, не было этнических русских, кроме меня. Я знаю это наверняка, в графе паспорта еще была строка – национальность, а я знала данные всех своих сокурсников, так как, будучи старостой курса, имела дело с официальными бумагами. Но, разумеется, при этом все мои одногруппники считали себя русскими. У моей близкой подруги Наташи мама была украинкой, а отец  бурятом. И вот однажды она привела к нам на вечер в группу некоего тщедушного  парнишку-корейца со сложным именем Гюн Тен (чуть-чуть и – Пер Гюнт). Парень родом  из очень бедной семьи, едва сводившей концы с концами. Его родители были тем, кем сейчас называют узбеков или таджиков в Москве, – гастарбайтерами. Как они попали в то время в российский город – уму непостижимо. Но вот жили же и работали. У Гюна, кстати, на ту пору не было даже советского паспорта. 

Мы, признаться, были очень озабочены этим выбором Наташи. С одной стороны, понимали, что ее девичье время близилось к своей завершающей фазе – 22 годам. Многие из нашей группы уже были замужем, и подружка все чаще чувствовала себя какой-то неправильной в нашей среде семейных. Особенно в период сдачи сессии, когда пара-тройка студенток непременно являлись на сдачу экзаменов в компании орущих младенцев  и их смущенных отцов в свежих рубашках и новых галстуках. Преподаватели, войдя в положение кормящих матерей, спешили поставить им зачеты по сложным «теорграмматике» или «лексикологии». В общем, на фоне этой семейной идиллии вдруг появляется этот неуверенно говорящий по-русски гастарбайтер Тен. Но Наталья была девушкой настойчивой и «горько» звучало на этой свадьбе с привкусом нашей самой настоящей горечи. 

 Через пару лет мы оказались в новой, рыночной стране. И первым, кто быстро адаптировался к этой сложной для нас жизни, оказался не принятый нами Гюн. Трудяга Гюн не без помощи Натальи быстро нашел себя в торговле. Семья очень скоро стала владеть огромной квартирой в центре города, парой дорогих машин и коттеджем. Наташка начала рожать одного за другим. Продолжала писать стихи, участвовать в конкурсах, ездить на книжные ярмарки за рубеж. И всегда в сопровождении успешного и подтянутого Гюна. Забегая вперед, скажу, что она  не оставила выбранную однажды стезю материнства, даже когда ей исполнилось 40. И готова рожать сегодня. Только вот облагороженного ею Гюна, сотворенного ею успешного бизнесмена и ценителя всего прекрасного, рядом уже нет. С тех пор, как в гости к ним пришла абитуриентка, чтобы попросить Наташу дать ей несколько уроков по языку. В вуз та девушка не поступила, но козырную карту в виде успешного (хоть и чужого) мужа вытянуть успела... Тен давно уже носит русское имя, он взял фамилию новой русской жены. Его новые дети – тоже русские. Один «русский» Гюн дал возможность появиться на свет семи замечательным русским. И это, возможно, еще не предел. Потому что нынешней его жене всего лишь 28. 

К чему я все это говорю... Да, нынешние наши девушки до 24 лет не задумываются о будущем избраннике. Они живут почти детской, хотя и студенческой жизнью (наша молодежь – это в большинстве своем студенты какого-нибудь вуза). Связь со студенческими друзьями и этот безбашенный образ жизни продолжаются еще пару лет после окончания бурсы. Потом приходит некое удивление этой новой взрослой жизнью, потом поиск себя или своего стиля.

Примерно к 26 годам девушки начинают приглядываться к парням, окружающим их. И понимают, что подходящего им мужчины среди них нет. Что ж, будем ждать, говорят они сами себе. Ожидания принца затягиваются еще на несколько лет. А потом начинаются уже поиски его. В это время девушка пробует найти своего избранника через службы знакомств в Интернете. Но опять не у всех это получается. Я расспрашивала искательниц счастья, в чем причина их неудач. Оказывается, юные женщины выдвигают для семейной жизни  ряд просто противоречивых условий. Они хотят, чтобы избранник был молод и богат. (Допустим!) Чтобы зарабатывал много и уделял ей самой при этом очень много времени. (Проблематично!) Чтобы работал все время и много уделял времени разрастающейся семье. (Просто невозможно!)

  Проходит какое-то время, и девушки начинают снижать уровень своих требований. И в итоге находят себе спутника жизни. Но по-прежнему остается когорта выдающихся девушек, которые продолжают верить, что счастливый лотерейный билет у них почти в руках. 

Возраст успешной городской женщины переваливает  за 30 лет. А она одна. Нужно срочно рожать первого ребенка. И тогда она решается на сложные варианты. Рожает от старого, но обеспеченного. От женатого, но богатого, который может позволить себе такую роскошь – иметь вторую жену. Рожает от ничем не выдающегося мужчины, но при этом не желает жить с ним под одной крышей. В общем, рожает и воспитывает ребенка одна. 

Возраст успешной женщины с неустроенной женской жизнью переваливает за 40. И тогда она решает еще больше расширить зону поиска потенциального мужа. На авансцену выходят зарубежные женихи. Она, как правило, неплохо выглядит, потому что в ней намешано много чего инородного и переплавленного за многие века в то, что в мире называют русской красотой. Она получила лучшее в мире образование. но пока еще плохо говорит по-английски. Но, уверяю вас, как человек, выдавший замуж за иностранных принцев уже пару подруг, языку очень быстро можно научиться в языковой среде. И вот она вышла замуж за иностранца и пишет мне примерно такое : «Мой Вернер очень гордится тем, что у него образованная жена, которая умеет готовить и не стесняется убирать дом сама... но как же скучно в этом маленьком раю на пятьсот человек. Ты представляешь, я уже почти всех их знаю. Каждый день один и тот же молочник, одна и та же кофейня, одни и те же булочки... Зимой собираемся в Москву, хотим поговорить о возможности бизнеса».  

   Но есть и другие, пока еще одинокие женщины в наших столицах. Они не едут украшать своей персоной строгий заморский быт. Недавно на юбилей одной из моих однокурсниц они все явились с новыми бойфрендами, на десять, а то и на двадцать лет моложе их. Рядом с молодыми «мужьями» они и сами выглядят неприлично молодыми, а как минимум двое мечтают о процедуре «эко», которая позволит им испытать еще раз счастье материнства. 

И вот я что думаю. Русская нация никогда не перестанет существовать. И это убеждение идет не от великодержавной спеси, которую вы поспешите приписать мне. А вот если назовете меня последней русской romantik, то, пожалуй, отвечу, на чем основан этот мой оптимизм-романтизм. Да всего лишь на простой убежденности, переданной мне еще от моих бабушек, дождавшихся своих мужей с тяжелой войны, а еще и родивших каждая по пятерке детей.

Понимаете, уважаемый заграничный друг, настоящая русская женщина в принципе может все: и экономику поднять, и мужчин за собой повести, мужей облагородить и даже конкуренцию между собой и соперницами устроить. Поэтому, если, как вы полагаете, от пьянства вымрут русские мужчины (в чем лично я совсем даже не уверена), то русская женщина сумеет сделать русским любого. Даже Вас! 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Назвавший Франциска антипапой священник отлучен от церкви

Назвавший Франциска антипапой священник отлучен от церкви

Павел Скрыльников

На Сицилии формируется консервативный раскол

0
1486
Как растопить лед взаимного недоверия избирателей и власти

Как растопить лед взаимного недоверия избирателей и власти

Алексей Кавецкий

Нарушение прав граждан на честные и открытые выборы должно пресекаться жестче

0
1246
Игра в письма

Игра в письма

Александра Обломова

Страх за будущее, которого он не знает, шел нога в ногу с человеком во все времена

0
1232
Легкая небритость

Легкая небритость

Вячеслав Харченко

Рассказы о школьном хулигане, томике Левитанского и уверенной походке

0
331

Другие новости

Загрузка...
24smi.org