0
2048
Газета Стиль жизни Печатная версия

18.07.2018 00:01:00

В поисках дворянского гнезда

Немногое напоминает Подмосковью о последних дореволюционных годах так, как храмы

Павел Скрыльников

Об авторе: Павел Андреевич Скрыльников – обозреватель приложения «НГ-религии».

Тэги: подмосковье, коломна, зарайск, памятник, история, биография, дворяне, российская империя, революция


подмосковье, коломна, зарайск, памятник, история, биография, дворяне, российская империя, революция Храм Вознесения Господня – старейшее здание заброшенной усадьбы Келлера. Фото Андрея Сузи

«Лицом к лицу/ Лица не увидать./ Большое видится на расстояньи», – писал в «Письме женщине» Сергей Есенин. Мысль эта, возможно, стара и банальна, но крайне жизненна (может, старой и банальной она кажется именно поэтому?). Ее актуальность хорошо заметна, когда путешествуешь по Подмосковью, родине поэта, – здесь на значительном историческом расстоянии становятся хорошо видны масштабы Российской империи, закончившейся в 1917 году. Разыскивая дорогу на проселке, например, можно заглянуть в спутниковую карту (спасибо прогрессу!) и обнаружить себя в давно разоренном дворянском гнезде, его заброшенном парке, давно заросшем и ставшем частью сельского быта вокруг. Но обо всем по порядку.

Речь идет о Сенницах – усадьбе, принадлежавшей некогда нескольким видным дворянским родам. Сначала – Гагариным, потомкам хозяев Стародубского княжества и самого Рюрика. Они жили в Сенницах две сотни лет; сегодня единственное напоминание об их временах – это церковь Вознесения Господня, построенная в усадьбе иждивением князя Матвея Петровича Гагарина. Ярославского крестьянина Григория Евсеева в 1701 году подрядили «построить в два года» храм – но освятили его только в 1707 году. Сегодня церковь, старейшая из каменных построек усадьбы, еще и самая хорошо сохранившаяся из них, – недавно она была отреставрирована, а с 1997 года в ней постоянно совершаются богослужения. Ко времени постройки храма Матвей Гагарин уже успел побыть воеводой в Нерчинске и руководить строительством шлюзов Вышнего Волочка – старейшей искусственной водной системы России. Петр I труды оценил: Гагарин стал сначала начальником Сибирского приказа, потом – комендантом Москвы, а в 1711 году стал первым губернатором Сибири. А сгубила князя любимая хроническая хворь русских чиновников – нет, не пьянство, а лихоимство. В 1719 году за вымогательство, взятки, занижение доходов губернии и задержку дипломатической почты в Китай Матвей Гагарин был взят под стражу. Китайцы год спустя от обвинений в адрес князя отказались, но его не спасло ни это, ни просьба заступничества у императрицы: в марте 1721 года в присутствии родственников и государя императора Гагарина повесили в Петербурге. Ходили, кстати, слухи, что Сибирь Гагарин замышлял отделить от России и сделать самостоятельным государством – с этой целью он якобы начал производить порох в Тобольске и свел сосланных в Охотск пленных шведов в отдельный полк (в Москве он, кстати, тоже отвечал за прием пленных шведов на русскую службу и их размещение). О сепаратизме Гагарина упоминал в своих «Записках» князь Петр Долгоруков. Так что небольшая церковь в селе Сенницы-2 под городком Озеры – это еще и памятник несостоявшейся сибирской государственности.

А вот памятников быту утраченной России в Сенницах почти не осталось. В 20-е годы дворянское гнездо стояло заброшенным после того, как сгорел в 1921 году национализированный дворянский дом — горел несколько дней, тушить было некому. Последняя хозяйка имения, Мария Александровна, бежала за границу в 1918 году. Последний хозяин, граф Федор Эдуардович Келлер, сложил голову на Янзелинском перевале, контратакуя японцев. Его похоронили в Сенницах; автору, впервые побывавшему там спустя почти сотню лет после его гибели, старики даже пересказали историю про пышные похороны с воинскими почестями и гроб князя на артиллерийском лафете. Усыпальницу, в которой покоился его прах, он выстроил в 1894 году для трагически погибшей дочери – она, разумеется, была разграблена. Стараниями генерал-лейтенанта Келлера в Сенницах появились ясли, женское училище и электростанция – от них не осталось почти ничего. Исчез даже ржавый дизельный двигатель с руин электростанции.

12-16-1_t.jpg
Выстроенная трудами графа Келлера усадьба
в Сенницах сегодня почти утрачена.
Фото 1904 года

Дорога в Сенницы, впрочем, лежит через по-хорошему провинциальное Подмосковье – Коломну или Зарайск. И в них можно увидеть Русь доусадебную – могучие стены кремлей, выстроенных почти одновременно в конце первой трети XVI века. Внушительного своими размерами коломенского кремля, впрочем, теперь не увидеть ни издали, ни вблизи – когда граница Руси отодвинулась от города, он потерял свое оборонительное значение, и предприимчивые горожане год за годом не одну сотню лет растаскивали крепость на кирпич. Старый город, таким образом, стоит на кремле и кусочках собственной истории в буквальном смысле. Значительные разрушения кирпичных стен воевода Потемкин описал еще в 1768 году, а в 1797 году Павел I позволил разобрать обветшавшие укрепления. Через полвека Николай I приказал исправить повреждения и содержать стены в надлежащем состоянии, но большая часть кремля к тому времени была утрачена. Реставрационные работы отдельных сохранившихся ворот и башен проходили в 1825, 1886, 1938 годах, в 60-е и 70-е; к 10-м годам XXI века кремль стал визитной карточкой Коломны. А точнее, самая большая из его башен – Маринкина: считается, что Марину Мнишек держали здесь в заточении до самой ее смерти в 1614 году. Легенда о том, что ее дух в вороньем облике до сих пор летает над кремлем, роднит башню с лондонским Тауэром.

Зарайскому кремлю, довольно небольшому, повезло больше: он сохранился целиком. Название города, кстати, на полтора столетия старше крепости, а всего у города на берегу реки Осетр было около 30 вариантов названия. То, как ХХ век изменил русскую жизнь, в нем хорошо заметно. Например, с вершины выстроенной в 1914 году водонапорной башни, практически сразу после конца Гражданской войны ставшей ненужной и заброшенной, в городе появился водопровод. С нее открывается замечательный вид на склад МВД – редкий пример того, что городская тюрьма с приходом новой власти сменила свое предназначение. Но, когда в ней еще держали заключенных, коронацию императора Николая Александровича и императрицы Александры Федоровны город отметил, возведя в тюрьме каменную Никольскую церковь. Сейчас она представляет собой одно из складских помещений. И, хотя местные краеведы и рассказывают туристам иногда о душегубах, похороненных прямо в ее подвале, выглядит довольно мирно, несмотря на острожное прошлое и колючую проволоку. Всей бы России сегодня так же невозмутимо воспринимать исторические бури прошедшего столетия, как ее шпиль без креста.   

Коломна-Зарайск-Москва


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Рок обвертеть собой иль икру, иль сало

Рок обвертеть собой иль икру, иль сало

Евгений Лесин

Елена Семенова

К 310-летию со дня рождения сатирика и дипломата Антиоха Кантемира

0
970
Их могло быть намного больше

Их могло быть намного больше

Виктор Леонидов

Русские страдания по Нобелевской премии

0
144
Любила красного, любила белого

Любила красного, любила белого

Александр Сенкевич

Римма Казакова, лирический поэт с обостренным гражданским чувством

0
78
Дело тяжкое и светозарное

Дело тяжкое и светозарное

Александр Возовиков

Смутное время не бывает сиропно-розовым

0
177

Другие новости

Загрузка...
24smi.org