0
2332
Газета Главная тема Печатная версия

05.10.2017 00:01:05

Держать осанку

8 октября – 125 лет со дня рождения Марины Цветаевой

Тэги: марина цветаева, литература, поэзия, проза, автобиография, литературоведение, юбилей, биография, москва, елабуга, таруса, памятник, михаил кузмин, серебряный век, алла пугачева, ирония судьбы, или с легким паром


В детстве Марина Цветаева была счастлива в «маленькой, мирной Тарусе». Хотя по памятнику этого не скажешь.
В детстве Марина Цветаева была счастлива в «маленькой, мирной Тарусе». Хотя по памятнику этого не скажешь.

Как и у миллионов советских дошкольников, а также младше-, средне- и старшеклассников, да и взрослых тоже, мое знакомство со стихами Марины Цветаевой (1892–1941) произошло 1 января 1976 года, когда по Центральному телевидению впервые показали «Иронию судьбы, или С легким паром!». Честно говоря, сам факт просмотра я не помню, но не сомневаюсь, что в тот первый вечер наступившего года моя семья, как и большинство проснувшихся после праздничной ночи жителей СССР, вряд ли пропустила такое событие, как премьеру телефильма. Вот и многознающая Википедия подсказала: аудитория первого показа – 100 млн зрителей.

Так с легкой руки режиссера Эльдара Рязанова голосом Аллы Пугачевой, устами Барбары Брыльской цветаевские стихи в виде двух песен из фильма – «Мне нравится…» и «У зеркала» – пошли в народ. Который в большинстве своем (как я, например) тогда знать не знал ни об авторе, ни о ее поэзии – в СССР до конца 1980-х Цветаеву практически не издавали. А иначе и песня могла бы восприниматься по-другому:

Хочу у зеркала, где муть

И сон туманящий,

Я выпытать – куда Вам путь

И где пристанище.

Если знать историю создания стихотворения, то Наденьке, героине Брыльской, было бы уместнее адресовать всю нежность и печаль этого романса не Жене Лукашину в исполнении Андрея Мягкова, а какой-нибудь из своих экранных подруг – Тане (Лия Ахеджакова) или Вале (Валентина Талызина). «У зеркала» входит в цикл «Подруга», который Цветаева посвятила поэтессе Софье Парнок – своей подруге и возлюбленной. Их знакомство состоялось в 1914-м, роман продолжался около двух лет. Кстати, еще одно стихотворение из того же цикла звучит в другом фильме Рязанова – «Жестокий романс». И Лариса Огудалова в исполнении Ларисы Гузеевой поет, обращаясь опять же к мужчине, а не к женщине:

Еще один памятник – московский – напоминает кладбищенского ангела.
Еще один памятник – московский – напоминает кладбищенского ангела.

...Все передумываю снова,

Всем перемучиваюсь вновь.

В том, для чего не знаю слова,

Была ль любовь?..

Хотя кто или что расскажет читателю не об авторе, а о стихах больше, чем сами стихи? Помню свое молодое увлечение кузминской поэзией (для искушенных столичных читателей подчеркну, что речь о Кузмине без мягкого знака и из Серебряного века – о Михаиле) – тогда я не знала о тонкостях личной жизни автора и воспринимала его произведения так, как, наверное, и нужно – как «просто стихи»: «Сухой цветок, любовных писем связка,/ Улыбка глаз, счастливых встречи две…» И так ли важна гендерная принадлежность любовной лирики – тем более что цветаевскими адресатами были и мужчины и женщины. Можно выстраивать версии – что это: внешнее проявление внутренней свободы, вольные нравы Серебряного века? Или почитать дневники самой Марины Ивановны:

«Для полной согласованности душ нужна согласованность дыхания, ибо что – дыхание, как не ритм души?

Итак, чтобы люди друг друга понимали, надо, чтобы они шли или лежали рядом.

<…>

«Вы любите двоих, значит, Вы никого не любите!» – Простите, но если я, кроме Н., люблю еще Генриха Гейне, Вы же не скажете, что я того, первого, не люблю. Значит, любить одновременно живого и мертвого – можно. Но представьте себе, что Генрих Гейне ожил и в любую минуту может войти в комнату. Я та же, Генрих Гейне – тот же, вся разница в том, что он может войти в комнату.

Итак: любовь к двум лицам, из которых каждое в любую минуту может войти в комнату, – не любовь. Для того, чтобы одновременная моя любовь к двум лицам была любовью, необходимо, чтобы одно из этих лиц родилось на сто лет раньше меня, или вовсе не рождалось (портрет, поэма). – Не всегда выполнимое условие!»

Здесь, на тарусском берегу Оки, хотела бы лежать Марина Цветаева. 	Фото Александра Анашкина
Здесь, на тарусском берегу Оки, хотела бы лежать Марина Цветаева. Фото Александра Анашкина

Пересказывать биографию Марины Цветаевой на газетной странице нет смысла – это все равно что пересказывать жизнь Пушкина или Лермонтова. Знающие знают (хотя бы в общих чертах), а для интересующихся есть целый пласт цветаеведения и цветаеведов – Мария Белкина, Анна Саакянц, Вероника Лосская, Виктория Швейцер, Ирма Кудрова… И автобиографическая проза самой Марины Ивановны, ее дневники, письма, записные книжки... Вот отрывок из ее автобиографии 1940 года:

«Родилась 26 сентября 1892 г., в Москве. Отец – Иван Владимирович Цветаев – профессор Московского университета, основатель и собиратель Музея изящных искусств (ныне Музея изобразительных искусств), выдающийся филолог. Мать – Мария Александровна Мейн – страстная музыкантша, страстно любит стихи и сама их пишет. Страсть к стихам – от матери, страсть к работе и к природе – от обоих родителей.

<...> Любимое занятие с четырех лет – чтение, с пяти лет – писание. Все, что любила, – любила до семи лет, и больше не полюбила ничего. Сорока семи лет от роду скажу, что все, что мне суждено было узнать, – узнала до семи лет, а все последующие сорок – осознавала…»

Но не зря сказано: многие знания – многие печали. Настоящее мое знакомство с поэзией (и прозой, и подробной биографией) Цветаевой, переросшее в восторг и попытки стихотворного подражания (к счастью, быстро прекращенные), произошло в юности. Возможность побывать в некоторых цветаевских местах – Тарусе, Александрове, Елабуге, Феодосии, Праге – появилась гораздо позже. Несколько лет назад расслабленные теплоходные туристы, путешествующие из Москвы в Пермь и обратно, во время стоянки в Елабуге были привезены в Музей Цветаевой. Даже не музей – целый мемориальный комплекс. Нас отвели в Дом памяти Марины Ивановны – избу Бродельщиковых, где Цветаева прожила последние дни и покончила с собой. Невеселое место, рассказ экскурсовода вкупе с чтением вслух стихов произвели на одну из туристок – женщину постбальзаковского возраста – такое впечатление, что она разрыдалась со словами «я же про нее совсем ничего не знала» – и проплакала всю дорогу до следующего пункта нашей программы – Музея кавалерист-девицы Дуровой. Которая тоже умерла в Елабуге, но естественной смертью в возрасте 86 лет… На меня не столь сильное, но тоже мрачное впечатление произвел памятник Марине Ивановне напротив ее московского музея в Борисоглебском переулке – не хватает только крыльев для полного сходства со скорбящим ангелом с кладбищенского надгробия.

Вообще с виденными мною памятниками поэту не очень повезло – они угрюмы, сутулы. Даже в Тарусе – любимых местах цветаевского детства – монумент изображает грузноватую женщину средних лет. Как будто Цветаева никогда не была молодой, не умела держать осанку («Есть в стане моем – офицерская прямость…») и не написала в юности: «Не думай, что здесь – могила,/ Что я появлюсь, грозя.../ Я слишком сама любила/ Смеяться, когда нельзя!» Вряд ли она хотела бы видеть подобное даже на своей могиле. Разве что тарусский кенотаф – камень, который ныне лежит под любимым цветаевским деревом, рябиной, на берегу Оки. «Я бы хотела лежать на тарусском хлыстовском кладбище, под кустом бузины, в одной из тех могил с серебряным голубем, где растет самая красная и крупная в наших местах земляника.

Но если это несбыточно <...> я бы хотела, чтобы на одном из тех холмов <…> поставили, с тарусской каменоломни, камень:

Здесь хотела бы лежать

МАРИНА ЦВЕТАЕВА», – писала она в автобиографическом эссе «Хлыстовки». Тарусу обожал и Константин Паустовский, которому в этом году тоже исполнилось 125 лет. Его я тоже любила в юности. Надо перечитать.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


"Единая Россия" в Москве отказывается помогать несистемной оппозиции

"Единая Россия" в Москве отказывается помогать несистемной оппозиции

Николай Бортников

Партия власти больше не позволит «либералам-белоленточниками» преодолеть муниципальный фильтр перед выборами мэра столицы

0
756
К юбилею композитора Родиона Щедрина Московская филармония подготовила четыре концерта

К юбилею композитора Родиона Щедрина Московская филармония подготовила четыре концерта

0
391
В Москве с 12 по 17 декабря проходит фестиваль американского кино

В Москве с 12 по 17 декабря проходит фестиваль американского кино

Наталия Григорьева

0
404
Театр со студенческой скамьи

Театр со студенческой скамьи

Елизавета Авдошина

В Петербурге завершился фестиваль "Школа. Студия. Мастерская"

0
431

Другие новости

Загрузка...
24smi.org