1
10475
Газета Телевидение Печатная версия

31.01.2014 00:01:05

Виктор Набутов: Со времен Древнего Рима известно, что человека больше всего интересует

Активный горожанин постхипстерского склада о разнообразии путей в медиабизнесе, мильоне ограничений на ТВ и стильном «Серебряном дожде»

Тэги: набутов, радио, телевидение


набутов, радио, телевидение Телеведущий Виктор Набутов сосредоточен и собран. Фото с сайта телеканала НТВ

Яркий представитель своего поколения, он известен  мгновенной реакцией, спонтанным юмором и способностью толково говорить на любую тему неограниченное количество времени.  Обозреватель «НГ-антракта» Вера ЦВЕТКОВА встретилась и поговорила с Виктором НАБУТОВЫМ.

– Виктор, вы нынче зажигаете по утрам на «Серебряном дожде», но прошел слух, что скоро мы вас увидим на главном канале. Так ли это?

– На одном из главных. Понимаю, что вы, либеральные журналисты, особой  разницы в них не видите. И все же они отличаются – как минимум логотипом.  Варианты есть разные, но это точно будет свой продукт, а не работа приглашенной мордой, когда ты становишься заложником чужих идей и чужого исполнения. Однако пока контракты не подписаны – принципиально ничего не обсуждается. Время, когда меня куда-то приглашали и я этого ждал, в моей карьере уже закончилось. Теперь, чтобы предложение заинтересовало, должен быть или запредельного интереса резонансный проект на федеральном канале, или то, что я предложу сам и сам же буду осуществлять. 

 – Вы говорите о возможности работы на ТВ для себя точно так, как об этом говорит Сергей Доренко...

– То-то он мне всегда нравился. Не в смысле того, что он несет в микрофон, а то, как он это делает. Настоящий профессиональный эфирный радиопровокатор! И яркий харизмат, что для медиа  главное. Доренко можно категорически не любить и не принимать, но он точно никого не оставляет равнодушным. Кстати, когда-то давно обсуждался вариант нашей с ним совместной работы в утреннем эфире РСН, но не срослось.

– Как-то вы не задерживаетесь подолгу  в телевизоре – немножко на «Звезде», немножко на ТВ Центре, побольше на НТВ... Самый большой по времени срок – два года в «Утре» на НТВ.

– А стоит ли задерживаться в принципе?.. После 14 лет в профессии есть определенная усталость и такая безнадега: 99% моих друзей и знакомых не просто не смотрят телик, у них даже прибора такого в доме нет. 

Путь мой – он длинный и разнообразный. Начинал я в золотое время на радио «Модерн» в Питере – делали программульку о блюзе с Геной Бачинским, светлой памяти. Затем эпохальное «Сегоднячко», потом спортивный НТВ+, где всякие Олимпиады и комментирование таких популярных видов спорта, как пулевая стрельба и фехтование. Еще всякие документальные проекты на всем –  от «Звезды» до Первого. К примеру, был проект на «Звезде» под названием «Новая Россия. Начало»: попытка рассказать о главных российских событиях  90-х. Это потом выяснилось, что первые шесть–семь из этих лет особо трогать нельзя и вообще мильон ограничений, – тот самый случай, когда ты не можешь влиять на производственные процессы и остаешься только говорящей головой.  Далее. Один из главных долгожителей ТВ – «Времечко» (где моим соведущим был прекрасный Дмитрий Быков), параллельно куча всего на  разных радио и телеканалах. И, наконец, НТВ – сначала «Утро», где я делал все, что было в моих силах, чтобы подача была неформальной, поскольку тяжело утром смотреть  иную, потом собственная ежедневная передача «Средь бела дня», попытка   псевдосоциального ток-шоу – что делает Андрей Малахов на Первом, Борис Корчевников на «России», это все суть одно и то же. Как обычно, изначально обсуждалось одно,  потом превратилось в другое – и опять же масса всяких ограничений. «Средь бела дня» шло месяцев восемь, и тут уж я сам не выдержал,  поступил честно и по отношению к себе, и по отношению к каналу – ушел. Пардокс – чем выше ты карабкаешься по условной карьерной лестнице, тем меньше желания этим заниматься. К сожалению или к счастью, я не чисто развлекательный человек. С развлекаловым у нас в ящике все в порядке – на высоком европейском уровне; общественно-политическое вещание, новости – об этом даже говорить не хочется. Короче, гораздо больше мне нравится работать не на телевидении, а на радио.

– Да, но внешность – это капитал, а по радио ее не видать.

 –  Разогретая морда на центральном канале – это здорово, это капитализация и тройная цена на корпоративе. Но как насчет самоуважения и уважения не безразличных тебе людей, определенной профессиональной этики? Опять же, капитал для кого? Для других людей, которые, узнав, хватают тебя за руки и не дают пройти, как вы только что видели?.. Они  – не та аудитория, на которую я работаю и которая мне интересна. Для аудитории, которая мне интересна, я работаю на «Серебряном дожде».

– Аудитории, условно говоря, журнала «Большой город»? А не хотели бы работать на «Эхо Москвы»?

– А вот, наверное, нет. Во-первых, не зовут, во-вторых, мало платят, в-третьих, чересчур политически ангажированы, ну и довольно жесткие форматные ограничения у них.  Мне нравится  куда более стильный, современный, с большим количеством качественной музыки (которую я, кстати, сам могу ставить) «Серебряный дождь», где повестка зависит от меня, где я абсолютно свободен в своем формате, у меня нет даже редакторов. Мой эфир – про то, что меня, 35-летнего активного городского жителя постхипстерского склада, интересует. 

Идеальное сочетание – понемногу либеральной политики, секса, науки, искусства, хорошей музыки, путешествий, умных собеседников... И практически никаких форматных и цензурных ограничений. У меня всегда есть большой запас резервных историй: таких, сяких, общечеловеческих, просто смешных.  Могу позвонить бате – у меня есть такая рубрика «Отец на проводе», и мы с ним будем с юмором о чем-то трепаться. Сегодня можем воевать вместе с Собчак, которая трудится у меня колумнистом, завтра два часа отдать космологии, послезавтра поговорить с практиками о пользе легализации проституции, а в пятницу забабахать два часа жирного фанка без каких-либо разговоров, потому что хорошая погода и просто пятница. 

Радиоведущий Кирилл Набутов раскован и счастлив. 	Фото с сайта радиостанции «Серебряный дождь»
Радиоведущий Виктор Набутов раскован и 
счастлив.
Фото с сайта радиостанции
«Серебряный дождь»

В наши задачи не входит борьба с кровавым режимом (которая может закончиться в нашей стране только кровавой резней).  Наши слушатели – менеджеры среднего звена, владельцы средних и маленьких бизнесов, их жизнь состоит не только из безостановочной критики режима.  В эфире «Серебряного дождя» я свободен,  непредсказуем и на одной волне с собственной аудиторией. Что просто невозможно на большом телеканале – ты как бы работаешь для всех, а по факту – для огромной армии домохозяек, к которым я сам явно не принадлежу.

 – Кто не знает, мы говорим о ежедневном утреннем четырехчасовом эфире под авторским названием «С приветом, Набутов!». А, часом, на «Дождь» вас не звали? Я все про внешность – капитал.

– Я с огромным уважением отношусь к тому, что делает Наташа Синдеева и ее команда. Со многими работал и работаю, они современные и порядочные ребята. Но нет, все-таки «Дождь» – это скорее телерадио, а не полноценный телеканал с соответствующим охватом, бюджетом и возможностями. Собственно, большая часть сотрудников «Дождя» – радийщики.

 За что я люблю радио – за то, что это профессиональный высококонкурентный рынок. То, к чему идет телевидение, к нишеванию, радио к этому давно пришло. Поэтому качество радиопродукта у нас несопоставимо выше качества телепродукта. Только в Москве – 54 радиостанции, которые бьются за прайм, креативят, придумывают... Заметьте, очень много телевизионщиков сейчас «подрабатывают» на радио – в кавычках, потому что уровень зарплат там и там несопоставим, – на радио люди компенсируют, добирают то, чего не могут сделать в основной профессии,  идут туда для души, для гражданской позиции. И ведь чем больше конкуренция, тем больше востребованы профессионалы; глобально рынок телевизионный не конкурентен, поскольку между первыми шестью каналами и прочими – финансовая пропасть и, следовательно, пропасть возможностей.

 – Хотелось бы немножко про содержательную составляющую…

– В этом вся соль. У радио другая экономика, поэтому выживают и «Радио Джаз»,  и «Серебряный дождь», и прочие узконишевые медиа. С ящиком же ответ – воспитывает телик вкусы аудитории или он их удовлетворяет – давно получен. Со времен Древнего Рима человека больше всего интересуют чужие деньги, чужая смерть и чужая постель. Удовлетворению этих интересов, замешенных на государственной пропаганде, и подчинен рынок серьезных каналов. И никто против своей аудитории, против бизнеса не попрет. 

Бывают исключения в непраймовое время – всякие «Вечерние Урганты», «Городские пижоны» или «Закрытые показы». Все это не дает рейтингов, но оправдывает статус мультиканала, то есть канала для всех. Воспитывать вкусы можно, только имея неограниченные финансовые ресурсы, с изначальной готовностью пойти на убытки. Та же «Культура» с точки зрения бизнеса есть антибизнес. Поэтому когда большие боссы говорят:  а что вы от нас хотите? Мы акционерное общество, коммерческая структура, призванная зарабатывать бабки, – возразить нечего. Пока  желтуха и криминал будут приносить цифры (а значит, деньги) – их будут показывать, и к этой позиции ничего не предъявишь. Ни-че-го! 

 – Если оценивать бытие в денежно-рыночном эквиваленте – пожалуй. Вот только при таком раскладе общественные мораль и нравственность тают, как с белых яблонь дым...

– Да, деградация присутствует. Но вы знаете, когда я смотрю на поколение моего брата – ему 23, это другие люди, у них нет совкового баласта, они свободнее, раскованнее, у них больше возможностей, они космополитичны,  – понимаю, что еще не все потеряно.  Так как я вырос во всей этой телеклоаке, то прекрасно знаю, как быстро заканчивается романтическая мишура профессии типа популярности и легких доходов. Поэтому в свое время подстраховался несколькими небольшими бизнесами, которые кормят, но, главное, дают свободу выбора.  То, что я имею стабильный доход вне своей основной профессии, – именно это позволяет мне относиться и к себе, и к своей работе честно. Я могу позволить себе отказаться от той, какая претит моему внутреннему миру или идеологическим соображениям. И выпадать из ящика, когда он становится мне неинтересен. 

Я играю вдолгую – стараюсь не делать того, что повредит моей репутации и самоощущению в профессии. Стать Дмитрием Киселевым – что может быть ужаснее. Я видел, как подобные метаморфозы происходят с моими друзьями и знакомыми из новостных программ и как откровенно они плюются, выходя из эфира. Но претензий к тем, которые обслуживают-облизывают власть, не предъявляю.  У всех семьи, зарплаты, ипотека – людей можно понять.

 – Ага, и простить. Столь милое нам двоемыслие...

 – Ну да, как обычно: делаем одно, в курилках говорим другое... 

 – Таким макаром можно все оправдать. Вы сказали – вам 35, вы – молодой активный горожанин... Что происходит?

– Гастрит, тяжелое похмелье – что и со всеми.

 – Я имела в виду, что происходит вокруг? В стране?

– Думаю, ничего не происходит – в этом-то и беда. 

 – Разве? А дикие законы – про запрет усыновления американцами и так обездоленных сирот? А возбуждение гомофобии в обществе? Вон, в Twitter кто-то написал: «Пришел январский счет за квартиру. Пытаюсь понять, кто виноват в удорожании квартплаты: США, Навальный, геи, евреи или Майдан». 

– Обсуждать думский кретинизм считаю бессмысленным. Надоело. 90% процентов соотечественников ничего не знают  про это, так как их это не касается. Враг, он будет нужен всегда – американцы, евреи, геи, а лучше все скопом в одном флаконе. Да, конченый идиотизм, бессмысленные законы, но не хватало еще переживать по поводу принятия законов Государственной Думой! Тем более если к вам лично они отношения не имеют.

 – Здрасьте – а как же «...колокол звонит по тебе»?

– Мне сейчас девушка симпатичная звонит, а не колокол. Это ближе и приятнее, чем рефлексия по поводу работы народных, так сказать,  избранников. Вокруг и так много негатива, мы не умеем радоваться жизни, простым мелочам, тому, что есть. Это и к себе претензия. Я понял: если не будешь искать в жизни позитива – сожрешь сам себя.  Зачем?.. Вместо мизантропии в крайнем ее проявлении – сделай что-нибудь. Жалко сирот? Усынови ребенка.

– Продолжая логическую цепочку: возмущен несправедливостью по отношению к геям – пойди, вступи в ЛГБТ-сообщество. Подмена понятий, на мой взгляд.

– Пример не совсем корректный, но можно и так – вдруг понравится? Главное – помнить, что только мы сами в ответе за собственную жизнь. Ну и за тех, кого приручили… Я, кстати, кошатник, а вы?

– А я суперкошатник: четверо по лавкам.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Россияне предпочли российские блокбастеры

Россияне предпочли российские блокбастеры

Вера Цветкова

Фильмы "Полицейский с Рублевки. Новогодний беспредел" и "Т-34" заработали в новогоднем прокате больше миллиарда рублей каждый

0
1764
"Гоголь. Начало" –  главное событие телесезона  (1)

"Гоголь. Начало" – главное событие телесезона (1)

Отечественный мистический детектив как высококлассное телевизионное развлечение

0
3740
"ТЭФИ"-2018 поставила рекорд (2)

"ТЭФИ"-2018 поставила рекорд (2)

В этом году в голосовании приняли участие более 1000 членов жюри

0
3274
Запуск второго мультиплекса цифрового TV  на всей территории России (4)

Запуск второго мультиплекса цифрового TV на всей территории России (4)

Первый этап отключения аналогового телевещания начнется 11 февраля 2019 года

0
3280

Другие новости

Загрузка...
24smi.org