0
2168
Газета В мире Печатная версия

07.12.1999

Куда исчезли деньги КПСС в Италии?

Тэги: Митрохин, Италия, спецслужба


5 сентября 1979 года. Кремль. Энрико Берлингуэра принимали Леонид Брежнев и Михаил Суслов. К этому моменту, как свидетельствует автор "Золота Москвы", КПСС перестала финансировать итальянских коммунистов.
Фото ИТАР-ТАСС

СКАНДАЛ, разгоревшийся на Апеннинах вокруг "Архива Митрохина", как и следовало ожидать, имел не только далеко идущие политические последствия, но и поставил на повестку дня ряд проблем исторического характера. Впрочем, в Италии эти проблемы воспринимаются исключительно остро, поскольку затрагивают многие болевые точки совсем недавнего прошлого и в конечном счете крепко-накрепко связаны с современной политической ситуацией.

Одной из наиболее болезненных тем такого рода, несомненно, является тайное финансирование Итальянской компартии, которое осуществлялось руководством КПСС в рамках широкомасштабной программы по оказанию помощи "братским" партиям за рубежом.

За последнее десятилетие на эту тему было написано немало. Когда после развала СССР приоткрылись двери секретных советских архивов, туда сразу же ринулись многие исследователи, не всегда движимые сугубо научным интересом. В итоге были подготовлены многие интересные исторические работы, лучшей из которых в Италии, безусловно, является фундаментальный труд Валерио Ривы. Явно под впечатлением этой книги и параллельно с обнародованием "Архива Митрохина" в Риме появился на свет еще один документ, о содержании которого уже писала "НГ". Речь идет о докладе Виктора Заславского "Советское финансирование левых политических организаций Италии", который был подготовлен по заказу сенатора Джованни Пеллегрино, возглавляющего специальную парламентскую комиссию по расследованию преступлений террористов. (К слову, именно Пеллегрино санкционировал передачу митрохинского "досье" прессе.)

Согласно докладу Заславского, только прямые финансовые вливания СССР в ИКП с 1950 по 1979 год составили в пересчете по нынешнему курсу свыше 500 млн. долларов. В этом документе отмечается также, что в 1980-е годы, когда практика перевозки "зеленых" в дипломатических чемоданчиках прекратилась, ей на смену пришла более изощренная система тайного финансирования ИКП через многочисленные коммерческие проекты, в рамках которых, например, газ и нефть из СССР закупались фирмами итальянских "друзей" по заниженным ценам. В последние годы существования СССР, указывает Заславский, "активизировался процесс перевода имущества КПСС за рубеж, что дало дополнительные стимулы для скрытия финансовых операций с иностранными компартиями". По его словам, "интерес Советского Союза к политической ситуации в Италии, а также субсидии определенным политическим силам и коммерческим предприятиям сохранялись вплоть до краха режима в 1991 году".

И вот в октябре эта тема получила неожиданное продолжение - в Италии вышла в свет небольшая книга под интригующим названием "Золото Москвы". Правда о советском финансировании ИКП, рассказанная непосредственным участником событий", автор которой Джанни Черветти с середины 1970-х годов был "казначеем" ИКП. Собственно говоря, это второе издание книжки, вышедшей еще в 1993 году в разгар операции "Чистые руки", когда ряду влиятельных политиков Италии пришлось давать неприятные объяснения следственным органам по поводу финансирования своих партий. Среди этих политиков был и Черветти.

Наступила осень 1999 года. "Последние историко-политические события и дискуссии делают настоящее эссе актуальнейшим", - констатировало издательство и в самый разгар скандала вокруг "Архива Митрохина" переиздало забытую всеми книжку. Со своей стороны, Черветти предпослал новому изданию предисловие, в котором, как говорится, раздал всем сестрам по серьгам. Так, Владимиру Буковскому досталось за то, что он после серьезной работы в советских архивах позволил себе "явную глупость" утверждать, что экономические отношения между СССР и Италией практически находились под контролем ИКП. Валерио Риву автор упрекает в том, что он не пожелал остаться в рамках исторического исследования и "уступил необходимости пропаганды". Под горячую руку Черветти попали и многие другие, включая автора этих строк: "Стоит иметь в виду утверждения исследователей, экспертов, журналистов четвертого разряда - назову из всех Сергея Старцева из российской "Независимой", - которые, претендуя на изучение этой важной и деликатной темы, полагаются исключительно на слухи", - горячится автор.

Признаться, я был несколько удивлен, когда прочитал этот пассаж, ибо никогда специально не писал для "НГ" по поводу советского финансирования ИКП, наивно полагая, что разобраться в этой истории должны следственные органы Италии и России. Но тут на память мне пришла недавняя корреспонденция о презентации в Риме корпорации "Система", столь близкой сердцу московского мэра. "Однако присутствие на этом собрании бывшего члена руководства Итальянской компартии и "теневого кабинета" коммунистов Джанни Черветти говорило о многом. Ведь именно этот скромный человек долгое время курировал связи с советскими друзьями и, как не раз писала местная пресса, был причастен к перекачке на Запад денег КПСС", - говорилось в этом материале, опубликованном 1 октября 1999 года. Чем же так задело автора "Золота Москвы" это замечание, если в предисловии, датированном 3 октября, он решил вывести на чистую воду зарвавшегося журналиста?

Первоначально я предположил, что виной всему концепция разделения пишущей братии на разряды, разработанная г-ном Черветти. Что касается нас, журналистов четвертого разряда, все ясно: мы встречаемся с людьми, берем интервью, читаем газеты - короче, пытаемся разобраться в ситуации и затем изложить свое видение событий читателям. Не такова миссия впередсмотрящих! К ним, думаю, можно со всем основанием отнести самого г-на Черветти, в официальных биографиях которого всегда отмечалось "журналист, публицист". Вполне вероятно, что под журналистами первого разряда он подразумевает, скажем, и многолетнего корреспондента "Реппублики" Сандро Виолу, проходящего, согласно "Архиву Митрохина", в документах КГБ под псевдонимом Жуков, и ряд других "коллег". Возможно, среди "перворазрядников" стоит упомянуть и тандем Бонини - Д"Аванцо из "Коррьере делла сера", оповестивший весь мир о кредитных картах Бориса Ельцина в Швейцарии. Вот только так до сих пор и непонятно, откуда же они почерпнули этот сверхценный компромат.

Но вернемся к автору "Золота Москвы". Черветти родился в Милане в 1933 году, политической деятельностью занялся еще в средней школе и 16-летним пареньком вступил в ИКП. До 1956 года обучался медицине в Италии, но вдруг уехал в СССР, где окончил экономический факультет МГУ. Вернувшись на родину, Черветти быстро делает блестящую партийную карьеру. В 1969 году он уже член ЦК, а в 1975 году после XIV съезда ИКП неожиданно для многих занимает ключевой пост руководителя административно-финансового одела Национального секретариата ИКП. Его предшественником на этом посту был возглавляющий ныне Партию итальянских коммунистов Армандо Коссутта, который, согласно "Архиву Митрохина", предоставлял конфиденциальную информацию КГБ. Непосредственно работой административного сектора при Черветти, как и в прежние годы, руководил Гуидо Каппеллони (псевдоним Альберто), который в течение многих лет непосредственно получал в Риме из рук сотрудников КГБ чемоданы с долларами для партии. Подчеркнем, что сам Черветти в митрохинском "досье" не значится. (Правда, имена более 50 советских агентов, упоминающихся в этих бумагах, до сих пор еще не раскрыты.)

Забавно читать в "Золоте Москвы", как Черветти недоумевает, почему именно он был выдвинут на столь ответственный участок работы. "Мне это не было ясно тогда, так же как мне не стало это полностью ясно и позднее. Я был самым молодым в секретариате, никогда не занимал никаких постов в центральном аппарате, не был даже членом национального руководства. Но, возможно, это были как раз те качества, которые говорили в мою пользу. Надо понимать, были и другие качества. И среди них, вероятно, знание русского языка и советской действительности. Во всяком случае, качества и подлинные причины не могли ограничиваться этим", - справедливо замечает автор.

Вообще "Золото Москвы" содержит массу совершенно необъяснимых историй. Черветти пытается, например, убедить читателя в том, что о финансировании ИКП со стороны КПСС в партии знали лишь несколько высших функционеров (даже генсек Энрико Берлингуэр не располагал полной информацией), но одновременно об этом знали и принимали как должное чуть ли не все вокруг, включая ЦРУ, итальянские спецслужбы и влиятельных политических противников коммунистов на Апеннинах.

Когда же автор начинает излагать свою версию того, как было принято решение отказаться от финансовой помощи КПСС, туман еще более сгущается. По словам Черветти, историческое решение было принято в октябре 1975 года во время беседы между Берлингуэром, членом руководства Джерардо Кьяромонте и самим Черветти в знаменитом зале "Трансатлантико" в здании палаты депутатов, который в силу обычной толчеи вряд ли подходит для обсуждения столь деликатных вопросов. С этого момента, как можно понять, Черветти стал считать отказ от советских денег чуть ли не своим главным партийным заданием. Оба собеседника Черветти давно ушли в мир иной и подтвердить эту версию, естественно, не могут. Так же как не может сделать этого и еще один бывший лидер ИКП Луиджи Лонго, якобы в разговоре тет-а-тет с автором одобривший эту идею.

Почти анекдотически звучит рассказ Черветти о том, как он подошел к выполнению своего задания. В январе 1976 года "казначей" ИКП отправляется в Москву, встречается с советскими товарищами и в конце визита попадает в кабинет заведующего международным отделом ЦК Бориса Пономарева. "Во время встречи и беседы я не предпринимал никакой инициативы относительно финансовых отношений... Мне не оставалось ничего иного, как ждать. И ожидание было вознаграждено. В конце встречи после политической части Пономарев взял листок бумаги и остро отточенный карандаш, написал что-то и показал мне. Я прочитал цифру - пять миллионов. Надо было понимать, долларов... Я согласно кивнул и поблагодарил. Сразу после этого я попрощался... На тот момент миссия была выполнена", - заканчивает эту главку борец за освобождение от финансового гнета КПСС.

1977 год. Снова январь, снова Москва, снова третий подъезд на Старой площади. Позади XXV съезд КПСС с еретическим по тем временам выступлением Берлингуэра, позади межпартийная полемика по ряду важных политических вопросов, в частности о роли НАТО, но сценка в точности повторяется. Пономарев пишет на листочке привычную цифру, Черветти читает ее, благодарит и выражает надежду, что все это в последний раз. "Я сделал маленький шаг вперед по избранному пути. Но миссия еще не была выполнена".

1978 год. Январь. Москва, Старая площадь. Позади празднование 60-летия Октябрьской революции с очередным резким заявлением Берлингуэра. Наконец-то наш герой решается объявить Пономареву о том, что итальянцы отказываются от финансовых вливаний КПСС. Тот реагирует спокойно: это ваше дело, мы надеемся, что вы просчитали все последствия такого решения. "Потом, провожая меня к выходу и прощаясь, он добавил, что мы можем чувствовать себя спокойно, в том числе и потому, что всегда можем использовать квоту, полагающуюся по контракту о природном газе, - пишет Черветти. - Я не понял тогда и не могу сказать сейчас, с какой целью он произнес эти слова, была это хитрость или он говорил искренне. Когда я совершенно ясно и четко ответил, что никогда не просил и не получал этих денег и готов утверждать то же самое в отношении моих сотрудников, он выказал изумление и взорвался: "Куда же они подевались?" Я не был в состоянии помочь ему найти какой-то ответ на его вопрос-восклицание. Скорее, я был бы благодарен ему, если в будущем он смог бы удовлетворить мое любопытство <...> В этот день закончилась длинная история. Сама моя миссия была завершена".

Надо сказать, свидетельство Черветти о том, как он стоически добивался от советских товарищей прекращения финансирования ИКП, заметно расходится с документами из "Архива Митрохина", рассказывающими о том, как руководители итальянских коммунистов буквально выбивали деньги из Москвы. Достаточно упомянуть интригующую историю о том, как в апреле 1972 года резидент КГБ в Риме Геннадий Борзов (псевдоним Быстров) передал Лонго ответ Брежнева на его запрос о дополнительных финансовых вливаниях. В этом письме генсек КПСС напоминал об уже выделенных дополнительно 500 тыс. долл. для проведения предвыборной кампании и о том, что общий объем помощи в этом году уже достиг 5,7 млн. Тем не менее советское руководство принимает решение вновь дать денег ИКП. Однако Лонго остался недоволен Москвой, о чем советскому послу в Риме немедленно сообщил Коссутта. Из донесения Борзова в Центр становится ясно, что посол Никита Рыжов был взбешен, поскольку контакты с Лонго осуществлялись КГБ без его ведома.

В митрохинском "досье" содержится также указание на то, что ИКП контролировала различные коммерческие фирмы, которые активно работали с СССР. Если верить "архиву Митрохина", их деятельность включала в себя, в частности, снабжение Италии советской нефтью через группу "Монти", закупку транспортеров аммиака у фирмы "ЭФИМ-Бреда", строительство гостиниц в СССР, широкое сотрудничество с группой "Финмекканика" и многое другое. Вся эта экономическая активность, естественно, осуществлялась за рамками прямой финансовой помощи КПСС.

В сущности, у меня нет оснований сомневаться в том, что Черветти в "Золоте Москвы" рассказал правду. Свою правду. Да он и сам с известным цинизмом, свойственным партийным функционерам, признается: "Естественно, я не претендую на то, чтобы изложить всю правду... Могу лишь гарантировать, что все, что я попытался сказать, соответствует правде, даже если не содержит всей правды". Иными словами, г-н Черветти либо не знает, либо по каким-то причинам не может сказать всей правды. Но истина все-таки должна быть установлена. Поскольку как раз в эти дни парламент Италии обсуждает вопрос о создании специальной комиссии по расследованию фактов, изложенных в "Архиве Митрохина", есть надежда, что в конце концов вся правда выйдет на поверхность и мы узнаем ответ на риторический вопрос Бориса Пономарева. Тогда, кстати, журналисты четвертого разряда вновь смогут спокойно заняться политиками первого разряда.

Рим


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Что останется после меня

Что останется после меня

Юлия Науменко

Когда приходит понимание, что ни твоя жизнь, ни планета не бесконечны

0
2167
На территории Италии начнется строительство Трансадриатического газопровода

На территории Италии начнется строительство Трансадриатического газопровода

0
1190
Евгений Деммени был петрушечником

Евгений Деммени был петрушечником

Елизавета Авдошина

Режиссер Эдуард Гайдай – о знаменитом кукольнике и столетии петербургского Театра марионеток

0
1010
Европа с Азией сошлись в Вероне

Европа с Азией сошлись в Вероне

Юрий Паниев

Италия превращается в форпост сопротивления антироссийским санкциям

0
4081

Другие новости

Загрузка...
24smi.org