0
4269
Газета В мире Печатная версия

22.12.1999

Как румынская революция стала антикоммунистической

Тэги: Румыния, революция


Знамя румынской революции, поднятое в 1989 году, все еще развевается над страной.
Фото ИТАР-ТАСС

С КАЖДОЙ годовщиной румынской декабрьской революции 1989 года споры о ней вспыхивают с новой силой. Что это было - действительно революция? Или народное восстание? Или государственный переворот? Мифологизация событий тех дней идет по нескольким линиям: искажается не только смысл, но и характер этих событий, и в частности, преувеличивается их антикоммунистический заряд, раздувается иностранное вмешательство, и особенно секретных служб. Другой вариант интерпретации: революция была, но она была "конфискована" группировкой Иона Илиеску, пришедшей к власти. Нет единства мнений и по жгучей проблеме "террористов", из-за которых погибли около тысячи человек. Может, "террористы" были просто чьей-то диверсией?

Дискуссии - революция или государственный переворот? - напоминают наши нынешние споры об Октябрьской революции в России. Большинство, конечно, сходится на том, что события 10-летней давности в Румынии были настоящей революцией, так как они в конечном счете означали смену политической системы, а что касается характера революции, то ее можно назвать антикоммунистической только в широком смысле, если рассматривать ее в развитии, а не замыкаться на собственно событиях декабря 1989 года, которые носили, скорее, античаушистский характер. Чтобы считать эту революцию антикоммунистической, надо видеть ее на обширном временном отрезке. В этом смысле в ее эволюции можно выделить пять следующих фаз.

Фаза первая: с 15 по 21 декабря. Прелюдия революции. Она началась в Тимишоаре и 21 декабря продолжилась в Бухаресте и Клуже как народные волнения и выступления против режима Чаушеску. На их подавление брошены армия и милиция. Первые жертвы. В Тимишоаре 72 человека убиты, в Бухаресте - 48 и 604 ранены. Сотни арестованных. И восставшие тимишоарцы, и отчаянные защитники баррикады на Университетской площади столицы (в ночь на 22 декабря они были сметены танками) сыграли роль детонатора для революционного взрыва в Бухаресте на следующее утро.

Фаза вторая: 22 декабря - 12 января. Это поистине народная революция: в Бухаресте люди просто вышли на улицы и поставили армию и милицию в положение вне игры - не могла же она стрелять, как накануне ночью, по сотням тысяч человек, запрудивших улицы. Здесь особенную, мобилизующую роль сыграли мощные, организованные колонны рабочих с главных бухарестских предприятий - "23 Августа", "ИМГБ", "Пипера" и других, которые, подходя с окраин, вливались в главные улицы и на площади столицы, беря в кольцо политический центр режима - здание ЦК РКП, где в то утро застрелился (или был убит) министр обороны генерал Василе Миля. Армия братается с народом. Массовое выступление рабочих, этого оплота социализма, который Чаушеску считал и своей главной опорой, стало для диктатора ударом ниже пояса. Вот почему его недолго пришлось уговаривать сесть вместе с супругой в вертолет и с крыши здания ЦК улететь, бежать в неизвестность, навстречу своей насильственной смерти. Вечером того же дня 22 декабря, в разгар народного ликования, в Бухаресте и других городах начинается стрельба таинственных "террористов" и ответный огонь по ним армии. В последующие дни и ночи в ходе перестрелок и даже боев (как, например, в районе телевидения) - самые большие человеческие жертвы: 942 убитых из 1104 - общего числа погибших в революцию. Уличные бои кончаются в основном после 25 декабря - дня Рождества, когда революционный суд наскоро судил Николае и Елену Чаушеску, и тут же, в казарме в городе Тырговиште, они были расстреляны.

Вопрос с "террористами". Главный военный прокурор генерал Дан Войня, изучивший сотни дел, недавно вынес свой приговор: никаких "террористов" не было, а была диверсия, организованная теми, кто пришел к власти, и в частности, армейским командованием. Мотивы такой диверсии? Армия должна была проявить себя как защитница и спасительница революции с тем, чтобы эта "изобретенная" ими война "списала", затушевала недавние репрессивные действия армии и полиции по защите режима Чаушеску.

Так возникла легенда о "террористах" из рядов секуритате (аналога КГБ), мнимых сторонниках Чаушеску. Много неразберихи и хаоса внесло и соперничество между двумя группировками высших армейских чинов, одна из которых находилась в здании Министерства обороны, другая - в здании ЦК РКП. Причем Ион Илиеску, лидер созданного 22 декабря Фронта национального спасения, и другие его гражданские соратники могли и не знать о тайных играх военных.

В последующий период формируются новые органы власти - Совет Фронта национального спасения во главе с Ионом Илиеску (бывшим секретарем ЦК РКП, попавшим в начале 1970-х годов в опалу, но занимавшим высокие посты - уездного секретаря РКП, министра водного транспорта, директора технического издательства) и первое правительство во главе с Петре Романом. Все государственные структуры чаушистского режима отменены. Провозглашаются идеи плюрализма, правового государства, рыночной экономики.

Некоторые называют эту революцию антикоммунистической ┘ Дело в том, что к 22 декабря 1989 года даже в других странах Восточной Европы, которые куда раньше Румынии созрели к демократическим переменам, "бархатные революции" еще не были в полном смысле антикоммунистическими. Скорее, это были переходные режимы и правительства, возглавляемые, как правило, коммунистами-реформистами. Тем более это относится к Румынии, где резкий переход от самой заскорузлой и жестокой в Европе тоталитарной системы к демократии не мог не быть кровавым. Таким образом, революция здесь начиналась прежде всего как античаушистская. Свидетель событий 21 и 22 декабря, могу засвидетельствовать, что антикоммунистических лозунгов в то время еще не было. Главными были: "Долой Чаушеску!" "Хотим демократическое правительство!", "За свободные выборы!".

Тогда антикоммунистические силы еще не вышли на политическую арену. В стране их попросту не было. Главной движущей силой этих событий были молодежь и рабочие. В первые дни революции никому даже в голову не приходило ставить под сомнение коммунистический режим. Ион Илиеску, взлетевший на гребне революционной волны как самая популярная в народе личность, в первый же вечер революции говорит по Румынскому национальному телевидению о главной вине Чаушеску, который, по его словам, "запятнал благородные идеалы социализма". И никто не возмущается - все воспринимают эти слова как должное.

Первые дни революции брали планку московской перестройки. Но события на этом не остановились. Здесь как бы подтвердилась библейская истина: кто был последним, станет первым.

Фаза третья: 12 января - 13 июня. Постепенно, с возрождением трех "исторических" партий: Национал-цэрэнистской (христианско-демократической), Национал-либеральной и Социал-демократической, а также с возвращением в Румынию некоторых активных деятелей румынской эмиграции, и в том числе цэрэниста Иона Рациу и либерала Раду Кымпяну, которые и составят конкуренцию Иону Илиеску на первых президентских выборах 20 мая 1990 года, в румынской революции появляется сначала робкая, а потом все более заметная антикоммунистическая струя. Оживляются также монархисты, есть признаки возрождения легионерскго движения, которое никогда не прекращало своей деятельности за рубежом.

Первый всплеск антикоммунизма приходится на загадочную манифестацию вечером и ночью 12 января на столичной площади Виктория (на ней появляются первые ораторы, вернувшиеся с Запада), под давлением которой новые власти принимают решение о запрете Коммунистической партии и восстановлении смертной казни, отмененной сразу после расстрела супругов Чаушеску (через несколько дней запрет на Компартию будет снят). Но антикоммунистический радикализм нарастает: 28 января три "исторические" партии организуют мощные манифестации протеста против новых властей, против объявленного преобразования ФНС в политическую партию. С помощью уличной стратегии "исторические" партии даже пытаются взять власть в свои руки. Но тогда на следующий день, 29 января, по зову ФНС в Бухарест впервые прибывают (потом это станет "доброй традицией") шахтеры бассейна Долина Жиу. На площади Виктория происходят столкновения, которые повторятся и 18 февраля, во время новых манифестаций, организованных "историческими" партиями.

И снова в Бухарест с дубинками и железными прутьями придут шахтеры - защищать Илиеску и Петре Романа. В ходе подготовки к первым свободным выборам - президента и в Учредительное собрание (Конституанту), которое должно было выработать новую Конституцию, в двадцатых числах апреля на Университетской площади начинается первая настоящая антикоммунистическая манифестация-марафон. Университетская площадь, за полгода до этого обагренная кровью самых смелых борцов против диктатуры Чаушеску, торжественно объявляется "Зоной, свободной от коммунизма", или "Нулевым километром демократии в Румынии". Для манифестантов, среди которых много молодежи, новая власть, установившаяся в декабре 1989 года, олицетворяет неокоммунизм, а ее лидер Ион Илиеску - "горбачевизм". Позже его Фронт оформится в левоцентристскую Партию социальной демократии Румынии (ПСДР). Оружием манифестантов становится "Тимишоарская прокламация", один из пунктов которой запрещает доступ бывшим коммунистам-активистам к общественным и государственным функциям. Но ни это требование, ни требование "исторических" партий о полном возвращении земли и домов, конфискованных коммунистическими властями, не находят широкой поддержки у населения.

На всеобщих выборах 20 мая Ион Илиеску и его ФНС выигрывает с огромным отрывом: они умело стращали левый в основном электорат "реставрацией", "возвращением капиталистов и помещиков" и "охотой на ведьм" (то есть на бывших членов партии) в случае прихода к власти цэрэнистов и либералов.

Фаза четвертая: 13-15 июня 1990 г. - 17 ноября 1996 г. Этот период начинается с разгона манифестации на Университетской площади, беспорядками, угрожающими законно избранной власти, и┘ новой минериадой - походом шахтеров на Бухарест, которые громят штаб-квартиры и редакции газет "исторических" партий, избивают студентов и представителей интеллигенции. Шахтеры, как когда-то класс-гегемон, не дают антикоммунистической стихии разбушеваться. Новая Конституция 1991 года освящает превращение Румынии в демократическое, правовое государство со свободной рыночной экономикой. Ион Илиеску, переизбранный на новый срок в 1992 году, не сторонник "шоковой терапии", его реформы, в том числе и приватизация, постепенны. В это время создаются законодательная основа и механизмы рыночной экономики. Первые три года правления ПСДР наблюдается падение ВВП, а на четвертый год - небольшой, но рост. В 1996 году 50% ВВП уже приходится на частный сектор экономики. Правящая ПСДР эволюционирует в сторону социал-демократической партии европейского типа. Ее соперник в этом политическом спектре - Демократическая партия Петре Романа, отколовшаяся в 1992 году от Фронта национального спасения.

Фаза пятая: 17 ноября 1996 г. - по настоящее время. Есть определенный резон, когда президент Эмиль Константинеску говорит, что истинная революция в Румынии произошла не в декабре 1989 года, а в ноябре 1996 года, когда на выборах победила его Демократическая конвенция Румынии (ДКР), объединяющая "исторические" партии. Во всяком случае, эта первая альтернативная смена власти - большое завоевание румынской демократии, признак необратимости демократических процессов. Бывшая антикоммунистическая оппозиция выиграла выборы, пообещав проведение радикальных реформ и победу над коррупцией. Другое дело, что итоги трехлетнего правления правоцентристской коалиции цэрэнистов, либералов, социал-демократов Петре Романа и партии этнических венгров были катастрофическими. Ежегодно ВВП падал на 4-6%, с инфляцией в 150% (1997 г.) и 55 % (1998 и 1999 гг.). Резко снизился жизненный уровень населения, треть которого (более семи миллионов) оказалась за чертой бедности. Неэффективная приватизация, ликвидация нерентабельных предприятий и шахт, массовая безработица. В январе-феврале 1999 года - два новых похода-минериады, угрозу которых от столицы удалось отвести с большим трудом. На фоне всеобщего недовольства в ходе бесчисленных и подчас оригинальных по форме забастовок и манифестаций протеста против политики властей появляются портреты Чаушеску - и даже на родине революции, в Тимишоаре. Но это не столько ностальгия по социализму (хотя все более возрастает и такая), сколько "метафора" - неодобрение нынешнего политического класса и проявление разочарования.

Может быть, прав был философ Александр Зиновьев, говоривший, что люди, выросшие при коммунистической системе, никогда не смирятся с капитализмом?

На 10-й год революции предпочтения румынского электората снова мощно качнулись в сторону Иона Илиеску (до 40-50%) и его партии ПСДР (до 40%), в то время как акции ДКР и президента Эмиля Константинеску безнадежно падают (до 15-17%). Это было и одной из причин недавней отставки премьер-министра Раду Василе. Тем не менее в последний период были приняты важные для "декоммунизации" страны законы о возвращении прежним владельцам земельных участков (до 50 га) и лесов (до 10 га), а также закон о доступе граждан к архивам секуритате и ее деконспирации как тайной полиции, имеющие большое значение для морального оздоровления общества.

Мощным рычагом изменения состояния вещей в экономике может стать объявленный на саммите Европейского союза в Хельсинки прием Румынии в число стран - кандидатов на вступление в союз. Это означает существенные кредиты, в том числе безвозмездные, программы развития под строгим контролем ЕС и других финансовых организаций. Под этот новый статус реформировано и румынское правительство, которое теперь возглавит бывший бессменный управляющий Национальным банком Румынии Мугур Исэреску, то есть технократ, политически нейтральная фигура.

Бухарест


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Румыния вернет себе Молдавию за 20 миллиардов евро

Румыния вернет себе Молдавию за 20 миллиардов евро

Светлана Гамова

Бухарест назвал дату объединения с соседней страной

2
15738
Чиновники насаждают память о революции

Чиновники насаждают память о революции

Общество же эта тема совсем не интересует

1
2919
«В Базеле я основал еврейское государство»

«В Базеле я основал еврейское государство»

Александр Локшин

К 120-летию Первого еврейского конгресса

0
326
Сын полотера, капитан, богослов

Сын полотера, капитан, богослов

Данила Давыдов

Интимные и эпохальные дневники отца Даниила Хармса

0
2570

Другие новости

24smi.org
Загрузка...