0
12183
Газета Кино Интернет-версия

16.06.2024 19:17:00

Обладатель "Оскара" Джим Бродбент идет пешком через всю Англию

В прокат вышла "Вторая жизнь Гарольда Фрая"

Тэги: кинопремьера, вторая жизнь гарольда фрая, рецензия


кинопремьера, вторая жизнь гарольда фрая, рецензия Кадр из фильма "Вторая жизнь Гарольда Фрая", реж. Хэтти Макдональд

В российский прокат вышла «Вторая жизнь Гарольда Фрая», экранизация романа-бестселлера Рейчел Джойс режиссера Хэтти Макдональд. Она же автор другого нашумевшего проекта по книге – сериала «Нормальные люди». В этот раз история также мелодраматическая, но еще и с элементами необычного роуд-муви: заглавный герой преодолевает 800 миль пешком, чтобы случилось чудо – и чтобы самому найти утешение.

Гарольд Фрай (Джим Бродбент) с женой Морин (Пенелопа Уилтон) живут в английской глуши. Они немолоды, нелюдимы, их дни походят один на другой, пока однажды Гарольд ни получает письмо из хосписа на другом конце страны. Отправитель – Куинни, давняя знакомая мужчины, которую он не видел более 20 лет. Она сообщает, что умирает, и это послание – ее прощание. Сперва Гарольд хочет ответить дежурными фразами, но по дороге к почтовому ящику, на заправке, встречает девушку, которая рассказывает ему удивительную историю про свою тетю, что та якобы излечилась от рака благодаря вере в нее племянницы. Мужчина принимает неожиданное решение дойти до Куинни пешком и, позвонив в хоспис, просит у нее лишь одного – дождаться. Гарольду предстоит путешествие длиной в пару месяцев, на пути его ждут удивительные встречи, а в конечной точке – долгожданное, как оказывается, прощение.

Чем дальше отходит от родного городка мистер Фрай, тем сложнее и его путь, и его история, которая всплывает воспоминаниями-вспышками в голове старика и на экране. Гарольд сбивает ноги в кровь, моется в ручье, ест и пьет что бог (в лице неравнодушных прохожих) пошлет. Но куда сильнее, чем мозоли и желудок, урчащий от голода, болит душа. Редкие звонки Морин, которые оканчиваются тем, что она раздосадованно бросает трубку, выглядят сперва не более чем весьма ожидаемая обида жены – ну а как еще реагировать, когда муж, выйдя из дома на полчаса, становится вдруг пилигримом, да еще и совершает паломничество к другой женщине? Но дело, конечно, не только и не столько в этом, ведь оба они пережили в прошлом то, что невозможно забыть и трудно простить. А Гарольду есть за что виниться и перед женой, и перед Куинни, и перед самим собой. И даже перед тем, кого уже нет на этом свете.

В оригинале фильм называется «Невероятное паломничество Гарольда Фрая», однако локализация «Вторая жизнь» столь же уместна – в этих словах по отношению к картине, пожалуй, заложен даже более глубокий смысл. То, что поначалу кажется и Морин, и зрителю какой-то постыдной романтической тайной, которую герой годами скрывает от законной супруги, на деле оборачивается не менее постыдным – для него, – но при этом вовсе не банальным секретом про интрижку. Отсюда и паломничество, которым Гарольд так стремится искупить грех, тяжким грузом висящий на его душе, в его сознании, куда более тяжкий, чем измена.

Большая часть фильма – и впрямь роуд-муви. По пути Фрай заводит множество судьбоносных знакомств, узнает в людях, которые делятся сокровенным, то себя, то близких, будто жизнь дает второй шанс исправить что-то. Звучит слишком уж сказочно, так что авторы возвращают с небес на землю, не доводя каждую линию до обязательного счастливого финала – это правдоподобно. Гарольд – не волшебник, но оставляет след как стоптанными ботинками на придорожных газонах, так и в нескольких потерянных душах. Кто знает, что будет с ними за кадром, уходящим вдаль бесконечным зеленым полотном английских равнин.

Стоит отдать должное артисту Бродбенту, чей персонаж, несмотря на все тяготы и потрепанный внешний вид спустя недели пути, да и непростую судьбу, подробности которой, наконец, складываются в цельное полотно, – не вызывает жалости. История не спекулирует на чувствах смотрящих и не давит из них слезу (ну только ту, что так или иначе предполагает жанр). Гарольд Фрай – трогательный, потерянный, но при этом сильный, уверенный, устремленный вперед, временами смешной, временами грустный и унывающий, но в общем живой. И эта жизнь продолжается, заразительная и нескончаемая – пока кто-то помнит, любит, готов прощать и просить прощения.


Читайте также


И Ермак, и Синяя Борода

И Ермак, и Синяя Борода

Александр Матусевич

46-й сезон Красноярский театр оперы и балета имени Дмитрия Хворостовского завершил гастролями в столице

0
2306
"Горький. Балет": все черненькие, все прыгают

"Горький. Балет": все черненькие, все прыгают

Наталия Звенигородская

Премьера спектакля "На дне" прошла в Нижнем Новгороде

0
4626
Пастернак, Чехов и любовь сделали из чиновника человека

Пастернак, Чехов и любовь сделали из чиновника человека

Наталия Григорьева

В фильме "Культурная комедия" заммэра и учительница изучают историю Перми

0
4603
О природе власти и милосердия

О природе власти и милосердия

Наталия Звенигородская

Марина Гайкович

В Большом представили мировую премьеру – балет "Буря" по пьесе Шекспира

0
3371

Другие новости