0
1680
Газета СНГ Печатная версия

17.09.2002 00:00:00

"У нас вся пресса государственная"

Тэги: белоруссия, лукашенко, сми, подгайный

За годы правления Александра Лукашенко в Белоруссии сложились достаточно жесткие отношения между официальной властью и прессой. Как известно, Александр Григорьевич с самого начала записал "писак всех мастей" в число своих главных врагов. Журналистов избивают, отправляют за решетку, газеты нещадно штрафуют, а то и вовсе закрывают. Только за последнее время перестали выходить гродненская "Погоня" (а главный редактор Николай Маркевич и журналист Павел Можейко были лишены свободы), столичные "День", "Рабочий", "Наша свобода", "Свободные новости", прекратило вещание радио "Рация". Кроме того, в Минске негласно разделили прессу на, говоря словами того же Лукашенко, "чэсных" (государственные издания) и "нячэсных" (негосударственные): "своим", карманным, - и доступ к информации, и дотации, ну а "чужим" - "вертитесь сами". А не так давно белорусский президент публично в очередной раз потребовал от Министерства информации страны разобраться с "желто-коричневой" прессой и "привести в чувство всю эту оппозиционную шелуху". О том, как выполняется распоряжение президента, "НГ" рассказывает сам министр информации Белоруссии Михаил Подгайный.

-Михаил Васильевич, какие рычаги влияния вы используете для воздействия на СМИ?

- Если вы помните, я и на том памятном селекторном совещании ответил президенту, что если нет нарушений законодательства, то я не имею права вмешиваться в деятельность редакций. Но разговор с редакторами всех общественно-политических газет у меня состоялся. И это дало определенный результат. Поэтому к каким-либо предупреждениям со стороны Министерства информации прибегать не пришлось.

- Тогда же вы заметили Лукашенко, что передергивание фактов стало стилем оппозиционной прессы и бороться с этим чрезвычайно сложно. Но, судя по тому, сколько за лето было закрыто газет, сложностей Мининформации не должно испытывать...

- И тем не менее, например, в прошлом году мы проиграли четыре процесса. А в таких случаях все издержки отражается прежде всего на кошельках наших сотрудников, потому что у нас нет такой расходной статьи - только за счет премиального фонда.

- А как соотносится деление белорусского журналистского корпуса на "честных" и "нечестных", "своих" и "чужих" с законом о печати?

- Вы, наверное, спрашиваете об изданиях, которые существуют за счет каких-то негосударственных источников финансирования. Они действительно занимают сегодня достаточно жесткую позицию по отношению к руководству страны. Но для меня не существуют такого понятия, как оппозиционные СМИ. У нас вся пресса государственная. Это очень важный момент.

Но надо, видимо, говорить о другом. Обратите внимание, что бы ни сделал президент, это обязательно будет "оплевано" в целом ряде газет. В этом отношении те пять общественно-политических газет, которые частично дотируются из государственного бюджета, более объективны, причем на порядок, если их сравнивать с теми же оппозиционными изданиями.

В принципе же если оценивать состояние рынка прессы, то здесь, на мой взгляд, не так уж и важно, какая газета и чью точку зрения выражает. О многом говорят тиражи. А читателя прежде всего интересует информационное наполнение издания. И что мы видим? Взять ту же "Нашу свободу", испытывающую сейчас определенные экономические трудности из-за штрафов, наложенных на нее по суду. Общий тираж газеты сегодня составляет шесть тысяч. Из них на подписку приходится лишь тысяча экземпляров, остальная часть тиража реализуется в розницу, из которого почти половина (42%) ежемесячно идет на списание. Показателен и пример с газетой "Рабочий", которая на протяжении трех лет распространялась в стране бесплатно и вполне могла найти своего читателя. Но как только издание перешло на очень легкую, так сказать, щадящую подписку, тираж не просто упал, его практически нет - всего лишь 31 подписчик! О чем это свидетельствует? Газета неинтересна.

- Но, скажем, многие не считают интересной, а очень официозной (как "Правда" в советское время) и "Советскую Белоруссию". В то же время бытует мнение, что этот печатный орган администрации президента Лукашенко небезуспешно проводит подписные кампании лишь благодаря своему "административному ресурсу".

- Как-то я услышал такую фразу: "Мы можем привести лошадь к водопою, но заставит ее пить мы не можем". Если сегодня "Советскую Белоруссию" читают, значит, она читабельна, у нее есть свой читатель. А другую газету хоть миллионным тиражом издавай - она уйдет в макулатуру. Я ведь не говорю о той поддержке, которую получала та же оппозиционная печать в период подготовки к президентским выборам, это общеизвестно.

- Вы располагаете какими-то конкретными фактами?

- Эти цифры в свое время не постеснялась обнародовать сами оппозиционные СМИ, причем речь шла о десятках миллионов долларов. Я вам приведу такой пример. Мой приятель, директор частной типографии, рассказывал мне о том, как к нему приходил главный редактор одной из негосударственных газет и говорил: "Давай мы с тобой издадим газету тиражом в сто тысяч, напишем миллион тираж, а деньги поделим пополам". И это только один из многих примеров, который мне рассказали прямым текстом люди, которым у меня нет оснований не доверять.

- Но не экономические ли условия вынуждают издателей идти на нарушения законодательства?

- Знаете, в ходе различных зарубежных семинаров, в которых мне приходилось принимать участие, я не раз наблюдал, как главные редактора "бедных", как вы говорите, газет рассчитывались по кредитным картам и запросто сорили деньгами. Это их право, я не завидую и не упрекаю их, но и жаловаться им нечего.

- Вернемся к процессам над газетами. Каждый из них приобретает яркую политическую окраску. Насколько, на ваш взгляд, мотивирована она в случаях с газетами "Погоня", "Рабочий", "Наша свобода"?

- Политики здесь нет никакой. Просто не нужно лгать. А если ты заведомо знаешь, что лжешь, будь также готов к тому, что тебя, если захотят, привлекут за это к ответственности.

Политическая тактика здесь в другом - создать информационный повод для соответствующего ажиотажа в прессе, а цель всего этого - в определенной степени негативно повлиять на международный имидж Белоруссии. К сожалению, в большей или меньшей степени это удается.

- Действительно, белорусские власти постоянно упрекают в существовании в республике политической цензуры, или, если хотите, фильтрации информации. Каково ваше мнение на этот счет?

- Как-то во время семинара, который проводился по линии ОБСЕ, после выступления нашего правозащитника и руководителя Центра защиты прав журналистов Белорусской ассоциации журналистов Михаила Пастухова я сказал: "Господин Пастухов, если бы я не находился сейчас в помещении, где открыты окна, судя по вашему выступлению, можно было бы подумать, что вокруг все опоясано колючей проволокой, стоят танки и нам всем вот-вот наденут наручники". Вы же сами живете в этой стране и прекрасно видите, что никакой политической цензуры у нас нет. Какая-либо "допечатная" цензура у нас запрещена законом. Да, по выходу газеты в отношении нее могут быть предприняты какие-то меры, если на то есть основания. Но это не цензура, это реагирование на нарушения законодательства о печати. Разве подобных примеров мы не найдем в любой другой демократической стране, в той же России, например?

- Однако трудно себе представить, чтобы на страницах той же "Советской Белоруссии" выступил лидер какой-то оппозиционной партии.

- Это зависит от того, что хочет сказать этот лидер. Главный редактор, когда ему приносят интервью, никогда не поставит его в номер, если будет уверен в том, что в материале есть факты распространения откровенной лжи. Это его право - в принципе как и любого главного редактора негосударственного издания. Но, например, та же государственная газета "Звезда" предоставила возможность выступить представителям всех без исключений политических партий, которые существуют в стране. "Советская Белоруссия" тоже старается предоставлять трибуну самым разным политическим силам.

Но могу согласиться с тем, что подача информации со стороны государственных СМИ, особенно в освещении работы органов власти, выглядит в некоторой степени однобоко.

- А всегда ли, когда закон позволяет наказать газету, вы все же выбираете вариант "мирных переговоров"?

- Примерно на десять случаев нарушений я выношу лишь одно предупреждение. Только тогда, когда я вижу, что это преднамеренная ложь, а не, скажем, ошибка журналиста. Но не стану же я, к примеру, предупреждать редактора той же вкладки "Комсомольская правда в Белоруссии" за то, что там напечатали буквально следующее: мол, был рассыпан набор книги Василя Быкова "Стена". Это в каком же мы веке живем, что у нас до сих верстаются книги, набор которых можно рассыпать в типографии, а тем более в издательстве?! Я просто позвонил редактору газеты и объяснил ему.

Минск


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


«Роснефть» правильно ответила Минфину США иском, уверен глава ИМЭМО РАН

«Роснефть» правильно ответила Минфину США иском, уверен глава ИМЭМО РАН

Евгений Солотин

Рассчитывать на объективность суда сложно, но громкие заявления американских чиновников нуждаются в публичном обсуждении

0
217
Боевой разворот Анкары

Боевой разворот Анкары

Василий Иванов

Турецкие ВВС лавируют между Вашингтоном, Киевом и Москвой

0
386
Одесский привоз, киевский конфуз и польский аншлюс

Одесский привоз, киевский конфуз и польский аншлюс

Владимир Зеленский передает Украину в доверительное пользование Польше

0
631
Оппозиционеры опасаются второго вала уголовных дел

Оппозиционеры опасаются второго вала уголовных дел

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Законодательство по борьбе с противниками спецоперации укладывают в логику статьи 58 УК СССР

0
503

Другие новости