0
3292

26.08.2012 00:00:00

Как Бог правит миром

Михаил Бойко

Об авторе: Михаил Бойко, обозреватель НГ-Online

Тэги: бог, психология, религия, чудо


Над примирением истин Откровения, психологии и естествознания бились на протяжении столетий лучшие умы человечества. И нельзя сказать, чтобы совершенно впустую. Однако решающий прорыв состоялся лишь в первой половине XX века.

Речь идет о том, чтобы непротиворечивым образом объединить в одном мировоззрении два тезиса.

Тезис 1: физический мир детерминирован причинно-следственными связями; наиболее фундаментальные законы мироздания неизменны, хотя наше знание о них постоянно уточняется; Творец мира, если Он существует, не вмешивается в работу однажды сконструированного и запущенного им часового механизма.

Тезис 2: чудеса и нарушения законов мироздания, описанные в священных текстах одной или нескольких конфессий, не являются вымыслом и в некотором смысле действительно происходили.

Легко заметить, что второй тезис более гибок, чем первый. Следовательно, решение проблемы сводится к вопросу: «В каком именно смысле происходили чудеса?».

Европейские мыслители от Декарта до Фрейда, несмотря на всевозможные нюансы, по сути, придерживались одной и той же объяснительной схемы. В наиболее общем виде она выглядит так: чудеса – это факты психической реальности, а не физического мира. Чудеса возможны потому, что мы не способны непосредственно воспринимать объективную реальность. В ощущениях нам даны лишь… ощущения, с помощью которых мы более или менее успешно реконструируем объективную реальность. Мир, отраженный в психике, не тождественен физическому миру.

Мир без психики – это мир, в котором чудеса принципиально невозможны. Это мир вечного возвращения, о котором сказано: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем» (Еккл. 1:9). Бесконечный ряд a + a + a + …

Лишь в психике возможно появление чего-то качественно нового, не сводимого к прошлому. Оттого в психике так много сущностей, не встречающихся в физическом мире, – единорогов, домовых, призраков и так далее. Лишь мир, отразившийся в чьей-либо психике, обретает вид a + b + c + …

Когда Моисей остановил солнце или Иисус превратил воду в вино, скорость вращения земли, законы преломления света и химический состав воды, разумеется, остались неизменными. Изменилась интерпретация внешних ощущений свидетелями этих чудес. У воодушевленных израильтян открылось «второе дыхание», ускорилась реакция, отчего течение времени для них субъективно замедлилось. А о том, что можно опьянеть от стакана воды, может рассказать любой человек, увлекающийся спиртными напитками.

Эта объяснительная схема в различной нюансировке доминировала c XVII по XIX век. Подход оказался плодотворным, но крайне уязвимым для критики. И вот почему.

В священных текстах сообщается о чудесах, происходивших при огромном стечении народа. На языке современной психологии речь идет о коллективных галлюцинациях, коллективном гипнозе. Но как возможна согласованность, синхрония и когерентность в галлюцинациях различных людей? Какой всесильный гипнотизер насылает эти галлюцинации?

До начала XX века не было ответа на этот вопрос. Мальбранш, епископ Беркли и их последователи полагали, что Великий Гипнотизер, обеспечивающий согласованность ощущений свидетелей чуда, – это сам Бог. Но это означало бы, что Трансцендентное Существо продолжает постоянно вмешиваться в дела сотворенного им мира. По сути, мы лишь заменили постоянное Божественное вмешательство в физическую реальность, постоянным Божественным вмешательством в психическую реальность. Скромный успех.

Настоящим прорывом в данной области мы обязаны, пожалуй, Карлу Густаву Юнгу (1875–1951). Попробуем изложить ключевую догадку швейцарского психиатра в слегка модифицированном и предельно упрощенном виде.

По-видимому, Юнг полагал, что Бог как Трансцендентное Существо не вмешивается ни в дела физического мира, ни в психику людей (по крайне мере, во время их скоротечного земного существования). Но в коллективном бессознательном обнаруживается устойчивый комплекс, который при желании можно рассматривать в качестве полномочного представителя Трансцендентного Существа в человеческой психике. Это архетип Бога.

Именно этот архетип является источником морали. Мораль существовала и в домоисеевские времена, следовательно, ее источник - не синайские скрижали, а нечто, еще более древнее и гораздо глубже укорененное в человеческой душе. Эта гипотеза, кстати, приемлема и для атеистов, поскольку существование архетипа Бога отнюдь не доказывает существование самого Бога.

Архетипы – это наиболее древние и наиболее всеобщие мыслеформы, но архетип Бога, возможно, наиболее древний и всеобщий из них всех. Без архетипа Бога невозможна мораль, без морали невозможны даже зачатки социума, а без них невозможны ни язык, ни прогресс, ни культура. Архетип Бога – это еще и самый могучий архетип, обладающий способностью «препятствовать нашей воле, навязываться сознанию и влиять на наши настроения» [1, с. 268].

Согласованность в восприятии и переживании чудес достигается благодаря тому, что свидетели чуда имеют общее коллективное бессознательное. Это справедливо, по-видимому, для большинства средиземноморских и европейских религиозных общин на исторической памяти человечества.

Можно даже допустить, что архетип Бога у всех без исключения людей один и тот же, хотя теология, переживания и религиозная практика могут в корне различаться. Это хорошо согласуется с гипотезой археогенетиков о происхождении современного человечества от одной «митохондриальной Евы» и одного «Y-хромосомного Адама» (не обязательно живших в одно время).

Еще более смелая гипотеза заключается в том, что, архетип Бога может существовать даже в психике высокоразвитых животных. Именно в таком ключе можно истолковать историю про валаамову ослицу (Числ. 22: 21–33) и похожие эпизоды о странном поведении животных…

[1]. Карл Густав Юнг. Очерки по психологии бессознательного. М., 2010.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Третий путь или звездный час Саркисяна

Третий путь или звездный час Саркисяна

Роман Каширин

Кризис власти привел к появлению новой  модели политической модернизации Армении

0
680
Дурное наследие: что не так с продажей аэропорта Братска

Дурное наследие: что не так с продажей аэропорта Братска

Андрей Гусейнов

0
416
«Золотого медведя» Берлинале-2021 получил румынский фильм

«Золотого медведя» Берлинале-2021 получил румынский фильм

Наталия Григорьева

Берлинский фестиваль объявил победителей основного конкурса и параллельной программы Encounters

0
1540
Открывать россиянам Черногорию преждевременно

Открывать россиянам Черногорию преждевременно

Сергей Коновалов

Ситуация с коронавирусом в стране ухудшается

1
1214

Другие новости

Загрузка...