0
6485
Газета Дипкурьер Печатная версия

30.11.2015 00:01:00

Ас-Сиси пошел по стопам Мубарака?

В Египте отмечается тенденция на постепенное сворачивание демократического эксперимента

Ирина Мохова

Об авторе: Ирина Михайловна Мохова – кандидат политических наук, независимый эксперт.

Тэги: египет, политика, президент, ас сиси, антитеррор, братья мусульмане, салафиты


египет, политика, президент, ас сиси, антитеррор, братья мусульмане, салафиты Президент АРЕ старается не допустить формирования угрожающей режиму политической альтернативы. Фото Reuters

В Египте подходит к концу выборный марафон. В скором времени страна получит новый парламент. Это станет заключительным этапом переходного периода, который начался после отстранения военными от власти президента Мухаммеда Мурси в июле 2013 года. Одним из первых шагов новой власти стало принятие в январе 2014-го новой Конституции, в мае состоялось избрание Абдель Фаттаха ас-Сиси на пост президента. Все эти события получили широкую поддержку населения. Ас-Сиси победил на выборах в первом туре с результатом в 97%. Судя по итогам первого этапа голосования на нынешних парламентских выборах, предвыборная коалиция «Во имя любви к Египту», негласно поддерживаемая президентом, уже получила все возможные места в составе нового законодательного органа.

Учитывая поистине «мубараковские» результаты народного волеизъявления, когда провластная коалиция и ее кандидаты получают почти 100 процентную народную поддержку, невольно возникает вопрос: а не является ли режим, который складывается вокруг фигуры ас-Сиси, обновленной версией режима Хосни Мубарака? Чем объяснить мощную консолидацию вокруг фигуры ас-Сиси и проводимой им политики? Куда испарилось политическое многообразие, заявившее о себе на волне арабской весны? Почему исламисты потерпели полное фиаско на парламентских выборах осенью 2015-го? И что стало с революционной молодежью и участниками протестных движений, благодаря мобилизационному потенциалу которых военным в 2011 году удалось вынудить уйти в отставку Мубарака, а в 2013-м отстранить от власти и Мурси?

На первый взгляд общих черт у двух режимов достаточно. Во-первых, и ас-Сиси, и Мубарак – выходцы из военной среды, имеющей традиционно высокий социальный статус в Египте. Во-вторых, оба, столкнувшись с исламистским вызовом, справлялись с ним жесткими авторитарными методами, что было вполне оправдано задачами сохранения стабильности в стране. В-третьих, ас-Сиси, как и в свое время Мубарак, старается не допустить формирования угрожающей режиму политической альтернативы, при этом укрепляя элементы фасадной демократии.

Итак, по порядку. 3 июля 2013 года военные во главе с ас-Сиси на фоне непрекращающихся народных протестов отстранили президента Мурси, представителя исламистской ассоциации «Братья-мусульмане». В тот момент авторитет ас-Сиси и легитимность его шагов никто, за исключением лишившихся власти «братьев», не оспаривал. В Египте действия военных воспринимались большинством населения как спасительные меры по недопущению дальнейшей исламизации Египта и скатывания страны к хаосу. Тогда только военные оказались силой, способной взять в руки судьбу страны.

Последовавшая зачистка политического пространства от «братьев» была вынужденной мерой по стабилизации ситуации в стране, что также сыграло в пользу укрепления авторитета ас-Сиси. Ассоциация «Братья-мусульмане» была объявлена террористической организацией, а их политический орган – Партия свободы и справедливости – была запрещена. В отношении членов «Братьев-мусульман» суд вынес более 800 смертных приговоров. По данным СМИ, нескольким сотням осужденных смертная казнь была заменена на пожизненное заключение.

Однако борьбой только с «братьями» режим ас-Сиси ограничиваться не стал. Под кампанию по противодействию терроризму попали и те, кто не имел отношения к исламистам. Гонениям подверглись независимые блогеры, ряд представителей революционной молодежи. Протестное «Движение 6 апреля», стоявшее у истоков революции 25 января, но что особенно важно, активный участник манифестаций против режима Мурси, было запрещено. Ему была инкриминирована попытка нанесения ущерба образу государству, а также получение финансирования из-за рубежа. Примечательно, что запрет на деятельность всего движения был озвучен судом 28 апреля 2014 года. В этот же день были оглашены смертные приговоры нескольким сотням сторонников «братьев», которые находились под следствием.

С другой стороны, на фоне суровых репрессий против «Братьев-мусульман» режим ас-Сиси оставил в легальном политическом поле идеологически более консервативных «коллег» «братьев» – салафитов. Это может показаться нелогичным, учитывая ультраконсервативную салафитскую идеологию. Однако политическая гибкость салафитов, поддержавших отстранение Мурси, стала гарантией их политического и физического выживания. Сохранение салафитов решает для ас-Сиси сразу две задачи. Во-первых, в стране остается небольшой клапан для канализации идей политического ислама. Нынешний режим прекрасно понимает, что, задавив «братьев» и ослабив их мобилизационный потенциал, он не уничтожил их идеи. Во-вторых, создается иллюзия наличия политической альтернативы. Открытый и толерантный характер режима, судя по всему, должно было подчеркнуть участие салафитской партии «Нур» в парламентских выборах 2015 года. И это несмотря на то, что Конституция запрещает создание партий на религиозной основе.

Однако салафиты потерпели сокрушительное поражение. И это особенно впечатляет, если вспомнить, что по итогам парламентских выборов 2011–2012 годов они заняли второе место, уступив первенство «Братьям-мусульманам». Поражение салафитов усугубляется тем, что у представителей этого исламистского течения не было конкурентов на «религиозном» поле. Результаты голосования-2015 подтверждают, что за последнее время мобилизационный потенциал исламистов был серьезно ослаблен. Это также свидетельствует об эффективности борьбы режима ас-Сиси с исламистской угрозой.

Одной из любопытных тенденций, характеризующих режим ас-Сиси, является постепенное возвращение на политическую арену представителей режима Мубарака, функционеров бывшей правящей Национально-демократической партии (НДП) и поддерживающих их олигархов. Эту социальную группу в Египте называют фулюлями, что в переводе с арабского означает – остатки, осколки. Свое состояние и социальный статус фулюли получили благодаря встроенности в созданную Мубараком политическую и экономическую систему. К этой категории «бывших» обычно относят чиновников высшего и среднего звена, крупных и средних бизнесменов, некоторых представителей свободных профессий.

В ходе парламентских выборов-2015 коалиция «Во имя любви к Египту» стала своеобразным центром притяжения многих «бывших». Введенный ранее запрет на участие в политической жизни членов партии Мубарака был проигнорирован. Вошедшую в коалицию партию «Свободные египтяне» можно рассматривать в качестве наглядной демонстрации тенденции на возвращение бывших элит.

«Свободные египтяне» позиционируют себя как светскую, либеральную и противостоящую «Братьям-мусульманам» партию. Она была создана в 2011 году на волне революционных событий коптским мультимиллионером Нагибом Савирисом, сделавшим состояние в эпоху Мубарака. В настоящее время он является крупнейшим в стране медиа- и телекоммуникационным магнатом. Возглавляет Orascom Telecom, телеканалы ONTV, Ten и газету Al-MasryAl-Youm; недавно он стал основным акционером французского филиала телеканала Euronews. Савирис, состояние которого Forbes оценивает в 3 млрд долл., занимает третью позицию в списке самых богатых египтян, а также замыкает десятку самых состоятельных людей на Африканском континенте. Отвечая на упрек о возвращении фулюлей в предвыборные списки, Савирис, жалуясь на кадровый дефицит, задает риторический вопрос: «Не с Луны же нам брать кандидатов?»

Не исключено, что со временем фулюли постараются создать обновленный вариант НДП, которая станет очередной правящей партией. В Египте отмечается тенденция на постепенное сворачивание демократического эксперимента, начавшегося после победы революции 25 января и ухода Мубарака. Пространство для политической альтернативы также сужается. Речь идет как о репрессиях по отношению к «Братьям-мусульманам», так и о сокращении возможностей для других оппозиционных течений. Это происходит не только в результате целенаправленной политики ас-Сиси, но во многом из-за того, что в обществе сформировался острый запрос на обеспечение стабильности и безопасности. После того как Египет пережил болезненную прививку «братьями», стабилизация стала намного ценнее демократического опыта.

Вместе с тем ас-Сиси вряд ли сможет управлять Египтом по рецептам Мубарака. Нынешний режим понимает, что времена изменились. Ставка только на репрессивный аппарат может привести к краткосрочным результатам, но не обеспечит режиму выживаемость. Поэтому новая элита будет вынуждена быть более чувствительной к внутренним и внешним сигналам, активно развивать адаптационные механизмы, чтобы обеспечить себе политическое долголетие.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Вишну в три шага пересек тленную вселенную

Вишну в три шага пересек тленную вселенную

Наталия Набатчикова

Елена Семенова

Мерцающая рифма Хлебникова и объем свободы стиха

0
794
Пять книг недели

Пять книг недели

0
273
Австралийское животное

Австралийское животное

Александр Гальпер

Избавление от книг как целая наука

0
464
Будем держаться русской ориентации

Будем держаться русской ориентации

Виктор Леонидов

Воспоминания Леонида Савелова, родоначальника отечественной генеалогии

0
760

Другие новости