0
15062
Газета Дипкурьер Печатная версия

29.05.2022 18:43:00

Арктика как театр военных действий

У России хотят перехватить лидерство в Заполярье

Катерина Лабецкая

Об авторе: Катерина Олеговна Лабецкая – ведущий научный сотрудник ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, кандидат экономических наук.

Тэги: арктика, перспективы, вызовы, конфликты, северный флот, нато, финляндия, швеция, военная спецоперация, украина

Все статьи по теме "Санкционные войны" Все статьи по теме "Специальная военная операция в Украине"

арктика, перспективы, вызовы, конфликты, северный флот, нато, финляндия, швеция, военная спецоперация, украина В середине мая стратегический подводный ракетоносец «Князь Олег» отработал всплытие в арктических льдах. Фото с сайта www.mil.ru

2022 год поставил жирную точку в продолжительном политологическом споре о якобы бесконфликтной Арктике. При внимательном рассмотрении арктического контекста как минимум последнего пятилетия становится очевидным, что отсутствие в Заполярье открытого конфликта отнюдь не означало, что характерный для региона времен распада СССР конфликтный потенциал холодной войны куда-то испарился. Он лишь слегка вздремнул, пополнившись при этом новыми триггерами.

На днях наличие дремлющего в Арктике конфликтогена фактически признала и российская дипломатия. «Это, конечно, очень тревожная тенденция – превращение Арктического региона в интернациональный театр военных действий», – констатировал посол по особым поручениям МИД РФ, действующий председатель Комитета старших должностных лиц Арктического совета (АС) Николай Корчунов. Так он прокомментировал передачу Финляндией и Швецией генсеку НАТО Йенсу Столтенбергу заявок на вступление в альянс. Еще четче расставил акценты в этом контексте экс-постпред РФ при НАТО в Брюсселе, а ныне замминистра иностранных дел Александр Грушко: «Зная, насколько НАТО готово милитаризировать все, что находится в пределах досягаемости, мы не недооцениваем угрозу милитаризации Арктики, превращения ее в арену военного соревнования».

Яркое свидетельство этому – возросшие боевые возможности группировок сил Северного флота. В частности, недавно продемонстрированное подводным крейсером стратегического назначения К-552 «Князь Олег» всплытие в арктических льдах Баренцева моря.

Вместе с тем, отмечая убежденность Москвы в необходимости развития таких «мирных инструментов, как АС, Совет государств Балтийского моря и Совет Баренцева/Евро-Арктического региона», Грушко подчеркнул, что востребованность выше упомянутых структур, «очевидно, не усилится» пронатовским «разворотом» ранее нейтральных Швеции и Финляндии.

Кстати, трезвые оценки милитаристских амбиций Стокгольма и Хельсинки имеют место и на Западе. Так, глава вашингтонского Центра международной политики Дайана Олбаум сочла демарш Швеции и Финляндии дестабилизирующим фактором, «недальновидным и опасным». Стабилизацией же циркумполярного мира, видимо, предстоит заняться председательствующей в АС РФ.

На минувшей неделе двухгодичное российское председательство в АС преодолело годовой рубеж. В мае 2023-го Россия торжественно передаст сей ответственный пост в данном «политическом форуме высокого уровня» Норвегии. Напомним, законодателями в АС являются главы внешнеполитических ведомств Дании, Исландии, Канады, Норвегии, России, США, Финляндии, Швеции, в обиходе именуемые «арктическая восьмерка» (А8). Аналогичными с ними полномочиями, за исключением права на ротационное председательство в АС, наделена и шестерка организаций коренных народов Заполярья. В АС им предоставлен статус постоянных участников.

Конец первого года российского председательства в АС пришелся на чрезвычайно непростой период. В ответ на специальную военную операцию РФ в Украине наши партнеры в АС 3 марта официально объявили о временной приостановке своего участия во всех официальных мероприятиях как самого совета, так и его вспомогательных органов. Отказались они и делегировать своих представителей на встречи на территории РФ. Жертвами политического демарша стали проекты АС, связанные с изучением изменений климата и обусловленных ими новых трендов развития флоры и фауны в высоких широтах. В частности, это затронуло масштабный научный проект PAME, призванный анализировать воздействие добычи углеводородов на природу Заполярья. Под вопросом оказалась и жизнеспособность проекта, ориентированного на замер объема выбросов метана с морского дна в российских арктических водах.

Между тем российское председательство успело провести в минувшем декабре в Салехарде пленарное заседание старших должностных лиц АС. Учитывая «отголоски» COVID-19, мероприятие прошло в гибридном формате, в нем участвовали около 180 делегатов от 8 стран-членов.

Отметим, что даже в условиях нынешнего бойкота Россия, на которую приходится примерно 30% пространства Арктики, более половины проживающего в ней населения и почти 70% экономического взаимодействия в регионе, не видя альтернативы императиву устойчивого развития Заполярья, переориентировала имплементацию своей программы председательства в АС на Арктическую зону РФ. Сообщалось и о ее готовности содействовать в реализации Стратегического плана АС всем заинтересованным субъектам Арктического региона. Как неоднократно подчеркивал Корчунов, за исключением официальных мероприятий АС, все запланированные акции российского председательства пройдут в строгом соответствии с графиком. «В учредительных и стратегических документах совета однозначно прописана необходимость сохранения Арктики в качестве территории мира, стабильности и конструктивного сотрудничества. И в связи с этим данный уникальный формат взаимодействия важно ограждать от привнесения внерегиональных тем, чтобы он не становился их заложником», – акцентировал он.

Стоит отметить, что именно России выпала честь первой взяться за реализацию принятого в минувшем году XII министерской встречей АС Стратегического плана (СП), рассчитанного на 2021–2030 годы. Намеченные в документе семь стратегических целей АС условно могут быть сгруппированы в три блока – «Защита окружающей среды», «Устойчивое социально-экономическое развитие» и «Укрепление АС». При этом для каждой стратегической цели предусматриваются «стратегические действия», с одной стороны, учитывающие традиционные местные знания, а с другой стороны, опирающиеся на научные рекомендации. Промежуточный обзор СП запланирован на 2025 год, итоговая оценка его реализации – на 2030-й.

Казалось бы, в свете намеченных в СП целей как никогда важно совместными усилиями уберечь Арктику от климатического хаоса, чреватого глобальным коллапсом. Ведь она втрое быстрее разогревается по сравнению с остальными регионами мира, к тому же она тесно взаимосвязана с температурными режимами всей планеты. Но налицо недальновидные попытки партнеров по АС воспользоваться обострившейся внешнеполитической ситуацией и, не заботясь о совместном противостоянии глобальным катаклизмам, постараться выдавить Россию из АС, трансформировав тем самым совет из форматов А8 в А7.

Кстати, здесь злую службу может сослужить положение СП, страхующее АС от застоя. Оно допускает «по мере необходимости обновление» его структуры, методов работы и организации. К тому же СП раздвигает региональные рамки АС, ориентируя совет на отражение в своих контактах с международными, межправительственными институтами и инициативами «взаимосвязи между Арктикой и остальным миром».

Неудачная попытка перехватить у АС лидерство на арктическом треке уже была предпринята на состоявшемся в первой декаде мая в норвежском Тромсё форуме «Арктические рубежи». Не исключено, что упрочить свои позиции в ущерб АС попытается и международная ассамблея «Арктический круг» (АК). Во всяком случае, сооснователь АК и глава его консультативного совета, главный редактор и издатель медиаресурса Arctic Today Алиса Рогофф уже высказалась в пользу нового формата АС – Арктического совета 2.0.

Правда, не совсем ясно, насколько такое переформатирование вообще возможно при действующем в АС режиме консенсуса. Потребуется ли на 26-м году существования АС отказаться от его традиционной повестки, ориентированной на экологию, борьбу с климатическими изменениями, экономику и устойчивое развитие коренных народов, в пользу проблем «жесткой безопасности»? Позволит ли новый формат прорваться к рычагам управления мировым Заполярьем Евросоюзу и НАТО, давно грезящими им, но до сих пор жестко Москвой отсекаемым? Трансформируется ли институт наблюдателей АС? Ведь за четверть века жизнедеятельности АС их численность (13 неарктических государств, 13 межправительственных и межпарламентских организаций, 12 неправительственных организаций) явно стала довлеть над членами и постоянными участниками совета. Не исключены подвижки и в рядах самих членов АС, в том числе обусловленные возможным перераспределением в них арктических компетенций. В частности, туманны арктические перспективы Копенгагена, сохраняющиеся лишь благодаря доброй воле подданных Датского королевства, проживающих в его заполярных широких автономиях – в Гренландии и на Фарерских островах.

Стоит отметить, что попытки политиканства на арктическом треке предпринимались и ранее. К примеру, в 2014 году в ответ на воссоединение Крыма с Россией председательствовавшая в АС Канада манкировала московское заседание Целевой группы АС по проблемам выбросов метана и сажи. Тогда же были прекращены ежегодные консультационные встречи начальников генеральных штабов А8, возобновление которых стоит в повестке дня нынешнего российского председательства.

Впрочем, без взаимодействия с Россией вряд ли возможно решение насущных проблем Арктики. 


Читайте также


Россия не сможет заместить энергию Запорожской АЭС

Россия не сможет заместить энергию Запорожской АЭС

Ольга Соловьева

В соседних с Украиной регионах избытка мощности нет

0
1737
Подготовка украинского школьника становится все дороже

Подготовка украинского школьника становится все дороже

Наталья Приходко

Преподавание русского языка в Киеве не запретят, но и не допустят

0
1157
КПРФ вступает в баннерную войну

КПРФ вступает в баннерную войну

Дарья Гармоненко

Предвыборной агитации коммунистов мешают в десятке регионов

0
1102
Что может сделать оппозиция в эмиграции

Что может сделать оппозиция в эмиграции

Защита граждан от санкций как политическая повестка

0
1119

Другие новости