0
2313
Газета Культура Печатная версия

16.06.2014 00:01:00

Шотландский недопляс. Балетные спектакли на Чеховском фестивале

Тэги: балет, великобритания, шотландия, театральный фестиваль, год культуры


балет, великобритания, шотландия, театральный фестиваль, год культуры Балет как упражнение на шведской стенке. Сцена из спектакля «Лунный Пьеро». Фото со страницы Фестиваля имени Чехова в социальной сети Facebook

Самая маленькая (36 танцовщиков) в Великобритании балетная труппа – крупнейшая  из двух танцевальных компаний Шотландии (в Театре танца Шотландии всего 10 артистов). Нынешние гастроли состоялись в рамках Международного театрального фестиваля имени Чехова, который, в свою очередь, представил их в рамках перекрестного Года культуры Великобритании и России. 

Шотландский балет был создан в 1957 году Питером Дарреллом и Элизабет Уэст в Бристоле, а в 1969 году перебрался в Глазго. Удостоенная множества национальных и британских наград, постоянная участница Эдинбургского международного фестиваля, труппа всегда в разъездах. У нее нет собственной сцены, но есть оборудованная по высшему разряду репетиционная база, летняя школа для детей, четыре десятка наименований в репертуаре и множество творческих и образовательных планов. 

В столь богатом обрамлении хореографическая программа Шотландского балета выглядела скромно. Возможно, оттого, что в законном стремлении продемонстрировать разноплановые умения труппы ее руководители выбрали не самый выигрышный для показа в России репертуар. Это по крайней мере касается спектаклей, основанных на классической лексике, и в первую очередь одноактного «Силуэта» в хореографии худрука труппы Кристофера Хэмпсона. Созданный без особой изобретательности и самобытности, с отсылкой к классикам разных времен и народов, он  обнажил пробелы в классической подготовке артистов. 

Вторым номером в этот вечер шел легендарный «Лунный Пьеро», поставленный американцем Гленом Тетли в 1962 году на еще более легендарную музыку Арнольда Шенберга.  Неожиданно и сенсационно на тот момент сочетавший язык классики и модерна, балет вошел в золотой фонд хореографии XX века и стал билетом на танцевальный олимп для того, кто сумеет проникнуть в стилистику и проникнуться чувством этой экзистенциалистской комедии дель арте. Как случилось, например, в 1967-м с Кристофером Брюсом, которого  после исполнения партии Пьеро назвали Нуреевым современного танца. Сам Рудольф Нуреев выступил в этой партии 10 лет спустя, продемонстрировав глубокий трагический дар и в очередной раз взорвав балетный мир.

Солисту Шотландского балета Виктору Заралло  фактурно образ Пьеро в варианте Тетли очень идет. Невысокий, компактный, с отлично развитым плечевым поясом, рельефной проработкой мышц, выразительными кистями рук, Заралло прекрасно справляется с физической стороной дела (40 минут во взаимодействии с многоэтажной металлоконструкцией требуют выносливости и недюжинной силы). Но до заданной автором глубины  и изощренной нюансировки чувств далеко. Без них же от потрясающего «Лунного Пьеро»  остается лишь безжизненная оболочка, упражнения на шведской стенке, а впервые познакомившийся с этим балетом зритель (в России он, к великому сожалению и стыду, никогда не шел) недоуменно скучает.

В девяти миниатюрах (второй гастрольный вечер) артисты труппы показались куда лучше. Но тут не порадовали «современные британские хореографы». 

Компенсацией за все недочеты стал беспроигрышный вариант и для артистов, и для зрителей – венчающий гастроли «Шотландский перепляс» Мэтью Боурна. Любитель переиначивать классические сюжеты сочинил собственную версию «Сильфиды» в 1994 году.  

Джеймсу (Кристофер Харрисон), допившемуся до глюков на предсвадебном мальчишнике  в ночном клубе с символичным названием  «Летучий шотландец», привиделся Сильф (Софи Мартен), трогательно неуклюжее существо с крылышками. Получив от Мэдж (подружки  своей невесты Эффи) в довершение к выпитому еще и «колеса», он, едва успев прослушать марш Мендельсона, кидается вслед за крылатым видением из окна городской многоэтажки. Но оказывается не на том свете, а на свидании, которое происходит на свалке в окружении сильфов (по Боурну, они скорее готы, хотя и не носят черного), а кульминацией становится знакомая любому подростку если не по собственному опыту, то по кино сцена в автомобиле. Как любой мужчина во все времена, Джеймс – собственник и хочет, чтобы его залетная подружка была с ним всегда, причем в привычной для него, а не для нее обстановке. Для чего, взяв громадные портновские ножницы, он зверски откромсал ей крылышки. Погибшую (от кровопотери, в чем зрителю не приходится сомневаться) ее собратья скорбно уносят со сцены, чтобы тотчас вернуться и разделаться с виновным. В финале в комнате – Эффи и занявший место Джеймса недавний его приятель, а за окном из ночной тьмы за ними наблюдает летучий шотландец – парящий на крылышках дух несостоявшегося супруга. 

Фанат кинематографа, Боурн  хорошо изучил особенности восприятия и вкусы широкой публики. Его называют хореографом, потому что он ставит пьесы без слов. Но танец – лишь один из элементов шоу. Его спектакли зрелищны, энергичны, он не вскрывает социальные язвы и не углубляется в психологию. Здравомыслящий Боурн выбирает динамику и стереотипы масскульта.  Мудрый Боурн делает это качественно и с лукавым юмором. 

С артистами Шотландского балета они станцевались в 2013-м. Это первая в мире «чужая» труппа, которой Боурн доверил свой спектакль. А «Шотландский перепляс» – первый из его спектаклей, который он отдал на сторону. И не прогадал. Ироничное приземление романтизма далось артистам легко, как и весьма трудозатратная пластика. 

Выносливость, кстати, – конек труппы. Ее артистов признают едва ли не лучшими спортсменами в Шотландии. О физической форме и охране здоровья здесь заботятся особо, инвестируя в профилактику травматизма и специальные фитнес-программы. К услугам артистов – высокотехнологичное, заточенное под танцевальную специфику оборудование и два инструктора по фитнесу. 

Стоит обратить внимание и на проводимую здесь «культурную политику». Труппа – желанный гость на ведущих сценах Глазго и Эдинбурга, а также Белфаста, Кардиффа, Лондона. Но как национальная танцевальная компания обязана гастролировать и на самых маленьких сценах по всей Шотландии. Зритель российской провинции не имеет возможности увидеть у себя дома пафосные столичные коллективы. Так что и нашей балетной державе есть чему поучиться у шотландских гостей.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Ответ России на «ценовой потолок» может оказаться ниже плинтуса

Ответ России на «ценовой потолок» может оказаться ниже плинтуса

Елена Крапчатова

Защитит ли РФ запрет на поставки нефти по санкционным правилам

0
868
Потребительским настроениям предсказали откат

Потребительским настроениям предсказали откат

Анастасия Башкатова

В условиях двузначной инфляции покупатели начинают год экономно

0
1135
Второе эстонское предупреждение митрополиту

Второе эстонское предупреждение митрополиту

Милена Фаустова

Православного иерарха обвинили в предвыборной "провокации"

0
965
Парламентарии советуют правительству ускорить финансирование спецоперации

Парламентарии советуют правительству ускорить финансирование спецоперации

Ольга Соловьева

Валентина Матвиенко подключилась к требованиям отменить старый порядок госзакупок

0
1109

Другие новости