0
5553
Газета Культура Печатная версия

01.08.2022 18:06:00

Санаторно-мавзолейный режим. "Счастье есть?" — спрашивают на "Архстоянии"

Тэги: архстояние, фестиваль, тема, счастье, мавзолей мечты


162-7-3480.jpg
«Мавзолей мечты» – самый высокий объект
Никола-Ленивца.   Фото автора
В иные времена наивные, как погоня горожан за атрибутами успешности, с недавних пор слова «счастье есть» могут восприниматься с горечью, стыдом и раздражением. Тема фестиваля появилась еще в начале этого года, начавшееся потом добавило ей вопросительную интонацию. «Последний туннель, – эпидемия, который мы, казалось бы, почти преодолели, – пишет в кураторском манифесте Антон Кочуркин, – за счет нового испытания вдруг вытянулся так далеко и витиевато, что света и не видно. Нам остается лишь надеяться и продолжать движение к нему даже в полной мгле».

«Архстояние» – давно уже фестиваль не только про лэнд-арт, но и с перформативной частью, с этой эфемерной составляющей все и начинается задолго до въезда в Никола-Ленивец. Сперва вы начинаете получать рассылку с «Письмами счастья» (проект Евгении Сенницкой), историями связанных и не связанных с Никола-Ленивцем людей – от Николая Полисского, с которого все тут и начиналось, до случайных зрителей – о том, что это место для них значит. Потом в утреннем автобусе вас раздражает и не дает спать напичканный штампами масскульта и их же высмеивающий аудиоспектакль Габбилена Галычева.

Вокруг вопросительного знака в заглавии роятся не только дурацкие шутки и клише пародий. Свои рецепты, как успокоиться и перейти в состояние дзен или близкое к нему, дают Роман Сакин в «Санатории сна» и Сергей Шеховцов в «Аквариуме». Первый зовет зрителя забыться, устраивая на лесной опушке подобие огромного кукольного дома. За мимимишным фасадом висят гамаки, в два ряда, по-больничному, расставлены койки, с книгой снов трудится библиотекарь, аптекарь – с ароматными солями, подобранными к разным снам… Сакин как будто проверяет зрителя: хотите забыться, хотите? Спите. Шеховцов среди леса помещает увеличенный в десять раз аквариум, внутри эффектная коряга, сундук сокровищ, и этот аттракцион – тоже проверка: можно ли стать счастливым, отгородившись от всего и сделавшись немой золотой рыбкой? В то же время сбежать, буквально оторвавшись от земли, зовут Юлия Назар и Света Демина. Однако вопрос снова в том, можно ли, физически поднявшись с помощью автовышки на 21 м над землей (работа называется «С высоты птичьего полета»), то же проделать метафизически.

На том же поле, где белеет один из символов Никола-Ленивца, с 2009-го открытая всем ветрам сквозь распахнутые разномастные двери «Ротонда» Александра Бродского, в этом году он обозначил «6 соток». На контрасте это пространство абсолютно герметичное, шесть квадратов за глухим забором (рамкой, которая ограничивает свободу или дает ее, хотя и в ограниченных же пределах), разрешенная площадь дачного участка, «загадочная единица измерения счастья», знак импортозамещения во всех мыслимых смыслах, включая дальние путешествия. И одновременно попытка эскапизма. Эскапизм сопряжен с поиском пути, и этот поиск визуализирован на другом поле «Черной полосой», сделанной Son Architecture. Идиллический пейзаж с синим небом и желтым полем прорезан дорогой из жженых щепок. Впрочем, в этом случае зрителя щадят надеждой, этот путь ведет к «Белым воротам», объекту Николая Полисского, поставленному в 2016-м.

Как определить счастье, что для него нужно, измеримо ли оно, – для лучших объектов теперешнего фестиваля характерна двойственность, они задают вопросы, и «с одной стороны», с «другой стороны» порой выдают вещи противоположные. «Эскалация» счастья невозможна, у него слишком часто есть темная сторона. Кульминацией «Архстояния», проектом, готовившимся два года (искали финансирование), своим «ростом» в 29 метров ставшим самым высоким тут на сегодняшний день объектом, которым началось освоение западной части парка «Никола-Ленивец» и который останется в его коллекции, стал «Мавзолей мечты» Тотана Кузембаева (его сопровождает одноименный аудиоспектакль Дмитрия Волкострелова).

Сложенный из мусора – кирпича, пластиковых и стеклянных бутылок, костей животных, повидавших жизнь досок и листового железа, – этот гигант увенчан похоронными искусственными цветами и искусственными пальмами. Стремясь к лучшей жизни, человечество уничтожает природу, – Кузембаев ставит «мавзолей человеческой жадности и глупости». Мавзолей – брат Вавилонской башни, сегодня снова актуального символа, недаром и на Масленицу в Никола-Ленивце жгли Вавилонскую башню Екатерины Поляковой. Двойственность, заложенная в названии «Мавзолей мечты», от усмешки над грезами о лучшей жизни перейти к такой же смерти интонационно обрушивается в горечь антиутопии. «Мечтая о счастье, не делай несчастными других» – вырезанные на столе внутри мавзолея слова. 


Читайте также


Москвичам предлагают попробовать всю полноту вкусов России

Москвичам предлагают попробовать всю полноту вкусов России

Татьяна Астафьева

На гастрономическом фестивале на ВДНХ можно продегустировать и купить необычные продукты из разных регионов РФ

0
584
Пока еще параллельная Академия наук

Пока еще параллельная Академия наук

Андрей Ваганов

Полным ходом идет превращение "Курчатовского института" в мегапрофильную исследовательскую организацию

0
814
Концертный сезон на Урале подхватили "Реки музыки"

Концертный сезон на Урале подхватили "Реки музыки"

Лариса Барыкина

В Екатеринбурге состоялся фестиваль "Безумные дни"

0
639
Бюджету понадобилось больше ненефтегазовых доходов

Бюджету понадобилось больше ненефтегазовых доходов

Анастасия Башкатова

В течение трех лет казна дополнительно получит около 8 триллионов рублей

0
1471

Другие новости