0
5083
Газета Культура Печатная версия

01.08.2022 18:06:00

Санаторно-мавзолейный режим. "Счастье есть?" — спрашивают на "Архстоянии"

Тэги: архстояние, фестиваль, тема, счастье, мавзолей мечты


162-7-3480.jpg
«Мавзолей мечты» – самый высокий объект
Никола-Ленивца.   Фото автора
В иные времена наивные, как погоня горожан за атрибутами успешности, с недавних пор слова «счастье есть» могут восприниматься с горечью, стыдом и раздражением. Тема фестиваля появилась еще в начале этого года, начавшееся потом добавило ей вопросительную интонацию. «Последний туннель, – эпидемия, который мы, казалось бы, почти преодолели, – пишет в кураторском манифесте Антон Кочуркин, – за счет нового испытания вдруг вытянулся так далеко и витиевато, что света и не видно. Нам остается лишь надеяться и продолжать движение к нему даже в полной мгле».

«Архстояние» – давно уже фестиваль не только про лэнд-арт, но и с перформативной частью, с этой эфемерной составляющей все и начинается задолго до въезда в Никола-Ленивец. Сперва вы начинаете получать рассылку с «Письмами счастья» (проект Евгении Сенницкой), историями связанных и не связанных с Никола-Ленивцем людей – от Николая Полисского, с которого все тут и начиналось, до случайных зрителей – о том, что это место для них значит. Потом в утреннем автобусе вас раздражает и не дает спать напичканный штампами масскульта и их же высмеивающий аудиоспектакль Габбилена Галычева.

Вокруг вопросительного знака в заглавии роятся не только дурацкие шутки и клише пародий. Свои рецепты, как успокоиться и перейти в состояние дзен или близкое к нему, дают Роман Сакин в «Санатории сна» и Сергей Шеховцов в «Аквариуме». Первый зовет зрителя забыться, устраивая на лесной опушке подобие огромного кукольного дома. За мимимишным фасадом висят гамаки, в два ряда, по-больничному, расставлены койки, с книгой снов трудится библиотекарь, аптекарь – с ароматными солями, подобранными к разным снам… Сакин как будто проверяет зрителя: хотите забыться, хотите? Спите. Шеховцов среди леса помещает увеличенный в десять раз аквариум, внутри эффектная коряга, сундук сокровищ, и этот аттракцион – тоже проверка: можно ли стать счастливым, отгородившись от всего и сделавшись немой золотой рыбкой? В то же время сбежать, буквально оторвавшись от земли, зовут Юлия Назар и Света Демина. Однако вопрос снова в том, можно ли, физически поднявшись с помощью автовышки на 21 м над землей (работа называется «С высоты птичьего полета»), то же проделать метафизически.

На том же поле, где белеет один из символов Никола-Ленивца, с 2009-го открытая всем ветрам сквозь распахнутые разномастные двери «Ротонда» Александра Бродского, в этом году он обозначил «6 соток». На контрасте это пространство абсолютно герметичное, шесть квадратов за глухим забором (рамкой, которая ограничивает свободу или дает ее, хотя и в ограниченных же пределах), разрешенная площадь дачного участка, «загадочная единица измерения счастья», знак импортозамещения во всех мыслимых смыслах, включая дальние путешествия. И одновременно попытка эскапизма. Эскапизм сопряжен с поиском пути, и этот поиск визуализирован на другом поле «Черной полосой», сделанной Son Architecture. Идиллический пейзаж с синим небом и желтым полем прорезан дорогой из жженых щепок. Впрочем, в этом случае зрителя щадят надеждой, этот путь ведет к «Белым воротам», объекту Николая Полисского, поставленному в 2016-м.

Как определить счастье, что для него нужно, измеримо ли оно, – для лучших объектов теперешнего фестиваля характерна двойственность, они задают вопросы, и «с одной стороны», с «другой стороны» порой выдают вещи противоположные. «Эскалация» счастья невозможна, у него слишком часто есть темная сторона. Кульминацией «Архстояния», проектом, готовившимся два года (искали финансирование), своим «ростом» в 29 метров ставшим самым высоким тут на сегодняшний день объектом, которым началось освоение западной части парка «Никола-Ленивец» и который останется в его коллекции, стал «Мавзолей мечты» Тотана Кузембаева (его сопровождает одноименный аудиоспектакль Дмитрия Волкострелова).

Сложенный из мусора – кирпича, пластиковых и стеклянных бутылок, костей животных, повидавших жизнь досок и листового железа, – этот гигант увенчан похоронными искусственными цветами и искусственными пальмами. Стремясь к лучшей жизни, человечество уничтожает природу, – Кузембаев ставит «мавзолей человеческой жадности и глупости». Мавзолей – брат Вавилонской башни, сегодня снова актуального символа, недаром и на Масленицу в Никола-Ленивце жгли Вавилонскую башню Екатерины Поляковой. Двойственность, заложенная в названии «Мавзолей мечты», от усмешки над грезами о лучшей жизни перейти к такой же смерти интонационно обрушивается в горечь антиутопии. «Мечтая о счастье, не делай несчастными других» – вырезанные на столе внутри мавзолея слова. 


Читайте также


Средства маскировки не терпят халатного отношения

Средства маскировки не терпят халатного отношения

На встрече с Путиным матери участников СВО подняли темы экипировки военнослужащих и снабжения армии

0
458
Безвластью в Бейруте не видно конца

Безвластью в Бейруте не видно конца

Равиль Мустафин

Ливанцам приходится жить по закону джунглей

0
929
Сочиняй, но знай меру

Сочиняй, но знай меру

Елена Герасимова

Итоговое испытание перед ЕГЭ пугает треть российских школьников

0
979
На фестивале "Пушкин и…" победил мультфильм по Тарковскому

На фестивале "Пушкин и…" победил мультфильм по Тарковскому

Дарья Борисова

Гран-при получила лента по сказам Бажова

0
1639

Другие новости