0
7796
Газета Печатная версия

02.11.2015 00:01:00

Ультиматум Кэмерона

Великобритания и ЕС пересматривают отношения

Евгений Пудовкин

Об авторе: Евгений Сергеевич Пудовкин – журналист-международник.

Тэги: великобритания, ес


великобритания, ес Британский премьер пообещал, что добьется более выгодной сделки с ЕС. Фото Reuters

Британская палата общин проголосовала во втором чтении летом за проведение референдума о членстве Соединенного Королевства в ЕС. Предложение – с учетом всех поправок – может стать законом уже до Рождества, а само голосование состоится до 2017 года. Грядущий плебисцит станет уже вторым для британцев: в 1975-м к мнению избирателей обратился премьер-министр Гарольд Вильсон. Тогда 67% граждан проголосовали за то, чтобы остаться в Европейском экономическом сообществе (ЕЭС – прежнее название Евросоюза).

На момент того референдума Великобритания, пребывая в статусе пораженного рецессией «европейского больного», не предъявляла ЕЭС особых претензий. 40 лет спустя, когда страна за предшествующие 2015-му четыре года создала больше рабочих мест, чем все остальные страны ЕС, и является финансовым столпом Евросоюза, у окрепших британцев накопилось много вопросов по поводу своего участия в европейском проекте.

Прежде всего многие британцы опасаются за свой суверенитет. По разным подсчетам, около половины законов Великобритании имеют корни в Брюсселе: ЕС регулирует деятельность британских рабочих, банков, компаний и даже рыболовецких судов. В то же время британские депутаты занимают менее 10% мест в Европарламенте.

Кандалы брюссельского регулирования давно не дают покоя и рынку Соединенного Королевства. По данным аналитического центра Open Europe, 100 главных мер регулирования ЕС обходятся британскому бизнесу в 33 млрд фунтов. Миграция тоже является острой темой. По данным британской Национальной статистической службы, за 2014 год около 268 тыс. граждан ЕС переехало в Великобританию. Число работающих в стране мигрантов из Евросоюза недавно достигло 2 млн, половина из них – из Восточной Европы. Такие переселения, по мнению скептиков, приводят к понижению зарплат местных рабочих и повышают нагрузку на социальное обеспечение – больницы и школы. «Исход» мигрантов с Ближнего Востока лишь подкинул дров в костер дебатов о необходимости более строгого контроля над границами.

Тем временем общественное мнение остается волатильным. По данным опроса организации YouGov, 40% граждан проголосовали бы за выход из ЕС, а 38% предпочли бы остаться. Однако еще летом сторонники членства в Евросоюзе комфортно лидировали в опросах. Скорее всего сказалось недавнее изменение формулировки вопроса для референдума: с «Должна ли Великобритания остаться членом Евросоюза?» (ответы: «Да»/«Нет») на «Должна ли Великобритания остаться членом Европейского союза или покинуть Европейский союз?» («Остаться...»/«Покинуть...»). Таким образом, статус-кво больше не ассоциируется напрямую с утвердительным ответом.

Премьер-министр Дэвид Кэмерон полагает, что существующий «статус-кво в Европе недопустим». Его цель – оставить Великобританию в Евросоюзе, но на более выгодных условиях. Следовательно, решив провести референдум, премьер надеется показать Брюсселю, что не шутит, когда говорит, что ЕС требует реформ. «У меня нет романтической привязанности к Евросоюзу и его институтам, – заявил он участникам недавней конференции Консервативной партии. – Меня интересуют только две вещи: британское благополучие и британское влияние. Поэтому я буду настойчив в переговорах с ЕС – и мы добьемся более выгодной сделки».

Еще в начале лета Кэмерон совершил марафон по столицам континента, чтобы обсудить реформы с европейскими лидерами. Конкретные меры пока не согласованы, но скелет требований Лондона уже известен. Ультиматум Кэмерона содержит четыре условия. Первым требованием является упразднение пункта о «все более тесном союзе европейских народов» в соглашениях ЕС. Этот жест, считает премьер, поможет убедить избирателей в сохранности британского суверенитета. Во-вторых, ЕС должен признать, что является мультивалютным союзом. В-третьих, Лондон требует вернуть национальным парламентам полномочия, позволяющие блокировать нежелательные директивы ЕС и пересматривать законы сообщества. В-четвертых, Кэмерон считает необходимым реорганизовать блок из 28 стран так, чтобы защитить интересы девяти государств, не входящих в еврозону, от доминирования 19 остальных, в том числе дать особые права британской финансовой площадке – лондонскому Сити. Дополнительным желанием британского правительства является ограничение пособий для европейских мигрантов; таким образом Кэмерон желает умерить антииммиграционные настроения.

Некоторые предложения Лондона – в частности, ограничения на получение мигрантами из ЕС пособий – могут потребовать изменений европейских соглашений, которые должны быть одобрены всеми членами ЕС. С одной стороны, обстановка на континенте играет на руку Кэмерону: после кризиса в Греции европейцы стали осторожнее относиться к идее интеграции. Недавний шторм в еврозоне позволит создать окно переговоров, и у Кэмерона появится шанс протолкнуть через него свои реформы.

Но формальные изменения требуют времени и уйму бюрократической акробатики. В связи с этим многое будет зависеть от доверия британских избирателей. Поскольку референдум может состояться уже летом 2016-го, реформы ЕС (если их удастся согласовать) едва ли будут завершены до плебисцита. Кэмерону предстоит убедить британцев голосовать, держа в уме изменения, которые вступят в силу только через несколько месяцев или даже лет. Конечно, есть вероятность, что премьер отложит проведение референдума до 2017 года, заполучив больше времени для согласования реформ. Но и такая инициатива не безупречна. Плебисцит выгоднее проводить в начале электорального цикла, когда «медовый месяц» граждан и избранного лишь в мае правительства все еще в силе. Два года спустя британцы подойдут к голосованию гораздо менее расположенными к статус-кво, особенно учитывая принятые консерваторами меры по сокращению социальных расходов.

Ко всему прочему, миграционный кризис – хоть и является еще одним фактором, способным привлечь 28 стран-членов за стол переговоров, – поставил британского премьера между молотом и наковальней. С одной стороны, недостаточная активность вызовет раздражение партнеров по ЕС: Германия и Франция, к примеру, ожидали увидеть больше помощи от британцев с расселением беженцев. В то же время сдайся Кэмерон и раскрой для мигрантов объятия – это может вылиться в недовольство как местного населения, так и части политических элит.

Пусть некоторым лидерам в Европе и хочется махнуть рукой на британцев с их назойливыми требованиями, выход Соединенного Королевства совсем невыгоден ЕС. Во-первых, Великобритания является одним из крупнейших «спонсоров» бюджета ЕС, внося в европейскую казну около 10 млрд фунтов в год. Во-вторых, британцы помогают сохранять баланс курса ЕС, выступая противовесом немецко-французскому желанию усиления интеграции и строгого контроля над рынком.

Между тем британским евроскептикам не следует переоценивать свои силы. Несмотря ни на что, Великобритания потеряет от выхода больше, чем Евросоюз. Экспорт в ЕС составляет около 14% британского ВВП, тогда как экспорт ЕС на острова – всего 2,5%. Заверения о том, что рынки Америки и Азии только и ждут, чтобы Великобритания покинула ЕС, неубедительны. Президент США Барак Обама дал понять, что хочет продолжать видеть Великобританию в ранге члена ЕС. А Хироаки Наканиши, исполнительный директор японской Hitachi – промышленного гиганта и одного из крупнейших инвесторов в британскую экономику, – заявил Times, что считает нелепой саму идею разрыва отношений между Лондоном и Брюсселем, по крайней мере «с точки зрения бизнеса».

Не стоит забывать и о том, что Великобритания и ЕС находятся в разных весовых категориях. Британское население насчитывает около 60 млн граждан, население ЕС – 450 млн. Размер экономики Евросоюза в шесть раз больше британской. Кому Вашингтон, Пекин или Дели предложат более выгодные условия?

Так или иначе, надвигающийся референдум является скорее не отдельным событием, а этапом в процессе сложных европейских взаимоотношений. Евросоюз должен проявить гибкость, или он рискует сломаться. Умеренные реформы по оптимизации процесса миграции, дерегуляции рынка и защиты финансовых интересов стран вне еврозоны помогут не только Великобритании, но и другим членам ЕС.

Для Великобритании референдум о членстве в Евросоюзе – самое важное событие в повестке текущей парламентской пятилетки. Правительство и значительная часть граждан понимают всю важность европейского партнерства – особенно в сегодняшних условиях экономической глобализации – и относятся к ЕС так же, как Уинстон Черчилль относился к демократии: вещь неприятная, но альтернативы еще хуже. Грядущий референдум – отличная возможность решить проблемы, связанные с Евросоюзом, и добиться выгодных для британцев реформ.

Лондон

Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Несогласные намерены митинговать еще две недели

Несогласные намерены митинговать еще две недели

Дарья Гармоненко

Активисты утверждают, что собрали уже 30 тысяч подписей против поправок к Конституции

0
1826
Майклу Помпео опять пожаловались на Бидзину Иванишвили

Майклу Помпео опять пожаловались на Бидзину Иванишвили

Юрий Рокс

Группа конгрессменов считает власть Грузии промосковской

0
1320
Донбассу предлагают свободную экономическую зону

Донбассу предлагают свободную экономическую зону

Татьяна Ивженко

Кравчук начинает с предложения компромиссов

0
1621
Лукашенко намекает на уместность торга

Лукашенко намекает на уместность торга

Антон Ходасевич

Российские граждане, возможно, остаются в белорусской тюрьме в качестве заложников

0
8150

Другие новости

Загрузка...