1
11457
Газета Печатная версия

13.03.2017 00:01:00

Весенние заморозки в Стране тюльпанов

Националисты могут победить на парламентских выборах в Нидерландах

Владимир Швейцер

Об авторе: Владимир Яковлевич Швейцер – заведующий отделом социальных и политических исследований Института Европы РАН.

Тэги: нидерланды, парламентские выборы, националисты, герт вилдерс, мигранты, беженцы

СТАТЬЯ НАЧИНАЕТ СЕРИЮ МАТЕРИАЛОВ, ПРИУРОЧЕННЫХ К 30-ЛЕТИЮ ИНСТИТУТА ЕВРОПЫ РАН

нидерланды, парламентские выборы, националисты, герт вилдерс, мигранты, беженцы Герт Вилдерс предлагает голландцам референдум о возможном выходе из ЕС. Фото Reuters

В политической истории Нидерландов начало XXI века можно по праву назвать эрой евроскептицизма. Весной 2005 года голландцы на референдуме отклонили проект новой европейской Конституции. В апреле прошлого года схожая участь постигла договор об ассоциации ЕС и Украины. Судьба этого документа, несмотря на существенные поправки, внесенные в него по инициативе Нидерландов, также остается под вопросом. Сегодня на повестке дня стоит проблема формирования в стране нового парламента и правительства. Свой вердикт голландцы должны вынести 15 марта. И опять-таки тема отношений Страны тюльпанов с Евросоюзом является в эти весенние дни одной из ключевых.

Казалось бы, вполне благополучная в экономическом и социальном отношении страна, где нет ни падения, ни даже стагнации ВВП, где крайне низок уровень безработицы, нет галопирующей инфляции и внешнего долга, должна однозначно поддержать политические силы, постоянно демонстрирующие еврооптимизм. Однако ряды евроскептиков множатся. Это не только традиционные для Нидерландов национал-популисты из Партии свободы (ПС), возглавляемые харизматичным лидером Гертом Вилдерсом, но и левые евроскептики социалистического и экологического толка. К ним в последнее время добавились мелкие региональные партии. Всех их, хотя и в разной степени, беспокоит миграционный вопрос, содержащий как этноконфессиональные, так и социальные компоненты. Волнует их и комплекс проблем, связанных с безопасностью граждан. Заметим, что сегодня неевропейцы по происхождению – это более 20% жителей маленького королевства.

Главную роль в нидерландской партийно-политической системе играют партии либерального, социал-демократического и конфессионального толка. В либеральном сегменте это Народная партия свободы и демократии (НПСД) и леволиберальная Д-66. Христианские демократы представлены ХДП и ХС. Социал-демократами является Партия труда Нидерландов (ПТ). Левее нее расположились социалисты и «Зеленые левые». Наконец, националистический фланг монополизирован ПС. Нынешнее правительство состоит из НПСД и ПТ, которых ситуационно поддерживают Д-66 и ХДП. Все остальные партии в основном занимают скамьи оппозиции.

Волеизъявления различного уровня, прошедшие после парламентских выборов 2012 года, показали определенные подвижки на партийном пространстве. Наметилось перераспределение симпатий избирателей либерального лагеря от НПСД к Д-66. Однозначно теряют поддержку электората местные социал-демократы. Их избиратель дрейфует либо к социалистами и зеленым, либо к христианским демократам. Наибольший позитивный тренд в электоральном пространстве наметился у ПС. Согласно социологическим прогнозам, места во второй палате – а их всего 150 – могут распределиться следующим образом: НПСД и ПС каждая могут получить от 25 до 30 мест, «Зеленые левые», Д-66 и ХДП – по 15–20 мест, социалисты и ПТ – от 10 до 13 мест. С учетом достаточно устойчивого политического менталитета голландцев и апробированной рейтинговой социологии можно предположить, что такая диспозиция в основных чертах сохранится и после выборов. Все это отнюдь не облегчит задачу формирования нового правительства.

В процессе калькулирования вариантов создания очередного кабинета министров следует учитывать как факторы, сближающие позиции возможных коалиционеров, так и то, что их разводит по разным углам политического ринга. Очевидно, что в условиях падения интереса избирателя к Партии труда нет оснований предвидеть возобновления двухпартийной коалиции НПСД–ПТ. Однако и в годы коалиционного сотрудничества эти партии подчас находились на грани разрыва отношений, прежде всего по вопросам социально-экономической политики. С Д-66 у НПСД вроде бы гораздо больше политических точек совпадения, однако и вместе они чисто арифметически не смогут сформировать устойчивое правительство. Теоретически их партнерами могли бы быть обе партии конфессионального толка – ХДП и ХС. Однако обе они категорически против новаций либералов в вопросах эвтаназии, однополых браков и абортов. Кроме того, борьба вокруг референдума об отношениях ЕС и Украины показала, что у ХДП нет тождественного с либералами взгляда на это соглашение.

Пожалуй, единственной скрепой для главных политических партий страны является категорическое неприятие ПС в качестве возможного политического партнера. И дело здесь не только в том, что для них всех категорически неприемлемы ультранационалистические взгляды Вилдерса. Еще свеж в памяти негативный опыт коалиционного сотрудничества ХДП с националистическим Списком Пима Фортейна. Он был предшественником нынешней ПС. Политика вышеупомянутой коалиции, когда националисты попытались навязать толерантной в целом стране систему антииммиграционных мер, привела к серьезным электоральным потерям для христианских демократов.

Сегодняшние идейно-политические позиции Вилдерса еще более одиозны, чем у предшественников. Он – наиболее последовательный евроскептик не только в своей стране, но и выделяется вместе с француженкой Марин Ле Пен по этому качеству на общеевропейском уровне. Его главный тезис, экономически ничем не подкрепленный, постулирует, что Нидерландам выгоднее выйти из ЕС. По аналогии с брекзитом он предлагает соотечественникам путь «некзита» – проведение референдума о возможном разрыве отношений с ЕС. Его не смущает и то, что ради этого придется перекраивать и Конституцию страны. Однако в этом вопросе его практически никто не поддерживает. За предложенную им в парламенте резолюцию в июне 2016 года проголосовали лишь 14 депутатов его фракции, что составляет чуть менее 10% от общего числа парламентариев. Сегодня лидер ПС готовится к возможному новому референдуму о торговом договоре между ЕС и Канадой. Правда, на этом поприще могут совпасть позиции ПС и левых партий. В целом же  социальные и экономические части предвыборных деклараций Вилдерса являются наиболее слабым местом у националистов, а для голландцев именно экономические вопросы всегда были важным элементом их электоральных предпочтений.

Вполне естественно, что ключевым элементом предвыборной риторики Вилдерса является тема беженцев и мигрантов. Здесь он не гнушается высказываний, подчас выходящих за рамки присущей традиционному нидерландскому истеблишменту политкорректности. Он требует введения запрета на въезд в страну граждан мусульманских государств, объявляет ислам чуждой духовной природе Нидерландов религией, требует сноса минаретов и закрытия мечетей. Марокканцев – наиболее многочисленную конфессиональную группу в иммигрантской среде – он называет «мерзавцами», видя в них потенциальных террористов. Накануне выборов он даже отказался от публичных выступлений под предлогам угрозы его жизни со стороны марокканских террористов. Правда, тезис о террористах не может принести ему много электоральных очков, поскольку Нидерланды, в отличие от некоторых соседей, не оказались пока в зоне террористической активности. Вилдерс – один из наиболее активных сторонников Дональда Трампа, но и в этом вопросе он едва ли что-либо добавит в свой электоральный кошелек. 

Предвыборную риторику Вилдерса во многом ослабляет и то, что правительство премьер-министра Марка Рютте в последние годы приняло ряд мер, призванных обезопасить страну от возможных террористических атак. С 2016 года значительно возросли расходы в сфере внутренней безопасности, финансирования полиции, судебных и правоохранительных органов. Укрепился контроль на границах, наладилось сотрудничество в этой сфере с сопредельными государствами. В мае 2016 года по инициативе правительства парламент одобрил предложение о лишении гражданства радикальных исламистов.

Другой правительственной новацией, одобренной парламентом в ноябре 2016-го, стал запрет на ношение в общественных местах одежды, закрывающей лицо. Правда, в этом вопросе мнения представителей истеблишмента разделились. При голосовании в Сенате в феврале 2017 года не только левые депутаты, но и сенаторы от ПТ не поддержали предложение о лишении подданства предполагаемых террористов без соответствующего судебного решения. Отметим, что в этом вопросе по одну сторону баррикад оказались сенаторы как от НПСД, так и от ПС. Совпали обе партии, а также политики из конфессионального лагеря в негативном отношении к закону о выращивании марихуаны.

Данные случаи совпадения позиций, однако, едва ли могут рассматриваться как мостик для перспективного сотрудничества правых и крайне правых. Общая ситуация в Евросоюзе никак не способствует таким внутренне противоречивым коалициям. С другой стороны, вышеуказанное совпадение во мнениях, по существу, легитимизирует многие антииммигрантские позиции ПС. Возможный успех данной партии на выборах даст националистам внутри и вне Евросоюза лишний аргумент для утверждения о необратимости краха в ближайшем будущем этой влиятельной международной организации.  



Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Создатель «Новых людей» возглавил партию

Создатель «Новых людей» возглавил партию

Евгений Солотин

Алексей Нечаев уверен, что власть должна уделять больше внимания не Ливии и Сирии, а российским регионам

0
1617
Как развивалось арбитражное производство при экс-главе экономколлегии ВС Олеге Свириденко

Как развивалось арбитражное производство при экс-главе экономколлегии ВС Олеге Свириденко

0
1840
Военное кораблестроение дрейфует в нереализованных планах

Военное кораблестроение дрейфует в нереализованных планах

Александр Иванин

В России возник флот амбиций и обещаний

0
4104
Поздравление

Поздравление

0
840

Другие новости

Загрузка...