0
21868
Газета Печатная версия

12.03.2023 17:29:00

Москве пора решать, что делать с санкциями в отношении КНДР

Корейские дилеммы России

Александр Жебин

Об авторе: Александр Захарович Жебин – ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Китая и современной Азии РАН, кандидат политических наук.

Тэги: внешняя политика, корейский полуостров, сво, украина, поддержка, кндр, ядерная программа, западные санкции, сб оон

Все статьи по теме "Специальная военная операция в Украине"

Все статьи по теме "Санкционные войны"

внешняя политика, корейский полуостров, сво, украина, поддержка, кндр, ядерная программа, западные санкции, сб оон КНДР не всегда готова аплодировать политике Москвы на Корейском полуострове. Фото Reuters

Публичная поддержка КНДР, выраженная России после начала СВО, была высоко оценена российской стороной. В России понимают, что КНДР может сыграть свою, пусть пока что больше символическую роль не только в восточноазиатском, но и мировом раскладе сил (вспомним голосование в ООН по Крыму и Украине).

Все эти обстоятельства, особенно с учетом нынешней международной обстановки и перемен в отношении Запада к России, заставляют еще раз задаться вопросом: а всегда ли наши действия на Корейском полуострове были достаточно просчитанными для того, чтобы при любых изменениях обстановки сохранить в арсенале нашей внешней политики весь набор инструментов, необходимых для ее реализации? Не предпринимались ли некоторые из них исходя из сиюминутных тактических расчетов и, прямо скажем, романтических иллюзий насчет истинного отношения США и некоторых стран Запада к России и ее интересам?

Особенно много вопросов вызывает сохранение введенного резолюциями Совеза ООН набора экономических санкций в отношении этой страны. Именно последние наряду с другими причинами, как признает целый ряд НПО, в том числе и западных, привели к существенному снижению уровня жизни рядовых граждан КНДР. Заблокирован практически весь традиционный экспорт, выручка от которого шла в том числе на закупку за рубежом необходимого продовольствия, медицинского оборудования и лекарств.

Между тем практически все санкционные резолюции СБ ООН декларировали, что вводимые ограничения не должны вести к снижению уровня жизни населения страны. Однако США и их союзники напрочь игнорируют эти положения резолюций, делая упор прежде всего на рестрикциях.

Еще в 2014–2015 годах ряд российских специалистов, анализируя готовившиеся в США пакеты санкций против КНДР, призванные заблокировать любые коммерческие сделки с этой страной, обращали внимание на то, что главным объектом новых санкций станут не столько те или иные государства, сколько любые иностранные компании и физические лица, которые поддерживают финансовые и торговые контакты с КНДР. Уже тогда можно было предположить, что весь арсенал западных санкций, опробовавшихся в тот период на КНДР, может быть применен в отношении любых других стран, в том числе России.

Так и произошло. Более того, США все бесцеремоннее втягивают своих союзников в Восточной Азии уже не в антисеверокорейские (что было с успехом сделано), но теперь и в антироссийские санкции.

Еще в 2003 году сразу после нападения США на Ирак автор этих строк предупреждал, что «надежды тех, кто рассчитывает на некое, даже внешнее, подобие равноправного партнерства с США, иллюзорны. Вашингтон намерен иметь дело лишь с теми, кто безоговорочно поддерживает американские цели. Те же, кто создает помехи на пути их достижения или просто перестает быть полезным, будут игнорироваться или… устраняться».

Тогда же автором было высказано мнение, что не оправданны наши надежды на некоторые возможные встречные шаги со стороны США и учет ими интересов нашей безопасности в обмен на казавшиеся нам тактическими, или непринципиальными, уступки Вашингтону при решении ряда международных проблем, в том числе ядерной проблемы Корейского полуострова.

На мой взгляд, особенно наглядно это проявилось в нашей позиции при голосовании в СБ ООН по разного рода санкциям в отношении КНДР. Если неприятие нами ядерных испытаний в этой стране выглядело вполне обоснованным, то отношение к ракетным пускам нуждалось в гораздо более откалиброванном подходе. Вряд ли нам (и Китаю) стоило голосовать за резолюции СБ ООН, лишавшие страну, на протяжении десятков лет являвшуюся нашим военно-политическим союзником (а для КНР таковым остающимся), страну, с которой Россия в 2000 году заключила новый Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве, права на запуск спутников, одновременно помогая запускать их Южной Корее. А та уже тогда была готова по первому зову США таскать для них каштаны из огня по всему свету, а сейчас вслед за Западом вводит против России все новые санкции. При этом почему-то был проигнорирован тот факт, что КНДР еще в 2009 году присоединилась к Договору об использовании космического пространства в мирных целях и другим соответствующим конвенциям, регулирующим эти вопросы.

Введенный СБ ООН запрет КНДР на запуски «с использованием баллистических технологий», к чему сейчас так любят апеллировать в Вашингтоне и Сеуле, одновременно почти беспрерывно бряцая новейшим оружием у границ КНДР, равнозначен запрету ей вообще иметь ракеты, то есть оставляет ее беззащитной. В условиях, когда все соседние с КНДР государства имеют на вооружении ракеты и запускают спутники, более того, выводят на орбиту целые группировки спутников, главным объектом слежения которых является КНДР, такая мера была явно дискриминационной.

Те, кто хотя бы немного разбирается в северокорейской политике и психологии руководства этой страны, понимали, что такой подход будет, безусловно, отвергнут в Пхеньяне как «апогей двойных стандартов» и как очередная попытка «больших стран», в разные исторические периоды указывавших корейцам, как им жить, установить над КНДР нечто вроде опеки.

Путем избирательного применения принципов Устава ООН и других международных законов, когда «друзьям», «партнерам», перспективным коммерческим контрагентам позволяется едва ли не все, а тем, кто таковым не является или, не дай бог, препятствует достижению целей американской внешней политики, запрещается буквально все, проблему распространения оружия массового уничтожения и средств его доставки не решить. Во всяком случае, такой подход в отношении КНДР явно не дал, да и не мог дать желаемого результата и уже хотя бы поэтому не добавил веса и авторитета таким решениям СБ ООН.

Официально провозглашенная цель санкций, введенных СБ ООН в отношении КНДР, состояла только в обеспечении режима нераспространения ОМУ. На деле же они коснулись практически всего спектра обычных вооружений, в том числе оборонительных. КНДР лишена возможности закупать не только боевые самолеты, средства ПВО, танки, артиллерийские орудия, бронемашины, но даже запчасти к ним. И это продолжается в то время, когда соседние с КНДР Япония и Южная Корея реализуют многомиллиардные программы обновления и модернизации обычных вооружений.

Более того, Республика Корея, несмотря на предупреждения со стороны России о негативных последствиях такого шага для двусторонних отношений, готовится к крупным поставкам в Польшу современных танков, артиллерийских орудий и истребителей, которые, как считают многие обозреватели, могут очутиться в Украине. Неудивительно, что санкции, которые были якобы призваны сдержать ракетно-ядерные программы КНДР, дали прямо противоположный результат: столкнувшись с дополнительными трудностями в обеспечении конвенциального потенциала сдерживания, Пхеньян, чтобы компенсировать нарастающий дисбаланс в этой области, форсировал свою ракетно-ядерную программу.

В итоге большинство американских специалистов пришли к выводу о невозможности на данном этапе добиться денуклеаризации КНДР. В качестве промежуточного шага к этой цели они предлагают начать переговоры о контроле над вооружениями на полуострове, что можно расценить как признание де-факто ракетно-ядерного статуса страны. Однако Белый дом продолжает вводить все новые санкции против КНДР. С другой стороны, США и некоторые их союзники вопреки международным правилам, регулирующим поставки оружия в зоны вооруженных конфликтов, открыто осуществляют такие поставки в Украину.

В условиях, когда коллективный Запад вводит против России все новые санкции, беззастенчиво игнорируя при этом нормы и международного права, и цивилизованного поведения, наше дальнейшее следование явно непродуманным ограничительным мерам в отношении поддержавшей нас КНДР вызовет вопросы не только в Пхеньяне, но и в ряде других столиц, которые рассчитывают на большее понимание их позиции в Москве.

В этом году исполняется 70 лет Соглашению о военном перемирии в Корее, положившему конец боевым действиям в ходе корейской войны, но юридически ее так и не завершили. Тем не менее минувшие десятилетия показали, что определенный баланс сил на Корейском полуострове – важное условие поддержания мира и стабильности в этом регионе. Москве стоило бы подумать, как помочь поддержать этот баланс таким образом, чтобы ни у кого не возник соблазн любым способом реализовать свои геополитические планы в отношении Кореи в ущерб интересам безопасности России. 


Читайте также


Cближение России с КНДР насторожило Пекин

Cближение России с КНДР насторожило Пекин

Владимир Скосырев

Китайские и южнокорейские чиновники провели в Сеуле встречу в формате "2+2"

0
1239
Украину и НАТО озаботило российское наступление по всему фронту

Украину и НАТО озаботило российское наступление по всему фронту

Владимир Мухин

Новая модель военного управления в РФ предполагает окончательное разделение функций Минобороны и Генштаба

0
1149
Орбан не стал блокировать избрание генсека НАТО

Орбан не стал блокировать избрание генсека НАТО

Геннадий Петров

В обмен Венгрия выторговала право не направлять военных в Украину

0
760
Над Запорожской АЭС сгущаются ядерные тучи

Над Запорожской АЭС сгущаются ядерные тучи

Наталья Приходко

В Киеве опять заговорили о необходимости возвращения станции "любым способом"

0
1022

Другие новости