0
3293
Газета Экономика Печатная версия

19.09.2022 20:14:00

В стране сформировалась особая – «гречневая» – инфляция

Самообеспеченность отечественными продуктами питания еще не гарантирует ценовую доступность

Тэги: продукты, еда, продовольствие, цены, рост цен, общество, кризис, финансы, агропром, сельское хозяйство, импортозамещение

On-Line версия

продукты, еда, продовольствие, цены, рост цен, общество, кризис, финансы, агропром, сельское хозяйство, импортозамещение Гречка в России становится особым средством сбережения в условиях кризиса. Фото РИА Новости

Правительство переходит на новый уровень импортозамещения, нацеливаясь на то, чтобы отечественная сельхозпродукция выращивалась именно из российских семян. Сейчас, по экспертным оценкам, более 60% семян, которые используются в агропроме, иностранного происхождения. Но важно и то, чтобы переход на отечественные семена предполагал еще и ценовую доступность продукта. А с ней могут возникнуть проблемы, как показывает, например, ситуация с особым для России товаром – гречкой. За восемь лет продовольственного эмбарго она стала одним из самых подорожавших продуктов – цена выросла почти в четыре раза. Хотя до 100% площадей по гречихе засеваются российскими семенами. «Гречневая» инфляция может восприниматься как индикатор экономических страхов, влияющих на ценообразование в стране порой даже больше, чем достижения агропрома, правительства и Центробанка.

Более 60% семян, которые используются в российском агропромышленном комплексе, – иностранного происхождения, и в 2022 году в результате логистических ограничений риски нехватки семян обострились. Об этом сообщается в новом исследовании Центра аналитики и экспертизы ПСБ.

На конец 2020 года в России функционировало более 50 семенных заводов общей мощностью 1,1 млн т в сезон, из них 75% – зарубежные компании, отмечается также в обзоре. «Несмотря на реализуемую с 2017 года политику локализации и импортозамещения в сфере семеноводства, на 2022 год уровень зависимости от зарубежных поставок остается высоким: по определенным подкатегориям от 50% до 90%», – сообщают аналитики.

Это при том, что в Доктрине продовольственной безопасности РФ от 2020 года устанавливается целевой показатель обеспечения отечественными семенами на уровне 75% для основных сельскохозяйственных культур.

«Полностью обеспечить себя семенами Россия сможет к 2025–2030 годам», – ожидают аналитики ПСБ. При этом они отмечают, что импортозамещение в области семеноводства в России сталкивается с рядом проблем: низкая оплата труда, слабое финансирование со стороны государства.

«Для ускоренного импортозамещения целесообразно развивать такие формы поддержки, как прямое финансирование затрат в области семеноводства, предоставление льгот, займов и гарантий. Необходимо разработать целевую государственную программу по переходу отрасли на отечественный посевной материал», – считают авторы обзора.

Также они обратили внимание на то, что в законодательстве нет точного понятия «семена отечественной селекции». «К ним могут относить семена, полученные в России на предприятиях иностранных компаний из импортного сырья. Ситуация аналогична «отверточной сборке» в автопроме, и она снижает адресность мер государственной поддержки», – считают аналитики.

Между тем, как сообщил в понедельник на совещании с вице-премьерами глава кабмина Михаил Мишустин, правительством сделан ряд шагов для снижения импортной составляющей в отечественной продукции агропромышленного комплекса.

В частности, с 2023 года с 20 до 50% увеличится размер возмещения части затрат на создание или обновление селекционно-семеноводческих комплексов. «Эта мера поможет почти в два раза сократить срок окупаемости таких проектов и привлечь больше инвесторов, повышая долю семян российского производства на внутреннем рынке», – сообщается в материалах правительства.

Важность такой меры, как переход в агропроме на использование отечественных семян, трудно переоценить с точки зрения продовольственной безопасности. Но важно и то, чтобы переход на отечественное сопровождался повышением ценовой доступности произведенной продукции для граждан. Потому что далеко не всегда эти два фактора сочетаются. Ярким примером можно считать цены на гречку.

Конечно, нужно сделать оговорку: гречка – продукт в России особый, очень чувствительный к кризисам. В частности, гречка долго хранится, и уже одно это способствует ажиотажному спросу населения на нее для формирования запасов в неспокойные периоды. Руководитель отдела макроэкономического анализа компании «Финам» Ольга Беленькая ссылается на «парадокс Гиффена – при росте цен на определенные виды товара (в основном товары первой необходимости) их потребление повышается за счет экономии на других товарах». При этом и сам ажиотажный спрос на новом витке способствует еще большему росту цен на такой товар. Кроме того, на фоне ажиотажа иногда возникают сомнения в прозрачности конкуренции. Например, в отдельные периоды цены на гречку привлекали внимание в том числе антимонопольной службы.

Все это как раз и становится доказательством того, что не всегда «отечественность» производства гарантирует ценовую доступность для населения, стабильность стоимости.

Если брать весь период продовольственного эмбарго – с 2014 по 2022 год (сравнивались данные Росстата за август указанных годов), – то выяснится, что гречка оказалась в списке максимально подорожавших продуктов питания. Цены на нее за указанный период выросли почти в четыре раза: с 35,5 руб. за 1 кг в августе 2014-го до почти 133 руб. за 1 кг в августе 2022-го, следует из базы данных Единой межведомственной информационно-статистической системы. Большинство других продуктов за тот же период подорожали в два-три раза. И это при том, что, как сообщали эксперты, до 100% площадей под гречиху засеваются российскими семенами.

Как пояснил «НГ» гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько, «достижение полной так называемой «самообеспеченности» не гарантирует ценовой стабильности на рынке, поскольку наши внутренние цены будут, во-первых, сильно зависеть от экспортных и от цен близких товаров, во-вторых, все равно останутся средства производства, которые мы будем закупать за пределами страны – например, действующие вещества для пестицидов, или сверхмощные трактора, или упаковочные материалы».

Ведущий научный сотрудник Центра агропродовольственной политики РАНХиГС Денис Терновский указывает и на другие факторы. «Внутреннее производство гречихи ориентировано на ее внутреннее потребление. Соответственно колебания урожая быстро переходят в цену. Такая ситуация неудобна для аграриев – рост урожая ведет к падению цен, что снижает стимулы для посевов следующего года, и, как следствие, цены вновь растут, – говорит эксперт. – Если для пшеницы средством балансировки становится мировой рынок, то для гречихи такого инструмента нет». Поэтому цены на нее гораздо более волатильны.

Влияние объемов предложения тоже существенно, добавила аналитик Института комплексных стратегических исследований Надежда Каныгина. «Например, в 2019 году были самые низкие посевные площади под гречихой с 2003 года (второй самый низкий показатель с 1990-го), в результате цены на гречневую крупу стали увеличиваться нарастающими темпами, – сообщила эксперт. – А 2017 год охарактеризовался, наоборот, самым высоким валовым сбором гречихи как минимум с 1990-го». В итоге к концу 2017-го наблюдалось падение цен в годовом сопоставлении, оно продолжалось и в 2018-м.

Кроме того, Дмитрий Рылько обратил внимание теперь на «грандиозное падение цен на гречку и гречневую крупу, которое наблюдается в настоящее время». Судя по обзорам ценовой ситуации от Минэкономразвития, розничные цены на гречку в помесячном сопоставлении падают в стране начиная с июня. Однако в годовом сопоставлении они все равно выше уровня 2021-го.

«Без сомнения, отсутствие обычно более дорогой импортной составляющей снижает себестоимость производства. Но на внутреннем рынке общие законы спроса и предложения никто не отменял», – сделала вывод Каныгина.

«Использование отечественных разработок, семян и сортов не гарантирует ценовой доступности того или иного продукта питания. Стимулирование их использования направлено на повышение уровня независимости сельскохозяйственного производства от шоков внешней торговли, обеспечение физической доступности продовольствия», – добавил Терновский.

Но все это не отменяет предположения, что «гречневая» инфляция, достигающая за восемь лет почти 300%, может рассматриваться (конечно, с определенными оговорками) и как индикатор тех экономических страхов, которые влияют на решения производителей и потребителей, на ценообразование в стране порой значительно больше, чем реальные достижения агропрома, правительства и Центробанка.

«В кризисные периоды, при ажиотажах и панике потребителей в любой стране мира люди бегут скупать прежде всего продукты и другие товары длительного хранения. Только в России это гречка, рис и макароны, а в странах Запада это чаще всего лапша, супы быстрого приготовления, консервы, – говорит ведущий аналитик Freedom Finance Global Наталья Мильчакова. – Все зависит от потребительских предпочтений. Но ясно одно, что никакие достижения агропрома и никакие самые современные технологии в сельском хозяйстве не помогут сдерживать рост цен». Для этого нужны институциональные реформы и прежде всего, как считает эксперт, снижение налогов на производителей.


Читайте также


ПО "Роснефти" обеспечит отрасли импортозамещение

ПО "Роснефти" обеспечит отрасли импортозамещение

Татьяна Астафьева

Использование собственного программного обеспечения гарантирует компании независимость от иностранных поставщиков

0
788
Цена барреля достигла годового минимума

Цена барреля достигла годового минимума

Ольга Соловьева

Падающая нефть ждет поддержки от ОПЕК+

0
1254
Треть пожилых россиян сформировали особые "домохозяйства"

Треть пожилых россиян сформировали особые "домохозяйства"

Анастасия Башкатова

В стране куда больше распространено пенсионное одиночество, чем молодежное

0
1667
Молдаване готовы обменять премьера на российский газ

Молдаване готовы обменять премьера на российский газ

Светлана Гамова

Энергокризис влияет на симпатии избирателей республики

0
1511

Другие новости