0
13020
Газета Экономика Печатная версия

08.10.2023 20:47:00

В России вдруг оказалось некому работать

Число открываемых вакансий продолжает увеличиваться в разы

Тэги: рынок труда, вакансии, кадровые ресурсы, дефицит, занятость, инфляция, безработица

On-Line версия, Информация дополнена 19:30 09.10.2023

рынок труда, вакансии, кадровые ресурсы, дефицит, занятость, инфляция, безработица Многие работодатели надеются решить проблему кадрового дефицита за счет мигрантов. Фото Светланы Холявчук/PhotoXPress.ru

На рынке труда РФ продолжается рост числа вакансий в разы. Как только возникла задача повсеместного импортозамещения, вдруг стало некому работать. Не хватает то людей, то компетенций. В технологическое обновление, влияющее на производительность труда, бизнес тоже как будто особо не вкладывался – по крайней мере системно. Судя по экспертным оценкам, властям предстоит определиться, какое из двух зол меньшее: высокая инфляция и низкая безработица либо низкая инфляция и высокая безработица.

В третьем квартале общее количество вакансий на рынке труда РФ увеличилось в 2,3 раза по сравнению с тем же периодом 2022-го, сообщили аналитики «Авито Работы». Абсолютным лидером стала «сфера управления персоналом»: число предложений о работе выросло более чем в три раза.

Кроме того, в 2,8 раза увеличилось число вакансий в сфере IT, интернета и телекоммуникаций; в 2,4 раза – в сфере транспорта и логистики; в 2,2 раза – в производстве и сельском хозяйстве; в 2,1 раза – в образовании и науке. Аналитики платформы приводят и другие данные – за сентябрь, уточняя, что, например, и в строительном секторе, и в сегменте добычи нефти и газа число вакансий за последний год тоже удвоилось.

Тенденцию, возможно, чуть менее бурного, но продолжающегося роста фиксируют и эксперты HeadHunter (hh.ru). По их данным, в сентябре на рынке труда спрос на сотрудников увеличился на 47% в годовом сопоставлении, то есть почти в полтора раза. Тогда как среднее число активных резюме за тот же период сократилось на 3%.

В компании рассчитывают специальный hh.индекс – это отношение среднего числа активных резюме к среднему числу активных вакансий. Значение ниже 4 означает, что на рынке дефицит кадров, и чем ниже показатель – тем он острее. В целом по экономике индекс продолжает снижаться, опустившись в сентябре до отметки 3,3.

В отраслевом разрезе хуже всего ситуация в розничной торговле, автомобильном бизнесе, сфере рабочего персонала: значение индекса – менее 2. В производстве и строительстве тоже дефицит кадров, но чуть менее острый: индекс достигает почти 3. А кстати, в IT-сфере аналитики hh.ru сейчас фиксируют умеренный уровень конкуренции за рабочие места, «здоровое соотношение между работодателями и соискателями»: значение индекса – 7,5. При этом в некоторых отраслях наблюдается, наоборот, переизбыток соискателей: например, в сфере искусства, развлечений и массмедиа значение индекса превышает сейчас 19.

Главный вывод, к которому приходят опрошенные «НГ» эксперты, включая и демографов, и представителей рынка труда, состоит в том, что причины у почти повсеместного кадрового дефицита значительно глубже, чем шоковые события 2022 года. Хотя события минувшего года, конечно, их и усугубили, и высветили.

Базовая причина – долгосрочные негативные демографические тенденции. «Проблема дефицита кадров появилась достаточно давно, и связана она в первую очередь с демографической ямой, в который мы сейчас находимся», – пояснил операционный директор компании Ancor Алексей Миронов.

Еще одна долгосрочная причина, которую упомянули эксперты, это провалы в системе подготовки кадров. Допустим, многие годы мы слышим, что подготовку кадров нужно начинать еще со школы. «Но пока только самые крупные компании с хорошо выстроенной стратегией приступили к решению этой задачи», – говорит руководитель практики «Химия, оборудование и агросектор» рекрутинговой компании Get experts Юлия Бутаева. Остальной же сегмент рынка, по ее словам, все еще не участвует в ранней подготовке кадров и ожидает найти готового специалиста под свои задачи, когда такая необходимость появится, но это недальновидно.

«Необходимо растить собственные кадровые ресурсы, и начинать, конечно, стоит с обучения: это школы, вузы, программы переподготовки кадров», – уверена Бутаева.

«Необходимо актуализировать программы высшего образования. Университеты должны активнее сотрудничать с работодателями, привлекая студентов на стажировки, которые бы помогали студентам получать навыки, соответствующие запросам рынка», – говорит стратегический директор по персоналу PRO32 Анастасия Леденева.

Ретроспективно оценивая ситуацию, можно также отметить, что свою роль сыграли и недофинсирование отраслей, недостаточное внимание к престижу тех или иных профессий, к зарплатным и иным стимулам, гарантиям. Например, как отметила Леденева, сейчас идет активное развитие промышленности, госсектора, медицины и образовательных услуг, но специалистов в перечисленных отраслях не хватает. «Нехватка кадров здесь возникла из-за того, что молодые студенты на этапе выбора жизненного пути предпочли другое образование», – пояснила эксперт.

Помимо этого, как считают аналитики, нельзя не упомянуть фактор пандемии. И речь идет не только о негативных последствиях COVID-19, но и о том, что пандемия приучила к другому образу жизни. «Многие, особенно молодежь, предпочитают дистанционную работу. А предприятиям нужны «живые» руки на производстве», – говорит старший преподаватель Санкт-Петербургской школы экономики и менеджмента Высшей школы экономики Татьяна Анисовец.

В итоге на все эти уже сформированные перекосы наложились события 2022 года, последствия которых тоже оказались комплексными. Директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв основной акцент сделал на форсированном структурном сдвиге в российской экономике.

«Если посмотреть на динамику производства по секторам, то в наибольшей степени расширяется производство в относительно трудоемких секторах обрабатывающей промышленности. Рост серийности и сменности производства на фоне расширения внутреннего спроса и оборонного заказа привели к увеличению спроса на рабочую силу. Кроме того, еще одним фактором локального пика спроса на занятость стало снижение числа трудовых мигрантов на фоне ослабления курса рубля», – пояснил экономист.

«Структурные изменения в экономике сопровождаются увеличением доли обрабатывающих производств при снижении доли добывающих, растет доля внутреннего туризма, – пояснила руководитель отдела компании «Финам» Ольга Беленькая. – Так что возрастает потребность в рабочих руках: как в квалифицированных рабочих и инженерах, которых ранее не готовили в необходимом теперь количестве, так и в неквалифицированных».

При этом, по уточнению Миронова, уход ряда западных организаций вовсе не означает, что их рыночные ниши затем не стали занимать другие иностранные поставщики. Вовсе нет. Например, на автомобильный рынок пришло большое количество китайских производителей, в ретейле активны турецкие игроки, отметил он. Просто сейчас разрыв между численностью работников на рынке труда и потребностями работодателей стал настолько большим, что эта проблема вышла на первый план и в бизнес-повестке, и на правительственном уровне.

Как считает омбудсмен по вопросам соблюдения прав предпринимателей в сфере трудового законодательства Дмитрий Порочкин, сказалось еще и то, что если говорить об отечественном бизнесе, который только начал завоевывать новые для себя ниши, то в такие компании охотно идут далеко не все специалисты.

Это объясняется несоответствием между зарплатными ожиданиями и запросами на соцпакеты у работников, с одной стороны, и финансовыми возможностями у встающего на ноги бизнеса – с другой.

Прогнозы экспертов относительно того, как долго будет ощущаться кадровый дефицит, разошлись. Как считает Широв, пик спроса на труд пройден. Порочкин же допускает, что проблема будет ощущаться еще 2–3 года. Тем более что это, по его словам, стандартный период для обучения и переподготовки имеющихся работников. Если говорить в целом про демографическую ситуацию, то, по оценкам научного сотрудника Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара Игоря Ефремова, она «начнет улучшаться лишь в самом конце 2020-х годов».

Еще один аспект – проблема недостаточной производительности труда, не проведенной вовремя модернизации. Это тоже одно из объяснений, почему некоторым предприятиям, причем вовсе не обязательно связанным с военно-промышленным комплексом, требуется настолько много рабочей силы.

«Производственные компании до введения санкций в большей степени пользовались услугами западных лицензиаров, закупали готовое малотоннажное сырье на международных рынках, – отметила Бутаева. – Процесс собственной разработки технологий может занимать годы, если не десятилетия: это долго и дорого».

«Инвестиции как в развитие человеческого капитала, так и в развитие производства – это стратегические решения, ориентированные на будущее. Это не «быстрые деньги», которые получаются в результате торговли», – говорит аналитик Института комплексных стратегических исследований Елена Киселева. И для таких инвестиций необходимы благоприятные условия: от финансовых до регуляторных.

«Но даже сейчас, когда проблема дефицита кадров стоит как никогда остро, мы наблюдаем ужесточение денежно-кредитной политики, – обратила внимание Киселева. – Это означает, что долгосрочное заемное финансирование по-прежнему недоступно». 

Впрочем, другой вопрос в том, почему этими задачами – модернизацией, повышением производительности труда, развитием и внедрением отечественных технологий – не занимались комплексно раньше, до всех шоковых событий.

Способы решения кадровой проблемы «не вписываются в парадигму «заработать здесь и сейчас», считает Бутаева. Из чего можно сделать вывод, что и в относительно спокойные и благоприятные годы самоцелью тоже было получение быстрой отдачи от вложений с минимальными издержками.

В том числе в текущих условиях многие работодатели планируют решать свои задачи «здесь и сейчас», например, за счет привлечения мигрантов. Но, как предупреждает Ефремов, вряд ли стоит возлагать большие надежды на компенсацию негативных демографических факторов за счет иностранной рабочей силы. «Поскольку трудовая миграция обычно краткосрочная и циркулирующая. Кроме того, дефицит работников все сильнее распространяется на отрасли и территории, где трудовые мигранты никогда не составляли значительной части работников, – отметил он. – Да и признаков увеличения числа трудовых мигрантов на рынке труда России в последнее время нет».

В то же время часть экспертов указывают как раз на заинтересованность бизнеса в повышении производительности труда. Но для реализации таких планов российской экономике «нужно больше свободы, а также требуются простые и понятные для всех правила игры», говорит HR-менеджер компании «Вектор Проект» Елена Балковская. «У нас еще слишком много серых в зон в сфере налогов, управленческого учета, банкинга, – считает эксперт. – Если мы создадим нормальные условия для работы бизнеса, то рост производительности труда, модернизация приложатся. Российские деловые люди готовы продуктивно работать».

Бизнесу трудно закрывать потребности в кадрах привычными методами увеличения штатной численностью, подтверждает руководитель экспертного центра «Деловой России» по трудовым отношениям и охране труда Виталий Федин. Но это не значит, что бизнес не ищет удовлетворяющего всех решения. Как отметил Федин, сейчас есть спрос на формирование новых моделей управления, которые близки к принципам ESG: это принципы, предполагающие вовлеченность компании в ответственное решение экологических, социальных и управленческих задач. В таких моделях, как уточнил эксперт, кадры рассматриваются уже как человеческий капитал или даже как социальный капитал, что предполагает заботу о сотрудниках, которая, в свою очередь, способствует доверию и большей отдаче и эффективности самих работников.

Наконец, ситуация осложняется еще и тем, что определенный выбор предстоит сделать также экономическим властям: выбор меньшего из двух зол, четко при этом для себя решив, какое зло меньшее. «В экономике есть такая закономерность именно в краткосрочном периоде, – говорит Анисовец. – Либо мы наблюдаем высокую инфляцию и низкую безработицу, как в настоящее время, либо у нас будет низкая инфляция, зато высокая безработица».



Читайте также


Мировые цены на продовольствие пошли вверх

Мировые цены на продовольствие пошли вверх

Михаил Сергеев

Проблемы с российским урожаем не помогут снизить инфляцию

0
2055
Центральная Азия: в поисках общей водной политики

Центральная Азия: в поисках общей водной политики

Сергей Жильцов

Страны региона сталкиваются с возрастающим дефицитом воды

0
766
Урожай оказался под угрозой еще и кадрового стихийного бедствия

Урожай оказался под угрозой еще и кадрового стихийного бедствия

Анастасия Башкатова

Минсельхозу придется бороться с последствиями не только паводков, заморозков и засухи

0
4759
Белорусы стали меньше экономить на еде и развлечениях

Белорусы стали меньше экономить на еде и развлечениях

Дмитрий Тараторин

Экономика республики демонстрирует рост, но кадров не хватает

0
2982

Другие новости