0
3825
Газета Хранить вечно Печатная версия

01.12.1999 00:00:00

Политическое завещание


III. О большевиках, их тактике и идеологии

Большевизм как крайне левое течение в российской социал-демократии, зародившееся в 1903 году и значительно окрепшее в предвоенные годы, является в настоящее время самой влиятельной политической, идеологической и организационной силой. Объективными причинами появления и расцвета большевизма в России явились малоразвитость российского пролетариата, многочисленность деклассированных элементов, безграмотность и бескультурье россиян12. Субъективные я упомянул ранее. Но большевизм не есть что-то принципиально новое. Идеи большевизма давно витали в умах революционеров. Якобинцы, Бланки, Бакунин13 и их сторонники, многие участники Парижской Коммуны по вопросам тактики и идеологии были практически большевиками. Как кровавые революции являются спутниками малоразвитого капитализма, так и идеи большевизма всегда были и будут спутниками малоразвитого пролетариата, нищеты, бескультурья и низкого сознания трудящихся. О большевиках, их тактике и идеологии написано много, в том числе и мной, поэтому буду кратким. Большевизм - это особая тактика, особая идеология, ориентированная на люмпен-пролетариат, это лозунги, заимствованные у Сен-Симона и анархо-синдикалистов, это марксистская фразеология.

Тактика большевиков - это тактика Бланки, дополненная ничем не ограниченным классовым террором. Идеология большевизма - это идеология Бакунина, "обогащенная" идеями анархо-синдикалистов, отцом которых был Домела Ньювенгайс14. Она ориентирована, по выражению Бакунина, на "дикий, голодный пролетариат", на "разнузданную чернорабочую чернь". Переоценка мудрости народа, его инициативы, его способности к самоорганизации, вера в способность пролетариата самостоятельно наладить производство и осуществить контроль - все это болезни Бакунина и анархо-синдикалистов.

"Мир!", "Труд!", "Счастье!", "Равенство!", "Братство!" - это лозунги утопистов. "Превратим войну империалистическую в войну гражданскую!" (лозунг, взятый на вооружение интернационалистами-пораженцами), "Фабрики, заводы - рабочим!", "Мир - народам!", "Земля - крестьянам!" - это лозунги анархо-синдикалистов. "Диктатура пролетариата", "пролетарская демократия", "постепенное отмирание государства" - это идеи Маркса. Таким образом, большевизм - это бланкизм, круто замешанный на анархо-синдикализме и поставленный под знамя марксизма. Это эклектическое, догматическое сочетание идей Бланки, Бакунина, анархо-синдикалистов и Маркса. Это псевдомарксизм, потому что основатели научного социализма были принципиальными, последовательными противниками Бланки, Бакунина и других анархистов. Бланкисты и бакунисты были исключены из Первого Интернационала, анархо-синдикалисты - из Второго. Итак, духовным отцом Ленина в области тактики является Бланки, а в области идеологии - Бакунин и Домела Ньювенгайс. Идеи последнего, взятые на вооружение "пораженцами", гибельно отразились на России. Домела Ньювенгайс, Гюстав Эрве15, Роберт Гримм16, Ленин - вот генеалогическая цепочка любого интернационалиста-пораженца, а по сути анархо-синдикалиста.

Что же нового в большевизме? Только одно - неограниченный, тотальный классовый террор. Но классовый террор, тем более неограниченный, давно отвергнут и осужден европейской социал-демократией. Классовый террор как метод осуществления диктатуры пролетариата, которому так привержены большевики, таит в себе огромную опасность, ибо при сложившихся условиях в России может легко превратиться в тотальный государственный. Мы всегда утверждали - и не только мы, но и наши противники,- что социализм - это гуманное, социально справедливое общество, поэтому его нельзя строить, опираясь на насилие и террор. Как добро, содеянное на основе зла, содержит в себе зародыш еще большего зла, так и общество, построенное на обмане и насилии, понесет в себе зло, ненависть и, следовательно, заряд саморазрушения.

На лозунгах утопистов нет смысла останавливаться. Лозунги "Мир - народам!", "Фабрики, заводы - рабочим!", "Земля - крестьянам!" - привлекательны, но ложны по сути, и вовсе не марксистские. Вместо внутреннего мира большевики ввергнут Россию в жесточайшую гражданскую войну, которая вот-вот начнется и в которой прольются реки крови, в бесконечный классовый террор. Гражданская война, кровавая и беспощадная, нужна большевикам, потому что только на этом пути они смогут удержать и укрепить свою власть. Но большевики не обеспечат и мира внешнего. В случае их победы большевистская Россия окажется в кольце капиталистических стран, которые вряд ли откажутся от попыток покончить с большевиками, безрассудно кричащими о неизбежности мировой революции.

При ленинском социализме рабочие из наемных капиталиста превратятся в наемных государства-феодала, а крестьяне, у которых тем или иным путем отберут землю и на которых неизбежно ляжет вся тяжесть промышленного подъема страны, - в его крепостных. К чему привел ленинский лозунг "Мир без аннексий и контрибуций!", хорошо известно - к позорному Брестскому миру с огромными аннексиями и контрибуциями. Ленин сделал все, чтобы разложить, а затем распустить российскую армию, а теперь, убеждая в необходимости Брестского мира, с горечью восклицает: "Поймите, у нас нет боеспособной армии!" И если в Ленине осталась хоть толика патриотизма, он должен молиться по ночам Богу (или дьяволу - не знаю, кому он поклоняется), чтобы Германия была разбита - в противном случае Россия потеряет экономическую и, возможно, политическую самостоятельность, а восстановленный монарх станет немецкой марионеткой. Чем реализовался принцип европейской социал-демократии "право наций на самоопределение" в большевистской практике, также хорошо известно - декретом о независимости Финляндии, который Ленин вручил реакционеру и палачу П. Свинхувуду17, даже не спросив, что об этом думают финские рабочие и крестьяне. Почему? Да потому, что это нужно было Ленину по тактическим соображениям. На алтарь тактики ради достижения сиюминутных целей приносится в жертву все: совесть, общечеловеческая мораль, интересы Родины.

В последнее время численность партии большевиков стремительно растет. Это, однако, не означает роста ее сознательной части, потому что подавляющее большинство вступивших не знакомы даже с основами научного социализма. Одни, поверившие в идеи Ленина и обещания большевиков, станут слепыми исполнителями воли их вождей, другие, вступившие, чтобы вовремя урвать от "революционного пирога" кусок побольше, будут способны лишь голосовать "за" и в дальнейшем превратятся в партийных бюрократов, которые окажутся пострашнее царских чиновников, потому что чиновник правящей партии будет во все вмешиваться, а отвечать за содеянное только перед "партийными товарищами".

Действия большевиков красноречиво доказывают, что горе от ума - не их горе. Их горе есть горе от невежества, от слепой веры в Ленина, в его "гениальные теоретические открытия", которые он декретирует, не считая нужным подкреплять хотя бы самыми элементарными доказательствами. Не имея ни малейшего представления о научном социализме, они совершают одно преступление за другим, даже не подозревая, что революционное насилие есть беззаконие.

Например, экспроприация, которую они осуществляют, - это вопиющий акт беззакония и вандализма, бесконтрольный грабеж (пример с частными банками). Такая экспроприация неизбежно приведет к полному экономическому хаосу и сформирует большую прослойку людей, которые, вместо того чтобы работать, будут "драть горло" и, опираясь на винтовку и революционные лозунги, придут к тому, что начнут отбирать у крестьянина последнюю курицу.

Совершив переворот и провозгласив его социалистической революцией, Ленин направляет российскую историю по ложному, тупиковому пути. В результате Россия отстанет в своем развитии на многие годы, а возможно, и на десятилетия. Доказывать это строго нет ни сил, ни времени. Однако, учитывая важность утверждения и чрезвычайно низкую грамотность россиян, особенно в вопросах научного социализма, должен все же высказать несколько логических посылок. Я неоднократно предостерегал большевиков и тех, кто увлечен их фразой и ложными лозунгами, от поспешности и авантюризма в революционных действиях. Я утверждал и утверждаю: Россия не готова к социалистической революции ни по уровню развития производительных сил, ни по численности пролетариата, ни по уровню культуры и самосознания масс, и потому социальный эксперимент, задуманный Лениным, обречен на провал. "Да, но разве нельзя, - спросит меня сторонник Ленина или "полуленинец"18, - в условиях власти пролетариата ликвидировать безграмотность, поднять культуру и самосознание трудящихся, быстро увеличить численность рабочих и развить производительные силы?"19. Отвечаю: Нет, нельзя! Во-первых, нельзя нарушать объективные законы общественного развития, так как безнаказанным это не останется. Во-вторых, культура и самосознание масс - это социальный фактор, всецело зависящий от степени развитости производительных сил, хотя, разумеется, существует и обратная связь20. В-третьих, декларировав социалистические производственные отношения, Ленин оставил производительные силы далеко позади и тем самым создал революционную ситуацию наоборот. В обществе нет антагонистических противоречий только в том случае, если существующие производственные отношения соответствуют уровню развития производительных сил. Несоответствие подобного рода породит новые, до сих пор неизвестные противоречия, не менее, а скорее всего более драматичные, чем при современном капитализме. В-четвертых, власть на данном этапе российской истории не может принадлежать и не будет принадлежать пролетариату. В октябре 1917 года Ленина активно поддерживали не более 1% россиян, следовательно, каждый, кто хотя бы знаком с тактикой Бланки, согласится с тем, что октябрьская революция есть бланкистский переворот, который, по утверждению Энгельса, предполагает неизбежную диктатуру его организаторов, а любая диктатура несовместима с политическими и гражданскими свободами. Не хочу быть вещей Кассандрой, но все же утверждаю, что эволюция власти большевиков будет следующей: ленинская диктатура пролетариата быстро превратится в диктатуру одной партии, диктатура партии - в диктатуру его лидера, власть которого будет поддерживаться сначала классовым, а затем тотальным государственным террором. Большевики не смогут дать народу ни демократии, ни свободы, потому что, осуществив это, они тут же потеряют власть. Ленин хорошо понимает это. А раз так, то у большевиков нет другого пути, кроме пути террора, обмана, запугивания и принуждения. Но возможно ли путем террора, обмана, запугивания и принуждения быстро развить производительные силы и построить справедливое общество? Конечно, нет! Это станет возможным только в условиях демократии, на основе свободного, сознательного, заинтересованного труда. Но о какой демократии может идти речь, если менее чем за полугодие большевики закрыли больше газет и журналов, чем царские власти за всю эпоху Романовых. О какой свободе и заинтересованности труда можно говорить, если принята "хлебная монополия" и ставится вопрос о трудовой повинности и трудовых армиях21.

Стремясь к радикальным переменам, безответственно ускоряя события, большевики стремительно уходят влево, но, идя по замкнутому политическому кругу, они неизбежно окажутся с правой стороны и превратятся в негативную, реакционную силу22. Люди редко оценивают свои поступки во всей полноте возможных последствий. Своей деятельностью Ленин уже нанес России огромный вред и, боюсь, объем этого вреда на некотором этапе правления большевиков станет критическим. Если Ленин и его последователи утвердят свою власть надолго, то будущее России печально - ее ждет судьба Империи Инков23. "Народные комиссары", мнящие себя "суровыми разрушителями Карфагена", разрушат не старый мир, а свою Родину, обещанные ими "Морисоновы пилюли"24 окажутся ядовитым зельем, а их "творческий подход" к социализму - его дискредитацией. Утверждение Ленина о возможности победы социалистической революции в одной, отдельно взятой отсталой стране, такой, как Россия, - это не творческий подход к марксизму, а отход от него. К этому выводу Ленин пришел не случайно: он был нужен ему, чтобы вдохновить большевиков.

Расчет Ленина на то, что революция в России будет подхвачена западным пролетариатом, ошибочен. Ничего серьезного в Европе случиться не может, так как пролетариат Запада сегодня почти так же далек от социалистической революции, как и во времена Маркса.

Путь большевиков, каким бы он ни был, коротким или длинным, неизбежно будет ярко раскрашен фальсификацией истории, преступлениями, ложью, демагогией и бесчестными поступками. Уже сейчас в краткой истории их власти пытливый человек может выделить немалое количество сомнительных моментов, наводящих на размышления. Например, с какой целью в один из самых критических моментов, когда большевистская власть была на волоске, в Петербург прибыли швейцарские друзья Ленина -

Ф. Платен и Ко? Зачем потребовалась Ленину срочная "национализация" частных банков? Неужели затем, чтобы незадолго до Учредительного собрания рассориться с единственными союзниками - левыми эсерами? Зачем с удивительной поспешностью Ленин предоставил независимость Финляндии и вывел из нее войска? Кто был заинтересован в покушении на Ленина за несколько дней до открытия Учредительного собрания25? Я мог бы продолжить такие вопросы, но, не имея возможности в моем положении дать на них убедительные ответы, воздержусь от этого. Все сказанное о большевиках - их тактика, их идеология, их подход к экспроприации, их неограниченный террор - позволяет мне с уверенностью утверждать: крах большевиков неминуем! Террор, на который уповают большевики, - это сила штыка. Но на штыках, как известно, сидеть неудобно, XX век - век великих открытий, век просвещения и стремительной гуманизации отвергнет и осудит большевизм. Я допускаю мысль, что Ленин, опираясь на тотальный террор, выйдет победителем из Гражданской войны, к которой так упорно стремится. В этом случае большевистская Россия окажется в политико-экономической изоляции и неизбежно превратится в военный лагерь, где граждан будут пугать империализмом и кормить обещаниями. Но рано или поздно придет время, когда ошибочность ленинских идей станет для всех очевидной, - и тогда большевистский социализм рухнет, как карточный домик. Я оплакиваю судьбу россиян, но, как Чернышевский, говорю: "Пусть будет, что будет, а будет на нашей улице праздник!"

(Продолжение)


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Китайский "Смерч" переброшен к границе с Индией

Китайский "Смерч" переброшен к границе с Индией

Владимир Скосырев

Пекин сигнализирует Дели, что не пойдет на уступки

0
447
В Ирландии выразили несогласие с планами Байдена

В Ирландии выразили несогласие с планами Байдена

Данила Моисеев

Союзник Вашингтона не намерен оставаться без доходов от зарубежного бизнеса

0
297
Гастарбайтеров ждут предвыборные неприятности

Гастарбайтеров ждут предвыборные неприятности

Екатерина Трифонова

Различные инициативы власти по ужесточению миграционной политики должны заработать в июне

0
456
БАМу и Транссибу нужно как можно больше денег и военных

БАМу и Транссибу нужно как можно больше денег и военных

Анастасия Башкатова

Появился крупный претендент на средства Фонда национального благосостояния

0
579

Другие новости

Загрузка...