0
6731
Газета Факты и комментарии Печатная версия

18.02.2020 17:04:00

Ингушетии предложили исламскую вертикаль

Накануне годовщины депортации вайнахов объявлено о проекте организации мусульманской жизни

Тэги: муфтият, реструктуризация, централизация, суфии, салафиты, депортация, 23 февраля, махмудали калиматов, юнусбек евкуров, руслан волков, абдурахман мартазанов, иса хамхоев


муфтият, реструктуризация, централизация, суфии, салафиты, депортация, 23 февраля, махмуд-али калиматов, юнус-бек евкуров, руслан волков, абдурахман мартазанов, иса хамхоев Верующие недовольны тем, что траурные мероприятия 23 февраля к годовщине депортации ингушей назначили на время намаза в мечетях республики. Фото Владимира Захарина

Ингушетия, где, по официальным данным, более 90% населения исповедуют ислам, начиная с сентября 2019 года живет без духовной власти. С идеей создать новый муфтият вместо ликвидированного по суду Духовного центра мусульман (ДЦМ) выступил министр по делам национальностей Ингушетии Руслан Волков. «Религиозные общины должны быть зарегистрированы в соответствии с законом. Все должно быть сконцентрировано в едином муфтияте. В одном субъекте Федерации должно быть одно духовное управление, одна централизованная религиозная структура мусульман», – заявил Волков 9 февраля на расширенном совещании сотрудников Миннаца и религиозных деятелей, которое проходило в здании администрации Малгобекского района. Выбор места совещания, райцентр Малгобек, может объясняться тем, что в июне 2018 года, когда конфликт ДЦМ и Юнус-Бека Евкурова вошел в критическую фазу, тогдашний глава республики пытался заручиться поддержкой главного имама Малгобека Хасана Гуражева (см. «НГР» от 04.07.18).

Власти Ингушетии хотят создать мусульманский центр регионального уровня, сказал «НГР» доцент Института демографии ВШЭ Константин Казенин. «Наверное, его создадут, потому что такие центры есть во всех регионах Северного Кавказа, кроме Ингушетии. Стандартно отношения между мусульманами региона и региональными властями строятся через муфтият – более или менее объединяющий эти стороны центр. Другой вопрос, насколько сейчас можно в Ингушетии создать мусульманское управление, которое было бы признано всеми мусульманскими группами региона. Внутренняя структура ингушского исламского сообщества всегда была очень сложна, в последние годы она ничуть не упростилась», – рассуждает эксперт. Евкуров начиная с 2015 года пытался объединить под крышей одного муфтията суфиев и салафитов, напоминает Казенин. «Удастся ли сейчас воплотить в жизнь это желание Евкурова, зависит от того, захотят ли сейчас в Магасе сделать мусульманский центр диалоговой площадкой для всех мусульман региона, – говорит он. – Отношения между мусульманскими течениями в республике всегда были непростые. Но я в последнее время не вижу там межмусульманской конфронтации. Диалог внутри мусульманского поля Ингушетии вполне возможен».

Волков не сам решил объединять всех мусульман Ингушетии, сказал «НГР» ингушский богослов Юсуп Долгиев. «Его в сентябре прошлого года привез из Москвы глава Ингушетии Махмуд-Али Калиматов, – рассказывает религиозный деятель. – Политику министра ингушские мусульмане воспринимают, как если бы ингуш стал учить чукчей жизни в тундре. Волков не ингуш по национальности. Ему надо было дать нормально работать Духовному центру мусульман, муфтию республики Абдурахману Мартазанову, Совету алимов. Сделай так Волков, он бы куда больше пользы принес Ингушетии и всей России. Но глава Миннаца позволил, чтобы муфтият республики был ликвидирован судом по нелепым основаниям, а огромная суфийская община была поставлена вне закона. Волков в плане ислама в Ингушетии продолжает ту же политику, что была и ранее, при Евкурове. Свою работу провалил весь сектор администрации Ингушетии, который отвечает за национально-религиозную политику в республике».

«Муфтият не учреждают указом главы республики и тем более приказом министра, – продолжает Долгиев. – Собираются достойные мусульмане, сообща учреждают муфтият, создают его устав, выбирают муфтия, кадия, членов Совета алимов. И только потом муфтият регистрируется в Минюсте Ингушетии. Муфтият в республике может быть создан только по свободному волеизъявлению мусульман, как и был создан Духовный центр мусульман. Такой муфтият будет сотрудничать со светскими властями на основе равноправного партнерства светской и духовной власти, ведь в России религия отделена от государства, будет охранять культуру и обычаи ингушей, проводить профилактику экстремизма и терроризма. Навязанный сверху муфтият – это усугубление недоверия народа к республиканской вертикали, риск народных волнений и беспорядков. Потом опять пойдут аресты наших активистов, народ будет возмущаться, республика встанет на дыбы, и снова пойдет волна дестабилизации и смуты. «Варягам» из администрации Ингушетии надо запомнить простую вещь. Ингушским мусульманам нужен не просто муфтий ингуш, а такой ингуш, который перечислит своих родственников до 20 колена, чей род будут знать и уважать все ингуши. Муфтий Абдурахман Мартазанов и его предшественник Иса Хамхоев полностью соответствовали этим требованиям».

«Глава республики ни в коем случае не должен повторять политику Евкурова. Евкуров как глава Ингушетии потерял былое уважение народа. Его у нас считают солдафоном и царским жандармом. Если Калиматов не хочет для нас стать вторым Евкуровым, пусть вернет в правовое поле наш старый Духовный центр мусульман, муфтия и алимов, помогает нам, но не лезет в религию. Приближается 23 февраля – день, когда нас как «предателей Родины» в 1944 году высылали в товарных вагонах в Сибирь. В этот день Калиматов должен быть со своим народом», – заключил Юсуп Долгиев.

23 февраля в Ингушетии будет проходить День памяти и славы, напомнил «НГР» ингушский политолог Ахмед Бузуртанов. «Утром в Назрани назначен общеингушский митинг у мемориала жертвам депортации, параллельно ему в мечетях будут совершать траурные намазы, – рассказывает эксперт. – Все это втиснуто в один час. Каким образом люди должны одновременно оказаться и на митинге, и на поминальных мероприятиях в мечетях своих сел? План явно составлен с расчетом на то, чтоб обеспечить прайм-тайм чиновникам и при этом лишить доступа к микрофону национальных активистов. Накануне 23 февраля Совет тейпов Ингушетии обращался в Миннац с просьбой дать им слово на митинге, им в этом было отказано. Глава Миннаца явно не может простить нашим аксакалам их требований отправить министра в отставку, после того как в октябре прошлого года Миннац выступил с оскорбительными для ингушей заявлениями насчет осетино-ингушского конфликта 1992 года».

В республике нет централизованных мусульманских организаций, кроме ДЦМ, продолжает Бузуртанов. «ДЦМ ликвидирован судом, исключен из ЕГРЮЛ, но продолжает работать. В конце 2019 года духовный центр подал судебную апелляцию на действия властей. Возможно, новый муфтият будут создавать путем вывода части имамов из ДЦМ и обеспечения им щедрого госфинансирования. По моей информации, в муфтият, кроме суфиев, хотят включить и салафитов. Действия Миннаца противоречат федеральному закону «О свободе совести и религиозных объединениях» и конституционному принципу отделения религии от государства. Такая политика – точная копия религиозной политики Евкурова», – считает политолог.

По словам эксперта, Руслан Волков до назначения главой ингушского Миннаца работал исполнительным директором Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования (ФПИКНО). «Этот фонд в мае 2015 года организовал в Ингушетии богословскую конференцию по созданию в республике так называемого умеренного ислама». Главным участником той конференции был идеолог «Братьев-мусульман» (запрещены в России) Али Мухеддин Карадаги, который после конференции поехал в гости к нашему салафитскому лидеру Хамзату Чумакову. Встреча Чумакова и Карадаги – ключевой фактор для понимания причин последующего конфликта между муфтиятом республики и Евкуровым», – говорит Бузуртанов.

«Волков ранее работал в фонде. Но к его политике на посту главы Миннаца Ингушетии, равно как и ко всему происходящему и ранее происходившему в республике, руководство фонда не причастно, – сказал «НГР» председатель правления ФПИКНО муфтий Шафиг Пшихачев. – Надеемся, что мусульмане Ингушетии найдут самый оптимальный вариант учреждения религиозной организации, которая, наверное, станет объединяющим механизмом для мусульманской общины республики».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Банки отказали в рассрочке долга миллиону россиян

Банки отказали в рассрочке долга миллиону россиян

Михаил Сергеев

Поток просьб о реструктуризации кредитов снижается

0
1467
Каждый муфтий хочет быть главным

Каждый муфтий хочет быть главным

Роман Силантьев

Исламские организации РФ переживают децентрализацию и конкуренцию за мигрантов

0
5096
Спасут ли богословы от изуверской операции женщин Кавказа

Спасут ли богословы от изуверской операции женщин Кавказа

Андрей Мельников

Дагестанский муфтият издал фетву о запрете обрезания девочек

0
5831
Второе пришествие Исы в Ингушетии, искушение православных иерархов в Белоруссии...

Второе пришествие Исы в Ингушетии, искушение православных иерархов в Белоруссии...

Милена Фаустова

Отлучение от церкви в Екатеринбурге

0
2637

Другие новости

Загрузка...