0
5313
Газета Факты и комментарии Печатная версия

06.07.2021 16:17:00

Прах к праху императорской семьи Романовых

Признание церковью подлинности екатеринбургских останков стало возможным после разгрома царебожников

Тэги: рпц, останки, романовы, царская семья, патриарх кирилл, следственный комитет, убийство, монастырь, ганина яма, екатеринбург, архиерейский собор, сергий романов, митрополит тихон шевкунов, митрополит ювеналий, патриарх алексий II


рпц, останки, романовы, царская семья, патриарх кирилл, следственный комитет, убийство, монастырь, ганина яма, екатеринбург, архиерейский собор, сергий романов, митрополит тихон шевкунов, митрополит ювеналий, патриарх алексий II Провозгласив семью Николая II страстотерпцами, РПЦ в 1990-е годы пыталась избежать политизации темы. Но политизация все равно произошла из-за движения царебожников. Фото РИА Новости

На Архиерейском соборе РПЦ в ноябре может быть наконец-то решена судьба останков семьи последнего российского самодержца. Вопрос об идентификации праха императора Николая II и членов его семьи, а также их признания или непризнания в очередной раз был поднят на прошедшем 17 июня Синоде РПЦ. Председатель Отдела внешних церковных связей митрополит Иларион (Алфеев) в эфире телеканала «Россия 24» заявил: «Синоду была представлена очень ясная и недвусмысленная картина того, как Следственный комитет на основании множества проведенных в разных лабораториях мира экспертиз видит сейчас вопрос о подлинности «екатеринбургских останков». Мы этот доклад заслушали с большим вниманием и передали окончательное решение этого вопроса на усмотрение Архиерейского собора. Я думаю, что он поставит точку в этой эпопее, которая длилась без малого четверть века». «Надеюсь, что это будет положительное решение», – добавил архиерей.

Нынешнее заседание архиереев Русской православной церкви впервые проходило в отсутствие митрополита Ювеналия (Пояркова). В апреле 2021 года он был отправлен на покой. Именно Поярков еще в августе 2000 года, когда на Архиерейском соборе был совершен акт прославления царской семьи, заявил, что «захороненные 17 июля 1998 года в Санкт-Петербурге «екатеринбургские останки» на сегодняшний день не могут быть признаны принадлежащими царской семье». Этого мнения он придерживался до конца своей церковной карьеры. Эксперты полагают, что митрополит Ювеналий был сторонником непризнания подлинности останков потому, что считал эту тему «слишком политизированной».

Игра в кости

«Екатеринбургские останки» стали своеобразным яблоком раздора в отношениях церкви и государства. Чиновники почти сразу признали найденные в июле 1991 года в захоронении на Старой Коптяковской дороге близ Екатеринбурга (тогда Свердловска) кости девяти человек как прах убитых в ночь с 16 на 17 июля 1918 года членов царской семьи: Николая II, его супруги Александры Федоровны и их дочерей Ольги, Татьяны и Анастасии. В 1993 году была создана специальная государственная комиссия по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков представителей династии Романовых. Сначала ее возглавлял заместитель председателя правительства РФ Юрий Яров, а с 30 мая 1997 года – Борис Немцов.

В январе 1998 года комиссия после ряда экспертиз завершила работу выводом: «Останки, обнаруженные в Екатеринбурге, являются останками Николая II, членов его семьи и приближенных людей». А 17 июля 1998 года, в 80-летнюю годовщину со дня расстрела последнего императора России, его прах вместе с остальными найденными останками был торжественно захоронен в Петропавловской крепости – усыпальнице представителей династии Романовых. На церемонии присутствовал тогдашний президент России Борис Ельцин. А вот тогдашнего патриарха Московского и всея Руси Алексия II на церемонии не было. 9 июня 1998 года Синод РПЦ счел, что следствие и правительственная комиссия предоставили недостаточно убедительные доказательства, а потому постановил «считать невозможным участие в захоронении «екатеринбургских останков» предстоятеля Русской православной церкви или любого иного ее иерарха». Панихиду провели как по неизвестным людям с формулой «имена же их ты, Господи, веси».

Священноначалие требовало проведения более тщательных экспертиз, однако любой ее положительный результат подвергало критике. Согласно отчетам по генетической экспертизе, когда из останков удалось выделить ДНК и сравнить их с ДНК ныне живущих родственников императора и Александры Федоровны, а также членов британского и датского королевских домов, родство было полностью подтверждено несколькими международными инстанциями. Свое заключение выдал и Следственный комитет РФ (СКР). Еще в 2011 году после долгого расследования гибели семьи Николая II он объявил екатеринбургские находки относящимися к царской семье. Однако в 2012 году в Московский патриархат поступили некие «новые документальные свидетельства обстоятельств гибели царской семьи», и вопрос признания подлинности останков церковью был приостановлен.

Свой вывод СКР повторил в 2018 году, после того как очередная экспертиза вновь подтвердила подлинность не только «екатеринбургских останков», но и праха еще двух членов царской семьи. 29 июля 2007 года при проведении археологических раскопок в 70 км к югу от места первого захоронения были найдены останки цесаревича Алексея и его сестры Марии. В июле 2015 года на тот момент премьер-министр РФ Дмитрий Медведев подписал распоряжение о создании межведомственной рабочей группы по вопросам, связанным с исследованием и перезахоронением их праха рядом с родителями. Планировалось, что это произойдет осенью того же года. Однако церемония была отменена, и останки, как утверждают позже свидетели, «по просьбе церкви» были отправлены на дополнительные экспертизы. Тогда же от дела якобы «по возрасту» был отстранен старший следователь СКР Владимир Соловьев, который вел расследование убийства Романовых начиная с 1993 года. А его место заняла следователь по особо важным делам СКР Марина Молодцова, не призывающая быстрее захоронить останки и решившая засекретить все материалы следствия.

«Очевидно, что Молодцова для церкви была компромиссной фигурой, потому что Соловьева в Московском патриархате не любили», – заметила в разговоре с «НГР» заведующая кафедры теории и практики медиакоммуникаций РАНХиГС, автор журналистских расследований о царских останках Ксения Лученко. «Она – сотрудник силовых структур, четкий исполнитель, и у нее не было никакой личной заинтересованности в этой теме. Для Соловьева, который занимался этим расследованием с самого начала, это было делом жизни. Он очень квалифицированный следователь, но из-за того, как он публично высказывался по теме, как бескомпромиссно себя вел, было понятно, что договориться с ним невозможно. Я предполагаю, что одним из условий со стороны церкви для того, чтобы начать вести эту игру, как раз и было то, чтобы харизматичного, но неуправляемого в хорошем смысле слова Соловьева поменяли на четкую и исполнительную Молодцову, которая будет соблюдать все договоренности».

Церковный гамбит

Известно, что какое-то время пакеты с фрагментами костей детей императора хранились в Государственном архиве, а затем, по сообщениям СМИ, были переданы РПЦ. В июле 2019 года с ними приключился скандал. Екатеринбургские СМИ со ссылкой на неназванных историков сообщили, что детские кости исчезли. Утверждалось, что они были уничтожены «в ходе неудачных опытов, заказанных церковью». В РПЦ сначала объявили, что фрагменты тел находятся в московском Новоспасском монастыре, но в самой обители это заявление опровергли. Чтобы смягчить ситуацию, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Московского патриархата Владимир Легойда в своем Telegram-канале заверил, что «с останками все в порядке» и «они находятся в одном из московских монастырей» (подробнее в «НГР» от 19.06.19).

В сентябре 2015 года при РПЦ была создана специальная комиссия для изучения результатов исследования останков, найденных под Екатеринбургом, председателем которой был назначен тогдашний управляющий делами Московской патриархии митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий (Судаков), а ее секретарем стал Тихон (Шевкунов), ныне митрополит Псковский и Порховский. «Скорее всего это результат некоторых договоренностей, тщательно разыгранная история, – считает Ксения Лученко. – Созданная церковная комиссия заново потребовала организовать все экспертизы, несмотря на то что до этого было уже проведено множество экспертиз. Вероятно, государство начало давить: мол, давайте мы все-таки захороним останки Алексия и Марии и наконец-то будем служить молебны на могилах. А церковь начала говорить: у нас тут царебожники – и потребовала новых экспертиз и доказательств. И была разыграна вся эта история с дальнейшими эксгумациями, с изучением могилы Александра III и т.д. Но главное – во главе комиссии поставили Тихона Шевкунова, который считается главным примирителем. С одной стороны, он как бы от церкви. С другой – близок к властям. У него есть большой опыт в примирении разных сторон, взять хотя бы РПЦЗ. Поэтому на протяжении всех этих лет он занимался подготовкой почвы к признанию вещей и так очевидных. Но поскольку воинствующих царебожников надо было как-то нейтрализовать, то Шевкунов как бы показывал, что блюдет традиции, что он консерватор и всех слушает, а при этом гнул свою линию».

11-11-2480.jpg
Поставив точку в деле об останках, церкви
придется сворачивать всю «индустрию»
паломничества к Ганиной яме. 
Фото с сайта www.patriarchia.ru
«Выбор Тихона Шевкунова не случаен», – пояснил в разговоре с «НГР» первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. «Он известен как консерватор. Если бы дело поручили кому-то еще, то могли бы возникнуть разговоры, что это экуменисты, католические агенты, сионистское лобби и что-то подобное, и тут же со стороны фундаменталистов последовал бы набор традиционных обвинений. Если бы этим занялся патриарх, то обвинения наслоились бы еще и на гаванскую встречу с папой Римским. Думаю, митрополиту Тихону это было внутрицерковное поручение. Его никто не может обвинить в экуменизме, он не участвовал в экуменической деятельности, никогда не работал в Отделе внешних церковных связей, известен именно как консерватор, а не фундаменталист. Но при этом считается, что он может убедить в том числе и фундаменталистов признать эти останки».

Однако еще в 2017 году на Архиерейском соборе, последнем на настоящий момент, иерархи так и не решились признать подлинность всех екатеринбургских находок. «Заслушав подробный доклад по этой теме, Собор выражает надежду, что во благовремении будет поставлена точка в упомянутых исследованиях. Сохраняет свою силу постановление Архиерейского собора 2016 года: «Решение о признании или непризнании «екатеринбургских останков» святыми мощами царственных страстотерпцев может быть принято Архиерейским собором по представлению Священного синода, исходя из оценок итоговых материалов комплексной экспертизы, которые должны быть предварительно опубликованы для общественной дискуссии», – говорилось в итоговом документе.

Жертвоприношение Романова

Что же изменилось? Ксения Лученко полагает, что «сейчас уже нет никакой выгоды от того, что церковь не признает результаты экспертиз». «Все это было связано с глубинным церковным народом, который не признавал эти останки. Известно, что сложились специфический культ и мифология, разработаны паломнические маршруты, на всем этом была построена идентичность постсоветского православия Екатеринбургской епархии. Считалось, что все это трудно переиграть. Ведь если признать, что в Поросенковом логе настоящие останки, то непонятно, что делать с монастырем на Ганиной яме, который преподносится как место чудесного вознесения царской семьи. Но произошли два в большей степени символические, чем политические, в этом контексте события. Первое – исключение митрополита Ювеналия из серьезной церковной жизни и его уход на покой. И второе – то, что посадили Сергия Романова, неформального лидера движения царебожников. Вот эти два никак не связанных между собой события и помогли ускорить процесс церковного признания, как мне кажется».

«Ранее проблема была в фундаменталистском крыле церкви», – предполагает Алексей Макаркин. «Осторожность патриарха в деле признания останков была продиктована опасением церковного раскола. Когда вставал вопрос о признании мощей, перед глазами людей, которые за это отвечали, рисовалась картина, что фундаменталистски настроенные старцы встанут и заявят, что они уходят из этой церкви. Сейчас же в вопросе признания мощей большую роль сыграло дело бывшего схиигумена Сергия (Романова). Он был как раз строителем монастыря на Ганиной яме, месте, где, с точки зрения фундаменталистов, были уничтожены аутентичные останки, а то, что предлагается – это подделка, выполненная антицерковными силами. Монастырь на Ганиной яме был одним из главных центров непризнания этих останков. В связи с пандемией и скандалом вокруг Романова выяснилось, что государство стало уделять меньше внимания фундаменталистским настроениям, поскольку оборотной стороной их оказалось неприятие современного государства, что для последнего недопустимо. Соответственно позиция государства в отношении фундаменталистов ожесточилась. В то же время и в церкви поняли, что опасаться раскола не стоит. Когда Романов объявил о расколе и его изгнали, за ним пошел только ближний круг, а не тысячи и миллионы, как боялись. Поэтому сейчас появилось ощущение, что если «екатеринбургские останки» признают царскими мощами, то ничего страшного внутри церкви не произойдет и церковь не расколется. Тем более что прецедент уже появился. Откололись единицы, а остальные как ходили в церковь, так и ходят. Конечно, недовольные будут, но такие случаи уже были, масштабного ничего не произошло, и церковь их благополучно пережила», – считает политолог.

Макаркин также заметил, что поскольку «значимость темы сейчас заметно снизилась», то церкви теперь гораздо проще признать спорный прах. «Когда еще происходила канонизация царственных страстотерпцев, то тогда некоторые иерархи были против этого. Именно митрополит Ювеналий настоял и канонизировал их как страстотерпцев, по сути дистанцировавшись от монархической идеи. И в то время эта тема вызывала живой интерес, было много споров. Сейчас эта тема в значительной степени ушла, и интерес общества к истории, к монархии, к тому, что волновало общество в конце 1990-х годов, снизился. Те, кто сомневался, скорее всего примут позицию церкви. Многие даже ждут официальной позиции церкви и готовы доверять ей, если она будет основана на мнении добросовестных экспертов и все будет объяснено», – уверен политолог.

Признание РПЦ подлинности останков, если это произойдет на грядущем Архиерейском соборе, вряд ли можно будет назвать «новым этапом» в отношениях церкви и государства. «Этапом было президентство Медведева, когда в школах внедрили основы православной культуры, появилось военное духовенство, был принят закон о церковной реституции. Вот это был очень серьезный этап, когда государство пошло навстречу церкви. Сейчас речь идет о другом. Государственная власть хотела бы, наверное, хотя бы символически совершить акт примирения, хотя, конечно, завершить Гражданскую войну невозможно. Захоронение царской семьи в Петропавловском соборе при Ельцине таким актом так и не стало, потому что не было церковного благословения на это. Свою роль сыграло и отношение народа к Ельцину. Некоторые решили, что раз их признал нелюбимый президент, значит, останки точно фальшивые и т.д. То есть примирения не произошло, и долгое время было ощущение двусмысленности. Сейчас государство надеется на этот примирительный акт, и если церковь признает их, история с царской семьей и ее захоронением будет завершена. А раз церковь от государства получила в свое время достаточно много, то и государство скорее всего ждет от церкви, наконец, этого признания», – заключил Макаркин.

Однако, как выясняется, еще не все готовы признать подлинность несчастных останков. Основатель центра по расследованию обстоятельств гибели членов царской семьи в Екатеринбурге Вадим Винер в беседе с «НГР» выразил уверенность, что и Архиерейский собор РПЦ не будет торопиться с их идентификацией. «Читать решение Синода надо правильно. Следственный комитет передал все материалы церкви, и РПЦ должна озвучить тот доклад, который был представлен на Синоде, уже на Соборе. В докладе говорилось лишь о проведенных экспертизах и сомнениях. А после всех расследований, в которых принимал участие в числе прочих и я, никаких данных, что это останки Романовых, нет и не может быть. Поэтому на Архиерейском соборе не будет признано, что «екатеринбургские останки» относятся к царской семье». «Уверен, церковь ничего признавать не собирается и никогда не признает», – заявил екатеринбургский историк.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Опыт Германии по ограничению абортов предлагается использовать в России

Опыт Германии по ограничению абортов предлагается использовать в России

Ада Горбачева

Женщина не должна прерывать беременность, только исходя из своего тяжелого материального положения

0
1599
Чем больше политических святынь, тем больше сакральных жертв

Чем больше политических святынь, тем больше сакральных жертв

О злоупотреблении религиозным символизмом в государственных делах

0
2160
Перекрестный ход митрополита и губернатора

Перекрестный ход митрополита и губернатора

Милена Фаустова

Почему несанкционированное церковное шествие в Екатеринбурге предпочли не заметить

0
4450
Митрополит невидимого фронта

Митрополит невидимого фронта

Алексей Казаков

20 лет назад был осужден американец, завербованный российской разведкой с помощью архиерея РПЦ

0
5384

Другие новости

Загрузка...