0
1347
Газета Факты, события Печатная версия

27.07.2022 20:30:00

В горячем сверкании ада

Выход в испанский космос с Натальей Ванханен

Тэги: поэзия, перевод, испания, андалусия, анатолий гелескул, малага, кордова, севилья, гранада, латинская америка, кальдерон, хименес


поэзия, перевод, испания, андалусия, анатолий гелескул, малага, кордова, севилья, гранада, латинская америка, кальдерон, хименес Переводчик старой школы Наталья Ванханен. Фото из архива Натальи Ванханен

Зверевский центр современного искусства порадовал встречей с Натальей Ванханен – ярким поэтом и переводчиком с испанского. Считается, что летом интерес к поэтическим мероприятиям снижается, но в этот день была очередная возможность убедиться, что это не так.

Наталья Юрьевна Ванханен – испанист старой школы русских переводчиков, в числе которых Овадий Савич, Анатолий Гелескул, Борис Дубин, Валерий Столбов.

С Натальей Ванханен я встретилась заочно впервые в 2011 году, когда мне подарили книгу стихов русских поэтов об Испании. Листая страницы, наткнулась на строки: «И без запаха зимние розы./ И без голоса звон с вышины./ И фонтан, утирающий слезы/ Нетвердеющей жидкой луны.// И упруго качанье зеленых,/ Так пришедшихся здесь ко двору,/ Кипарисов предутренне-сонных –/ Вековечных свечей на ветру…» От прочитанного повеяло чем-то поразительно знакомым, почти родным, когда-то виденным и любимым. Ясное ощущение того, что автор любит далекую прекрасную страну, соединилось с моими предчувствиями и мечтами об Испании, которые полностью оправдались через год. В 2012 году я впервые побывала в Андалусии, получив возможность сопоставить свои ожидания с той яркой, пышной и пышущей – красками, оттенками, звуками, запахами – реальностью, разворачивающейся передо мной – красной розой, гвоздикой пламенеющего на закате неба – над Малагой, над Кордовой, над Севильей, Рондой и Гранадой…

Нечего и говорить, что, вернувшись домой и отчаянно затосковав, я практически не выпускала из рук книгу, полную русских грез об Испании, а страницы со стихами Ванханен о ее жизни в маленьком арагонском городе Тарасона были в ней самыми зачитанными: «Тугие антенны на крыше./ И плющ у садовых ворот./ В каштанах летучие мыши/ Замедлили рваный полет.// И плещет вода в отдаленье:/ В фонтане из каменных блюд/ Щербатую чашу терпенья/ Потертые ослики пьют…»

Позже я узнала, что помимо сочинения собственных стихов Наталья Ванханен переводит с испанского. Стихи поэтов Испании и Латинской Америки получили свое второе рождение в русском языке благодаря ее таланту и высочайшему мастерству. По словам Натальи Ванханен, тяга к переводу – это прежде всего желание автора-переводчика рассказать русскоязычному читателю о жизни другого народа, познакомить с литературой других стран и иными культурными традициями, передать их особенность и характер в поэтическом слове. Преодолев языковые границы, стихи Хорхе Манрике, Педро Кальдерона де ла Барки, Густаво Адольфо Беккера, Хуана Рамона Хименеса, Габриэлы Мистраль и других испаноязычных авторов пришли к русскому читателю в великолепных переводах, за что их автор была удостоена премии журнала «Иностранная литература» (2000).

Вот краткий фрагмент-резюме переведенной Натальей Ванханен пьесы Педро Кальдерона де ла Барки «Жизнь есть сон». Перевод, сделанный для «Электротеатра Станиславский», где пьеса была с успехом сыграна: «Что такое жизнь? Темны/ Тени сумрачной страны,/ Странных знаков вереница…/ Жизнь лишь сон, который снится,/ Но и сны – всего лишь сны…» Однако если жизнь есть сон, то пусть хотя бы в нем будет другая реальность – собственные стихи Натальи Ванханен пронзительно и просто расскажут о ней: «Шумит камыш, деревья гнутся,/ Нет умягченья злых сердец./ Устав бояться не проснуться,/ Мы засыпаем наконец.// Нам снятся ласточки Евфрата,/ Пустыни дальний окоем,/ И Каин с Авелем – два брата –/ Сидят в песочнице вдвоем».

Думая о стихах Ванханен, заново переживаешь то, что уже впитано давно, вросло в душу и тело, – испанский Космос, с его климатом, географией, средой и тем, что просторечно именуется «душой», «традицией», «культурой». Лучше читать эти стихи, повторяя, как молитву: «Этот край изработан и высох,/ Подожжен от верхушки до пят,/ В изумрудном огне кипарисов/ Стонут горлицы, точно горят.// Весь слепыми руками обшарен,/ Не откликнется, сколько ни кличь,/ Оглушен, пропечен и прожарен/ Истонченный веками кирпич.// И в горячем сверкании ада,/ На беленой стене, у ворот,/ Лишь венозную кровь винограда/ Красноклювая ласточка пьет».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Как младшие лейтенанты интернациональный долг исполняли

Как младшие лейтенанты интернациональный долг исполняли

Сергей Печуров

Военные арабески времен раннего застоя

0
1647
Интеллектуал на пароходе

Интеллектуал на пароходе

Андрей Мирошкин

Что повидал Эйнштейн в Японии и Палестине

0
705
Зло прячется в этом тексте

Зло прячется в этом тексте

Ольга Смирнова

Гетероморфные стихи, роковые события и одиночество, соприродное человеку

0
401
Оду художнику Паку пою

Оду художнику Паку пою

Николай Фонарев

«Посиделки» с Михаилом Паком в хорошей компании

0
306

Другие новости