0
750
Газета Идеи и люди Печатная версия

20.05.2005 00:00:00

Юные политики приобретают тюремный опыт

Тэги: яшин, молодежь, движение

Илья Яшин, лидер молодежного «Яблока» и один из координаторов блока «Оборона», – постоянный участник и организатор самых ярких протестных акций последнего времени. Эти акции вызывают нервную реакцию властей: только за последний месяц Яшин дважды арестовывался. До майских праздников – властями Белоруссии, в связи с проведением чернобыльского пикета в Минске. А в минувший понедельник – уже в Москве, за организацию митинга в защиту Ходорковского у здания Мещанского суда. Об особенностях национального молодежного движения он рассказал в интервью «НГ».

яшин, молодежь, движение Илья Яшин заявил о себе как митинговый оратор, политик совсем не кабинетного склада.
Фото Фреда Гринберга (НГ-фото)

– Илья, не боитесь, что вас посадят всерьез и надолго?

– Не боюсь. Но не исключаю. Самое худшее, что можно сделать сейчас, – это бояться. Если будешь бояться, то тебя точно посадят. Если не будешь, есть вероятность остаться на свободе и довести свое дело до конца. Опасения связаны лишь с тем, что власть совершенно не стесняется проводить показательные политические расправы. Зампредседателя партии «Яблоко» Сергея Митрохина омоновцы били, не стесняясь, на глазах у пятнадцати человек. Нас (14 пикетчиков. – «НГ») забили в один угол автобуса, Митрохина – в другой. Его пристегнули наручниками к поручню, били коленом в живот, в грудь, по ребрам. Адвокаты Митрохина настояли, чтобы его отвезли на медицинское освидетельствование. В травмопункте зафиксировали, что у него ушиб грудной клетки. Позже нам предъявили обвинение сразу по нескольким статьям: об участии и организации несанкционированного пикета, о сопротивлении омоновцам, о неповиновении требованиям сотрудников милиции. Пришили даже попытку сорвать погоны с офицера МВД.

– Молодых соратников Эдуарда Лимонова уже неоднократно избивали исподтишка. Недавно пострадал лидер Авангарда коммунистической молодежи Сергей Удальцов. Ожидаете ли вы, что аналогичные действия последуют в отношении вас и ваших ребят?

– Мы все уже давно к этому готовы. Я думаю, что чем радикальнее становится оппозиция, тем больше вероятность, что на нее начнется прессинг с двух сторон. Сначала – со стороны правоохранительных органов. И как следующий этап – со стороны бандитствующих молодчиков. Мы сейчас находимся на первом этапе. Нас начали прессинговать правоохранительные органы: ребят посадили на несколько суток. Следующим этапом, вероятно, станет столкновение с товарищами, которые громили штаб НБП.

– Что вы скажете по поводу «необыкновенного фашизма», в котором вас обвиняют прокремлевские «нашисты»?

– Когда они называют по фамилиям людей, которые «сочувствуют фашистам в России», – армянина Каспарова, еврея Невзлина, – становится просто смешно. Это стандартный прием манипулирования общественным сознанием. Они пытаются совместить несовместимое и в соответствии с учением Геббельса преподнести наиболее чудовищную ложь как правду. В качестве доказательств приводятся цитаты из «Живого Журнала» и почему-то из ранних книг Лимонова, что носит совершенно направленный пропагандистский характер.

– Почему, на ваш взгляд, власти так болезненно реагируют на действия вашего молодежного движения?

– Потому что они знают, как противостоять оппозиции в парламенте и в кабинетах, но понятия не имеют, что делать с оппозицией на улице. Пытаются противостоять ей силами правоохранительных органов либо просто запугивать и оказывать на активистов прямое силовое давление. Власти очень боятся того, что они называют оранжевой революцией. Но проблема в том, что у оппозиционеров и властей совершенно разные представления о том, как понимать словосочетание «оранжевая революция». Для них оранжевая революция – это смена конституционного строя, для нас – защита нашего права на выбор.

– Вы были очевидцем оранжевой революции на Украине и знаете, что у украинской оппозиции был по крайней мере свой медиаресурс – «5 канал». В России, где совсем иные условия, возможно что-то подобное?

– Условия совершенно разные, и прогнозировать что-то невозможно. Если от Харькова до Киева добираться 7 часов, то от Москвы до Владивостока – семь дней в лучшем случае. Но при этом я прекрасно помню, что в июле, за несколько месяцев до всех этих оранжевых событий, я общался со своими украинскими друзьями, и они были настроены очень пессимистично, примерно так же, как мы сейчас. Никто не верил, что получится сдвинуть эту махину, никто не верил, что получится вывести столько людей на улицу. И для многих функционеров штаба Ющенко и «Поры» было большим откровением, когда маховик запустили и уже после первого тура на улицу вышло так много людей. В какой-то момент эти функционеры даже не знали, что с ними делать, – это было совершенно для них неожиданно. Поэтому я думаю, что самое неправильное, что мы можем сейчас делать, – это теоретизировать на тему: может быть оранжевая революция или не может быть. Надо, чтобы каждый делал свое дело. Наше дело – это наращивать протестные действия демократического движения.

– Какие-то выводы из украинской революции вы сделали?

– Главный вывод, который я сделал для себя, заключается в том, что каждый человек должен проникнуться идеями, поскольку каждый человек – гражданин, а не боевая единица. И надо к нему соответствующим образом относиться.

– Леонид Невзлин в одном из интервью назвал вас «очень перспективным». Наблюдатели отмечают, что молодежное «Яблоко» выглядит ярче и убедительнее своих старших товарищей. Не сложится ли так, что вы вследствие этих противоречий покинете партию?

– Нет никакого противоречия. Я хочу напомнить, что «Яблоко» – это единственная демократическая партия, которая существует с 1993 года. В свое время я пришел в «Яблоко» как в партию, которая единственная в стране выступила против войны в Чечне, единственная до конца защищала независимое телевидение. Я убежден, что партия сохранит себя и в будущем. То, что мы делаем с ребятами, моя деятельность в рамках коалиционной организации, – это как раз эволюция нашей партии.

– Соратники Якеменко продемонстрировали, что способны собирать десятки тысяч людей. Важна ли на сегодняшний день численность для партии или движения?

– Численность, безусловно, важна, но на данном этапе важно создать структуру и иметь боевой костяк. Необходимо прежде создать скелет, который в нужный момент обрастет мясом, костяк молодежной организации, который никуда не денется, чтобы ни случилось. Какие бы репрессии ни начались, какое бы давление ни было со стороны власти. Нужны люди, в которых можно быть уверенными до самого конца. Если они есть, то в час «икс» вокруг них появится масса других.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Президент возвращает "Единую Россию" во времена парткомов

Президент возвращает "Единую Россию" во времена парткомов

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Правящую политструктуру переключили с электоральных чудес на ежедневную управленческую работу

0
725
Законы о QR-кодах готовят к первому чтению

Законы о QR-кодах готовят к первому чтению

Иван Родин

За правительственную инициативу Госдума проголосует условно

0
883
Минюст исправит ситуацию в адвокатуре

Минюст исправит ситуацию в адвокатуре

Екатерина Трифонова

Требования к статусу, деятельности и поведению защитников хотят ужесточить

0
761
3 миллиона россиян перестали быть бедными

3 миллиона россиян перестали быть бедными

Ольга Соловьева

Росстат смог статистически затормозить обнищание населения

0
962

Другие новости

Загрузка...