0
2498

16.08.2023 20:30:00

Сад, погрязнувший в цитатах

Столица, провинция и бомж Антон Павлович Чехов

Тэги: чехов, история, поэзия, андеграунд, столица, провинция


29-14-1480.jpg
Чехов слишком «прикреплен» к своей эпохе. 
Фото Леонида Средина. 1902
В глазах читателя он предстает в двух ипостасях. В одной – это писатель социального плана: борец с пошлостью, с раболепством, с культурным убожеством. В другой на первое место выходят стилистические особенности письма: паузы, недоговоренности, «случайные» реплики, подспудное течение речи.

Андеграунд, конечно, ценит второе, но чаще пишет о первом. И не всегда в хвалебном тоне. Скажем, Василий Филиппов бросает:

Вот выползает из подворотни

провинциал-Чехов,

Он слишком прикреплен к своей эпохе,

В которой нет воздуха.

Толчея в его рассказах людей,

Забывших названья зверей.

Сергей Стратановский более снисходителен к людям низкого звания, их толчея его не пугает, мещанство не смущает:

О делах неприметных, над коими Чехов еще…

В той, ну как ее, повести или рассказе –

не помню…

И о людях безвестных, в борьбе

с нищетой и болезнями

Не щадивших себя в непролазных уездных,

беззвездных…

Ему вторит Иван Петренко, который в стихотворении «Однажды в сумерки душа…» даже любуется своим персонажем:

уставшая и располневшая Ассоль

заходит с мусорным ведром в беседку

поговорить за жизнь с соседкой.

в быт с головой ушедший чеховский

герой.

Герои у Чехова бывают разные. И некоторыми действительно можно любоваться. Это делает Алексей Парщиков в «Элегии»:

В девичестве – вяжут, в замужестве –

ходят с икрой,

вдруг насмерть сразятся, и снова

уляжется шорох.

А то, как у Данта, во льду

замерзают зимой,

а то, как у Чехова, ночь проведут в разговорах.

Виктор Кривулин тоже не прочь бросить эстетский взгляд на «чеховское чаепитье/ на веранде и вязанье». Но он отдает себе отчет в условности изображения: «Сад, погрязнувший в цитатах!/ Красный уголь черепицы/ в синеве лесного света…».

Чеховские интонации часто угадываются с полуслова. Когда Марина Андрианова восклицает: «В город! В город!/ Скорее домой!», «Три сестры» немедленно появляются на заднем плане.

Их восклицания с удовольствием цитирует Дмитрий Бобышев:

а с Пушкина мы все нехороши,

невыездной народец

третьесортный?..

И только Чехов кашляет в глуши.

– В Москву, в Москву! – кликушествуют

сестры.

Не вполне ясно, откуда взялся глагол «кликушествуют». Сестры его не заслужили. В большом городе часто проблемы, которые невозможно решить в провинции, рассасываются (хотя бывает и наоборот, усугубляются). Поэтому желание женщин понятно. Но это так, к слову.

В стихотворении «Наставники» Бобышев вспоминает чеховских держиморд, которые у него сравниваются с советскими редакторами:

Мы писали по сердцу, по совести

и несли на ладонях в печать

наши ранние песни и повести.

Был по Чехову стоп: – Не пущать!

Ну, а Виктор Кривулин создает совсем фантастическую инсталляцию, в которой показывает себя в образе охранника на железнодорожном вокзале в 1941 году, а Чехова – в образе бомжа.

Читатель легко представляет:

чехов?

чехов, тот самый

антон палыч

эсеровское пенсне

слёзы на стёклах

ледяные слёзы на стёклах

мятая чёрная шляпа

Чехов сидит перед дверью с надписью «Комендатура». Его портрет все помнят, но до «соломенно-серого старика» никому нет дела, хотя лицо узнаваемо:

перешагивали через него

бухали двери

телефон трещал беспрерывно

беспрерывно трещал телефон.

И все. Картина фиксирует реальность: живые классики в Советском Союзе не нужны.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


«Я не виноват перед властью, которая так жестоко с нами обошлась»

«Я не виноват перед властью, которая так жестоко с нами обошлась»

Саид Бицоев

К 80-летию со дня депортации чеченцев и ингушей

0
680
Гулливер в стране великанов

Гулливер в стране великанов

Владимир Соловьев

К 125-летию со дня рождения Юрия Олеши

0
1095
Святой от театра

Святой от театра

Виктор Леонидов

Он открыл европейцам подлинную драматургию Чехова

0
562
Красные под кроватями

Красные под кроватями

Андрей Мартынов

Двойные стандарты для жителей зарубежья

0
489

Другие новости