0
1859
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

27.09.2020 20:01:00

Браконьерам закроют российские порты

Трансграничные преступные группы постоянно совершенствуют способы незаконной добычи валютоемких биоресурсов

Александр Сухаренко

Об авторе: Александр Николаевич Сухаренко – независимый антикоррупционный эксперт, директор Центра изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности РФ.

Тэги: экономическая безопасность, браконьерство, биоресурсы


Несмотря на регулярное ужесточение уголовного законодательства, браконьерство остается одной из серьезных угроз экономической безопасности страны. На сей счет недавно сокрушался на межведомственном совещании во Владивостоке секретарь Совбеза Николай Патрушев. А ситуация и правда непростая. По данным Пограничного управления ФСБ России, в 2018 году за нарушение правил рыболовства были задержаны 33 российских и «подфлажных» (речь идет о судах с российскими экипажами на борту, но под флагами Белиза, Панамы, Сьерра-Леоне, Танзании и Того, занимающихся незаконным промыслом краба) шхуны. В 2017 году их было 40, а в 2016-м – 52.

Подавляющее число судов-нарушителей отлавливают в морях Дальнего Востока (в 2018 году – 28 судов, или 85% от общего количества). Но если количество российских браконьеров с 2016 года там сократилось в 2,5 раза (с 35 до 14), то иностранных сохранилось практически на прежнем уровне (в 2016 году – 16, в 2017-м – 15, в 2018 году – 14). Однако их задержания проводятся лишь тогда, когда совершаются правонарушения, влекущие экономический или экологический ущерб (вылов без разрешительных документов, в запретных районах или запрещенными орудиями, накопление на борту неучтенных в промысловой документации уловов и т.д.). В зависимости от тяжести содеянного капитаны или судовладельцы привлекаются к административной, реже к уголовной ответственности. В ряде случаев браконьерские суда (в основном «подфлажные») конфискуются в доход государства.

В прошлом году особую остроту приобрела проблема браконьерства северокорейских рыбаков в российской части Японского моря, действия которых отличались повышенной агрессивностью. За незаконную добычу кальмаров там задержали 16 судов и 328 маломерных плавсредств с 3,7 тыс. браконьерами, что превышает совокупные показатели предыдущих пяти лет (за 2014–2018 годы – 11 судов и 260 браконьеров). В результате 17 из них привлекли к уголовной ответственности за нападение на пограничников, а некоторых уже и осудили (от 4 до 7 лет).

Спустя 10 лет Россия наконец-то надумала ратифицировать Соглашение о мерах государства порта по предупреждению, сдерживанию и ликвидации незаконного, несообщаемого и нерегулируемого промысла (далее – ННН-промысла), принятое Продовольственной и сельскохозяйственной организацией (Food and Agriculture Organization – ФАО) в ноябре 2009 года. В соответствии с ним до предоставления какому-либо судну разрешения на заход в свой порт государство требует заблаговременного предоставления информации о судовладельце, разрешений на вылов биоресурсов и их перегрузку, районах их добычи. При этом власти могут отказать в заходе в порт судам, уличенным в браконьерстве, а также в их портовом обслуживании (пополнении топливом и запасами, ремонте и постановке в сухой док). Соглашением также установлен порядок инспектирования иностранных судов с целью выявления признаков осуществления ими ННН-промысла. Капитаны должны позволять портовым властям проверять судовые и промысловые журналы, лицензии, орудия вылова и фактический груз.

В связи с предстоящей ратификацией Госдуме предстоит скорректировать ряд федеральных законов, касающихся мореплавания. В частности, «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» и «О морских портах в Российской Федерации», а также Кодекс торгового мореплавания РФ.

Однако перечисленные новшества вряд ли положат конец браконьерству. Трансграничные преступные группы, действующие в этой сфере, постоянно совершенствуют способы незаконной добычи валютоемких биоресурсов и их сокрытия на борту, а также схемы их транспортировки в азиатские порты. Сопоставление статданных таможенных служб Китая, Японии, Южной Кореи и России об импорте/экспорте морепродукции (крабы, печень и икра минтая, креветка, морской еж и трубач) свидетельствует о многократных расхождениях в объемах и стоимости таких поставок. Несмотря на это обстоятельство, количество лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за контрабанду водных биоресурсов, остается незначительным.

fish-b.jpg















Не дали ощутимого эффекта и межправительственные соглашения с Южной Кореей, КНДР, Китаем и Японией, предусматривающие сертификацию Росрыболовством вывозимых туда российских биоресурсов (в основном крабов). В минувшем году была подтверждена законность 58 841,67 т крабовой продукции, доставленной в корейские порты, а также выданы 4,4 тыс. сертификатов на 1 406 725,08 т биоресурсов для Китая и 131 сертификат на 2492,48 т краба для Японии. В КНДР ничего не вывозили.

Нельзя забывать и о коррупционной составляющей: в печати то и дело появляются сообщения о подкупе инспекторов береговой охраны браконьерами за непривлечение к административной ответственности или координаты местонахождения патрульных судов.

Для наведения порядка в отрасли следует не только повысить эффективность борьбы с организованной преступностью, в том числе транснациональной, но и обеспечить законность распределения квот на добычу рыбы и морепродукции, ускорить внедрение современных технических и программно-аппаратных средств в систему мониторинга, учета и контроля за добычей биоресурсов, а также нормализовать международно-правовое сотрудничество со странами – получателями браконьерской продукции путем введения адекватных торговых санкций. 

Владивосток


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Другие новости

Загрузка...