0
5208
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

22.10.2023 17:53:00

Имеет ли Московский формат значение для стабилизации ситуации в Афганистане

Властям пока не удалось нейтрализовать террористические угрозы внутри страны

Георгий Мачитидзе

Об авторе: Георгий Григорьевич Мачитидзе – старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России, кандидат исторических наук.

Тэги: казань, консультации, московский формат, афганистан, талибан, игил, антитеррор, наркотрафик, гражданские права


казань, консультации, московский формат, афганистан, талибан, игил, антитеррор, наркотрафик, гражданские права Фото Reuters

Состоявшиеся в Казани в конце сентября консультации в рамках пятого заседания Московского формата по Афганистану с участием не только спецпредставителей и старших должностных лиц России, Китая, Индии, Ирана, Пакистана, государств Центральной Азии, но и высокопоставленной афганской делегации, а также почетных гостей из Саудовской Аравии, Катара, Объединенных Арабских Эмиратов и Турции, свидетельствуют о большом интересе к афганской проблематике. Но к этому интересу примешивается и чувство серьезной обеспокоенности в связи с угрозами терроризма, распространением наркотиков, нарушением прав человека, межэтнической напряженностью, политизацией гуманитарной помощи Афганистану, без которой невозможно хотя бы частично обеспечить продовольственную безопасность. То, что 9 участников консультаций из 10, кроме Таджикистана, подписали Казанскую декларацию, говорит о схожести подходов региональных государств к определению вызовов, стоящих перед Афганистаном.

Разумеется, главная проблема – это обеспечение безопасности в стране, где не прекращают свою деятельность террористические организации. В силу объективных и субъективных причин талибам не удалось нейтрализовать террористические угрозы как внутри Афганистана, так и остановить их распространение на внешний контур. Когда некоторые эксперты утверждают, что такие долгосрочные амбициозные проекты, как газопровод ТАПИ или Трансафганская железнодорожная магистраль, остаются нереализованными, это также прежде всего связано с отсутствием безопасности. Кстати, сейчас из Афганистана наибольшие террористические угрозы исходят от запрещенной в РФ террористической группировки «ИГИЛ-Хорасан» и также запрещенного в РФ «Движения талибов Пакистана» («Талибан» – запрещенная в РФ террористическая организация). В несколько отдаленной перспективе в случае ухудшения ситуации в сфере безопасности угрозы могут исходить от головной «Аль-Каиды» (запрещенная в РФ террористическая организация) и ее филиала «Аль-Каида» на Индийском субконтиненте» (запрещена в РФ). «ИГИЛ-Хорасан» проявляет активность за пределами Афганистана непосредственно в пакистанской провинции Хайбер-Пахтунхва и опосредованно через курируемую запрещенную в РФ террористическую группировку «ИГИЛ-Пакистан» в провинциях Пенджаб и Белуджистан. Группировка активизирует усилия по обработке и вербовке граждан центральноазиатских государств, а также пополнения рядов за счет боевиков пакистанских экстремистских организаций. Резонансные теракты в Пакистане проводит наиболее крупная из всех радикальных группировок на территории Афганистана «Движение талибов Пакистана» (ДТП) (запрещенная в РФ террористическая организация), выступающая за создание исламского эмирата в пакистанской провинции Хайбер-Пахтунхва и пуштунском поясе Белуджистана. ДТП поддерживает отношения как с кабульскими властями, так и почти со всеми террористическими и экстремистскими организациями в Афганистане.

Подавляющим большинством участников Московского формата признано, что талибы ведут активную борьбу с «ИГИЛ-Хорасан», но им явно не хватает разведывательных возможностей для борьбы с разбросанными по многим городам законспирированными ячейками боевиков. В то же время талибы самонадеянно отказываются от внешней помощи, полагая, что они справятся с «ИГИЛ-Хорасан» сами.

Краеугольным вопросом остается международное признание режима талибов, одним из условий которого является формирование подлинно инклюзивного правительства Афганистана, отражающего интересы всех этнополитических групп. Как представляется, назначение в кабульское правительство даже до 50% представителей различных афганских этносов вряд ли даст желаемый результат, который будет лишь напоминать «фасадную демократию» предыдущего режима Ашрафа Гани. Сейчас все основные государственные решения принимаются в Кандагаре верховным лидером Хайбатуллой Ахундзадой и его ближайшим ультраконсервативным окружением. Вопрос о формировании инклюзивной администрации является внутренним делом правящего режима, и талибы вряд ли потерпят какое-либо давление извне. Возможный выход из образовавшегося заколдованного круга может быть найден в восстановлении прежних полномочий Руководящего совета (Рахбари Шура), который готовил проекты решений для верховного лидера, и насыщения совета представителями религиозно-этнических групп. В ходе дискуссий внутри Руководящего совета непуштуны могли бы отстаивать свою точку зрения.

Что касается отношения участников Московского формата к афганской политике внерегиональных и прежде всего западных стран, то важным стало положение относительно «недопустимости размещения объектов военной инфраструктуры третьих стран в Афганистане и соседних с ним государствах под любым предлогом». Пакистан подписал Казанскую декларацию, хотя, по некоторым данным, требующим дополнительной проверки, на военной базе в Шамси (Белуджистан, Пакистан) размещены американские беспилотники, которые контролируют территорию Афганистана.

Большинство стран Центральной Азии, а также Индия, Китай, Иран и Пакистан, представленные в Казани, рассматривают Россию в качестве влиятельного игрока в Афганистане и регионе. Важной инициативой РФ стало открытие российского делового центра в Кабуле и подключение российских мусульманских религиозных деятелей к контактам с официальными лицами талибского режима. В этом случае нельзя не выделить встречу и.о. министра иностранных дел Афганистана Амира Хана Муттаки с верховным муфтием России Равилем Гайнутдином. Вероятно, для укрепления связей между Москвой и Кабулом было бы полезным установить контакты между российскими мусульманскими религиозными деятелями и известными афганскими улемами, которые оказывают влияние в том числе на верховного лидера Хайбатуллу Ахундзаду.

Россию трудно обвинить в геополитических устремлениях в Афганистане и регионе после ухода США, о чем пишут некоторые эксперты. В свое время СССР построил и передал Афганистану 142 объекта, обеспечивающих социально-экономическое развитие этой страны, а в 2007 году РФ списала долг Афганистана в размере 11,5 млрд долл. США. С приходом к власти талибов Московский формат как региональный механизм приобрел еще большее значение. Участники этой площадки пока не признали политический режим движения «Талибан» и стараются заставить талибов выполнить международные обязательства, включая формирование инклюзивного правительства, соблюдение прав женщин и этнических меньшинств. Несмотря на отсутствие особого прогресса по этим проблемам, некоторые страны, в том числе Россия, сохранили в Афганистане посольства и стремятся взаимодействовать с властями в Кабуле для решения социально-экономических и гуманитарных вопросов. 


Читайте также


Зачем США пересматривать Дохийское соглашение с властями Афганистана

Зачем США пересматривать Дохийское соглашение с властями Афганистана

Андрей Серенко

Вашингтон может изменить отношение к силам, борющимся против террористического движения "Талибан"

0
3619
Заключенным будут напоминать о правах человека

Заключенным будут напоминать о правах человека

Екатерина Трифонова

Общественников призвали на просветительскую работу в тюрьмах и СИЗО

0
1666
Белый дом обсуждает возвращение контроля за Афганистаном

Белый дом обсуждает возвращение контроля за Афганистаном

Игорь Субботин

Вашингтон готов наладить с Кабулом обмен разведданными о джихадистах

0
3805
Для большинства россиян политика остается с краю

Для большинства россиян политика остается с краю

Станислав Варыханов

Почему граждане отказываются отстаивать права, которые считают важнейшими

0
3926

Другие новости