0
2187
Газета Проза, периодика Печатная версия

12.01.2022 20:30:00

Печорин нового времени

Когда войну страстно желают, как женщину

Тэги: проза, война, бог, донбасс, горловка, гуманизм, ремарк, суицид, смерть, женщина, печорин


1-15-12250.jpg
Камиль Гремио.
Расчеловечивание.– М.:
Т8 RUGRAM, 2021. – 420 с.
Роман «Расчеловечивание» представляет собой многоплановое произведение, написанное хорошим литературным языком, о поисках новых форм существования homo sapiens, вопреки тому образу жизни и смерти, в которые вовлечено, как в компьютерной игре, все человечество. Не без мании мессианства главный герой, которого не устраивает обыденная реальность, ищет возможности изменить абсолютно все и выйти на новый уровень, опять-таки как в виртуальном мире, в игре.

Это – Печорин нового времени, который стремится и бежит на новую, молодую войну, страстно желая ее, как женщину. Слиться с ней, погибнуть на ней, но таким образом бросить вызов Творцу, который его не устраивает. Поиски Злого Бога заканчиваются в нем же самом, в человеке. Он пребывает будто бы под постоянным наблюдением этого Злого Бога, допускающего боль и страдания, сам факт непрекращающихся войн, просто меняющих свою форму и этой новой, молодой гражданской войны, которая растет из девочки в женщину и к финалу превращается в крашеную потаскуху… Печорин нового времени будто бы видит себя со стороны, сбоку, порой водя руками этого самого несуществующего Бога.

Все те же вечные, «проклятые» вопросы: кто виноват и что делать? На них-то главный герой и пытается ответить. И не просто ответить, а изменить самую структуру жизни и смерти, словно переформатировать их. Основной мелодией этой симфонии является любовь к девушке, у которой нет имени. У главных действующих лиц отсутствуют имена. У любимой – только местоимение Она, у влюбленного героя – позывной Поэт и прозвище Пресса. У остальных персонажей есть имена, у некоторых даже отчества и, конечно же, позывные, и они не выдуманные, что интересно!.. Но и любовь, окрыляющая и помогающая выжить герою, тоже весьма специфическая и в чем-то некрофильная. Молодой человек, явно подпав под влияние девушки, не такой, как все, которая говорит, что «твой Злой Бог еще не знает, кто такая я», просто пытается изо всех сил завоевать возможность и право служить ей… И ради этого он готов на все: она несет пургу о том, как бы она хотела умереть, и он в конце романа пытается осуществить с собой это… Вообще суицидальные мысли и попытки в романе изрядно поднадоедают и утомляют читателя, и без того погруженного в реальность околовоенного быта и самóй вялотекущей войны, и ужасов ее роста и развития, особенно жесток ее «пубертатный период», отраженный в картинах пыток и плена…

Нельзя не отметить парадокс отрицания героем романа Бога и постоянного диалога с Ним, безусловной веры в Него. Печорин нового времени, ищущий красивой смерти на войне и расчеловечивания, ощущает постоянную защиту Высших сил, а находясь в душегубке в плену, и вовсе зажимает в руках иконку, представляя себе фотографию любимой… Им введено понятие «проклятия прессы»: где бы ни появился новый военкор, сразу прекращаются военные действия и он словно в рубашке родился, как говорят в народе. Другим персонажам повезло меньше, например Тенгизу.

Вялотекущие околовоенные будни в Горловке не устраивают Печорина нового времени, он рвется в настоящий бой, но – не судьба! Свою войну он хлебнет потом, при неудачной попытке пересечь границу с Россией, когда уже пора домой и он уверен, что Она ждет… А она ждала совершенно другого: цинка и черного цвета траура. Видимо, девушке идет черный, и ее извращенный мозг приказывал главному герою умереть, в то время как в ее сообщениях читалось: «Не умри!»

Вся эта психоделика с элементами фэнтези, снами и галлюцинациями главного героя, плотно перемежающимися с ежедневной рутинной реальностью, делают ткань произведения весьма интересной, и ты захвачен ожиданием того, чем же все закончится. Стоит, пожалуй, отметить сон о высохших трупах, падающих с бельевой веревки.

Также нельзя не отметить пейзажи того момента времени, суток, года, которые описывает герой. Солнце, словно живое, цепляется и падает, осенние листья сравниваются с ломким золотом, ветер вообще олицетворяет жизнь в раскаленных Горловке, Донецке, Амвросиевке или Курахово. Все светила и природные явления живут в органичном сплетении с людьми и их трагедиями, передаются через самоощущения автора. Читать их безумно интересно.

Фраза Ремарка о том, что «смерть одного – это трагедия, а смерть миллионов – уже статистика», тоже читается между строк романа Камиля Гремио. Главный герой иногда напоминает героев Ремарка, наблюдающих за войной.

Печорин нового времени расчеловечен сам: его не трогают смерти на войне и страдания близких, его даже раздражают переживания о нем других людей, он им не верит. Только его идол – Она – теряет свою значимость и нужность. Хотя финал также соединен с Нею, как и начало романа. Расчеловечивание – распад кристаллов снега и человеческой плоти, сотворенной по образу и подобию на молекулы, которые, убив Злого Бога в себе, пытается скроить по-новому автор.

Найти новую форму существования. Читателю судить о том – удалось ли?


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Турчак и Володин спорят о поездках политиков в Донбасс

Турчак и Володин спорят о поездках политиков в Донбасс

Иван Родин

Внутривидовая борьба в "Единой России" обострилась из-за спецоперации

0
1292
Региональная политика 23-25 мая в зеркале Telegram

Региональная политика 23-25 мая в зеркале Telegram

0
145
С салом гренландских тюленей

С салом гренландских тюленей

Владимир Станулевич

Павел Кренёв об Арктике как кладовой алмазов, золота и никеля и новых всплесках мировой ненависти

0
841
Сдуло юго-западным ветром

Сдуло юго-западным ветром

Николай Ивеншев

Прозаик Павел Кренёв и критик Лола Звонарёва выступили в Анапе

0
201

Другие новости