0
16469
Газета Печатная версия

16.05.2022 17:57:00

Геополитические противоречия не должны препятствовать достижению экологических целей

Египетская конференция призвана сплотить мир перед лицом глобального потепления

Ирина Гайда

Об авторе: Ирина Вернеровна Гайда – академический директор Центра энергетики Школы управления «Сколково».

Тэги: конференция, повестка, климат, экология, геополитика, египет, оон


конференция, повестка, климат, экология, геополитика, египет, оон Заседание экологистов в Найроби на 5-й сессии ассамблеи ООН по окружающей среде. Фото Reuters

Климатические цели должны быть сильнее геополитики – такая мысль прозвучала на недавней 5-й сессии Ассамблеи ООН по окружающей среде в Найроби (Кения). Это одно из ключевых климатических мероприятий года в преддверии главного – COP27 в Шарм-эль-Шейхе.

Резолюция по сокращению пластиковых отходов, принятая в Кении, – крупнейшее климатическое соглашение со времен Парижского договора – подразумевает, что механизмы контроля загрязнения пластиком должны учитывать влияние на окружающую среду всего жизненного цикла пластмасс, а не только отходов. Понятие «загрязнение пластиком» теперь включает вредные выбросы и прочие негативные для природы издержки производства, а также проблему повсеместного распространения микропластика. По текущим прогнозам, производство пластика увеличится почти в четыре раза к 2050 году и составит 10–13% мирового углеродного бюджета. Поэтому на ассамблее рассматривались меры борьбы не только с отходами, но и с производством пластика в принципе.

Параллельно ЮНЕП вместе со всеми желающими странами и компаниями будет разрабатывать механизмы отказа от одноразового пластика и перехода к экономике замкнутого цикла. Договор (сейчас он находится на этапе обсуждения 173 странами) должен устранить барьеры для инвестиций в эти процессы. Межправительственный комитет утвердит и ратифицирует договор к 2024 году.

На фоне геополитических потрясений этого года мероприятия, посвященные защите окружающей среды, пока наилучшим образом демонстрируют добрую волю и желание договариваться. Подобного единодушия в ноябре 2021 года не удалось достичь на COP26 в Глазго: многие наблюдатели оценивают его итоги как неоднозначные. В то время как политики, возглавляемые премьер-министром Великобритании Борисом Джонсоном, возлагали большие надежды на конференцию, названную «последней надеждой удержать глобальное потепление в пределах 1,5 градусов Цельсия», каких-то смелых, без многочисленных оговорок, стратегий по ограничению глобального потепления утвердить не удалось:

Хоть Британия и заявляла, что мир должен перейти на «энергопотребление после угля», в заключительный меморандум конференции вошло уже смягченное обязательство «поэтапного сокращения» вместо «отказа» после вмешательства Китая и Индии.

Финансовая помощь развивающимся странам для борьбы с изменением климата также осталась на уровне 2020 года – обещанные 100 млрд долл. в год теперь переносятся на 2023 год, а там – кто знает...

Председатель КНР Си Цзиньпин не присутствовал на конференции в связи с предстоящей Олимпиадой, и Китай не подписал многие многосторонние соглашения, достигнутые в Глазго, и даже США не смогли взять на себя обязательства по сокращению использования угля в энергетическом секторе и ускорению перехода на использование автомобилей с нулевым уровнем выбросов.

Теперь все взгляды защитников климата обращены на предстоящий COP27 в Шарм-эль-Шейхе:

В первую очередь речь идет о пересмотре добровольных обязательств (Nationally Determined Contributions, NDC) по сокращению выбросов парниковых газов для стран, подписавших Рамочную конвенцию Организации Объединенных Наций об изменении климата (РКИКООН). Фактически только 165 стран вообще представили NDC, а обновили их в соответствии с РКИКООН лишь 124. И хоть обновленные NDC охватывают более 90% глобальных выбросов, содержащиеся в них обязательства (до 2030 года) способны удержать глобальное потепление только на 2,4 градуса Цельсия выше доиндустриального уровня, что значительно ниже целевого показателя в 1,5 градуса. Даже если принять во внимание обязательства после 2030 года, наиболее оптимистичным результатом будет потепление на 1,8 градуча. Поэтому всем странам будет предложено пересмотреть и вновь обновить свои NDC в течение 2022 года и сделать это к COP27.

Еще одним важным вопросом к COP27 так и останется финансирование развивающихся стран в их борьбе с изменением климата. По самым оптимистичным прогнозам, обещанные 100 млрд долл. смогут раздать уже в Шарм-эль-Шейхе. Также развитые страны смогут отчитаться о прогрессе по сбору 40 млрд долл. для Адаптационного фонда к 2025 году.

Правительство Египта видит свою роль в проведении COP27 как возможность выступить «единым фронтом» от африканских стран, разделяющих цели Парижского соглашения, одновременно заявляя о необходимости технической и финансовой поддержки для смягчения влияния изменения климата (на которое Африканский континент практически никак не повлиял в отличие от развитого мира). На COP26 только принимающая страна – Шотландия – выделила реальные (хоть и небольшие – 2 млн фунтов стерлингов) деньги в фонд возмещения убытков и ущерба, но этот вопрос, безусловно, будет вновь поднят в Шарм-эль-Шейхе и может стать основным источником споров между развитым и развивающимся миром.

Следующая возможность обсудить все эти темы появится на различных совещаниях, запланированных на 2022 год в преддверии COP27. К ним относятся:

– Неделя действий по изменению климата в Лондоне в конце июня,

– саммит G7, запланированный на лето в Германии,

– заседание Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре, которое состоится одновременно с Нью-Йоркской неделей климата,

– саммит G20 в Индонезии в конце октября.

Эти встречи станут важнейшими показателями достигнутого прогресса по основным дискуссионным вопросам, которые еще предстоит решить на COP27, а также покажут, можно ли серьезно относиться к обещаниям, взятым в Глазго, или разочарование, высказанное многими комментаторами предыдущей конференции, было оправданным.

5-12-1-650.JPG
Схема автора






















Другие ключевые даты в климатической повестке 2022 года приурочены к публикации отчетов в рамках оценочного доклада 6-й сессии Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК): докладов рабочих групп «Воздействия, адаптация и уязвимость» и «Смягчение последствий изменения климата» (февраль-март), а в сентябре – сводного обобщающего доклада. Пока ничего утешительного в обнародованных прогнозах нет: в последние годы цели Парижского соглашения и так казались недостижимыми, а теперь эксперты опасаются, что правительства ведущих стран, переключившись на политический кризис, отодвинут климатическую повестку в сторону как неприоритетную, отчего пострадает согласованность в действиях.

По поводу приоритетов. Вот что говорит Ханс-Отто Пертнер, сопредседатель Рабочей группы II МГЭИК: «Научные доказательства однозначны: изменение климата представляет собой угрозу для благополучия человека и здоровья планеты. Любая дальнейшая задержка в согласованных глобальных действиях приведет к упущению возможности для использования короткого и быстро закрывающегося окна в целях обеспечения пригодного для жизни будущего». Вот некоторые выводы из доклада его рабочей группы:

– усиление волн жары, засух и наводнений уже превышает пороги чувствительности растений и животных, вызывая массовую гибель таких видов, как деревья и кораллы,

– по тем же причинам миллионы людей испытывают критическое отсутствие безопасности в сфере продовольствия и воды, особенно в Африке, Азии, Центральной и Южной Америке, на малых островах и в Арктике,

– несогласованные действия людей по адаптации к новым климатическим условиям приводят к непреднамеренным последствиям: загрязнению окружающей среды, угрозе для жизни людей и к увеличению выбросов парниковых газов.

Станет ли 2022 год переломным в климатической повестке или его заслонит геополитика? Кое-какие положительные предпосылки все-таки есть, среди них соглашение между всеми участниками РКИКООН пересмотреть в 2022 году (не ожидая окончания пятилетнего срока) свои добровольные обязательства (Nationally Determined Contributions, NDC) по сокращению выбросов парниковых газов (статья 29 Климатического пакта Глазго). Такая спешка была вызвана тревожным открытием: NDC в их нынешнем виде не приближают мир к выполнению целей Парижского соглашения (сдерживать глобальное потепление до 1,5 градуса Цельсия) и, как видно из графика, глобальный углеродный бюджет, вписывающийся в достижение этой цели, будет полностью исчерпан к началу-середине 2030-х годов.

В идеале все добровольные обязательства стран должны соответствовать цели сдерживания потепления до 1,5 градуса Цельсия, но в реальности 193 подписанта РКИКООН отталкиваются от различных отправных точек. По данным сводного доклада РКИКООН за октябрь 2021 года, было представлено 165 первоначальных добровольных обязательств от 192 стран, но из них только 116 (от 143 стран) были обновлены к началу проведения конференции COP26.

Приоритетом на 2022 год будет заполнение реестра полностью обновленных обязательств, отвечающих целям Парижского соглашения. Однако среди стран, представивших обновленные NDC, наблюдается значительное расхождение результатов. Большая работа по анализу обновленных NDC была проведена рядом НПО, среди которых, пожалуй, наиболее заметным является Carbon Action Tracker. Их оценка говорит о том, что ряд стран не взяли на себя дополнительные обязательства при обновлении NDC вопреки принципу РКИКООН «наращивать» цели в каждой новой редакции. Среди тех, кого это касается, Carbon Action Tracker называет Австралию, Россию, Бразилию, Мексику и Индонезию, поэтому значительное внимание будет уделено тому, предоставят ли эти страны новые NDC в течение 2022 года.

Еще одна страна, на которую будет обращено пристальное внимание, это Индия, пообещавшая усилить свои климатические обязательства, но пока официально их не представившая. Поскольку Индия является третьим по величине в мире источником выбросов, ее планы по достижению экологических целей очень важны для понимания глобальной климатической повестки. Премьер-министр Моди четко заявил, что любое дальнейшее усиление обязательств страны должно будет поддерживаться увеличением финансовой помощи со стороны развитых стран, и в результате дебаты вокруг индийского NDC будут иметь широкие последствия для глобальных переговоров по климату.

Но даже страны, обновившие и усилившие свои целевые показатели по снижению выбросов, все равно недотягивают до достижения целей Парижского соглашения. Сюда относится основная масса стран: ни одни обновленные NDC не оцениваются как полностью соответствующие целевому показателю РКИКООН. Кроме того, поскольку большинство крупнейших мировых загрязнителей – это развитые страны, они берут на себя обязательства не только подготовить свою национальную экономику к энергопереходу, но и поддерживать возросшие климатические амбиции развивающихся стран. Даже если развитые страны достигнут своих внутренних целей, потребление ими импорта из развивающихся стран с более высокими выбросами означает, что их общий углеродный след остается неприемлемым, и, как отметил премьер-министр Индии, нельзя ожидать, что развивающиеся страны смогут справиться с бременем снижения выбросов без поддержки.

Насколько развитые страны готовы и способны оказывать такую поддержку, можно будет судить, в частности, по реализации подписанной на COP26 инициативы стоимостью 8,5 млрд долл. по выводу из эксплуатации угольных электростанций в Южной Африке. Финансовый пакет должен быть сформирован при поддержке Франции, Германии, Великобритании, США и ЕС. Данная инициатива может послужить моделью справедливого перехода для других развивающихся стран, ориентируясь не только на отказ от угля, но и на замену угольной генерации возобновляемыми источниками энергии, а также на профессиональную переподготовку тех, кто потерял работу в традиционных отраслях энергетики. Смогут ли благополучные страны помочь Африке (за пределами ЮАР) создать современную энергетику, не тормозя при этом экономический рост и развитие – еще один болезненный вопрос, который также будет поднят на COP27.

Таким образом, 2022 год обещает стать переломным для достижения дальнейшего прогресса РКИКООН. Для начала необходимо привести цели стран на следующие пять и десять лет в соответствие с общей целью на 2050 год, и сделать это до начала COP27 в ноябре.

Следующие шаги подразумевают фактическое (а не номинальное) выполнение взятых на себя обязательств. Ведь климат Земли может не дождаться того счастливого момента, когда перспективные технологии наконец заработают, поэтому нужно действовать прямо сейчас, в том числе с помощью старых добрых проверенных методов – высокоэффективных способов сокращения энергопотребления. По оценкам, приведенным в журнале Nature, такие меры, как повышение теплоизоляции домов и общественного транспорта, увеличение срока жизни бытовой техники, использование белка растительного происхождения, могут сократить выбросы на 40–80% в строительном, транспортном, промышленном и пищевом секторах промышленности. Стоит посмотреть правде в глаза: безусловно, альтернативные источники энергии и декарбонизация будут иметь решающее значение для приближения зеленого будущего, но развертывание инноваций не произойдет настолько быстро, чтобы ограничить повышение температуры 1,5 градуса Цельсия от доиндустриального уровня.

Меры по сокращению энергопотребления могут не только сделать граждан здоровее и счастливее, но и облегчить бремя роста стоимости энергии. Несмотря на это, ими пренебрегают. Все национальные планы хоть и признают важность сокращения энергопотребления, но мало что делают для его достижения. В американском плане Байдена «Построить лучше, чем было» (Build Back Better) в значительной степени финансируются технологии производства «зеленого» водорода и супергридов (которые обеспечивают большое количество электроэнергии) с ожиданиями высокой экономической окупаемости. Британский план из 10 пунктов по зеленой промышленной революции также нацелен на инновации – от улавливания углерода до электромобилей.

Почему же правительства пренебрегают проверенными практиками, делая большие ставки на технологические решения, которые вряд ли заработают вовремя? Как показало изучение сотен стратегических планов развития энергетики за последние пять лет, все они основаны на трех столпах:

– граждане всего мира по-прежнему будут покупать много энергии,

– контроль над энергетическими ресурсами по-прежнему будет сосредоточен в руках нескольких участников отрасли,

– энергоемкие компании и их акционеры по-прежнему будут получать огромные прибыли.

Ни для кого не секрет, что отрасли энергетики являются влиятельными политическими субъектами и правительства в подавляющем большинстве измеряют национальный прогресс экономическим ростом. Менее известно, что это побуждает политиков разрабатывать климатические стратегии, в которых приоритет отдается высокой экономической окупаемости, а не абсолютному сокращению выбросов углерода. Но доказательства очевидны: планета нуждается в том, чтобы мы делали больше для реализации того, что уже работает. Кроме того, очень четкой иллюстрацией приоритетов правительств могут служить следующие цифры: глобальный годовой военный бюджет до настоящего времени составлял около 2 трлн долл. (1,6 трлн евро) в год – примерно в 12 раз больше годового бюджета по климату. 


Читайте также


«Звездные войны» выигрывают за партой

«Звездные войны» выигрывают за партой

Сергей Першуткин

Олег Фаличев

Конгресс родителей призвал вернуть российское образование на полвека назад

0
610
Америке поставлен диагноз: потеря памяти

Америке поставлен диагноз: потеря памяти

Владимир Иванов

Вашингтон ищет новое место в мире, пренебрегая партнерами

0
1139
Бишкек переориентируется с Москвы на Анкару

Бишкек переориентируется с Москвы на Анкару

Виктория Панфилова

Киргизия и Турция обсуждают возможности использования нацвалют во взаиморасчетах

0
1944
Запад был верен «зеленой повестке» лишь до серьезного кризиса

Запад был верен «зеленой повестке» лишь до серьезного кризиса

Татьяна Астафьева

Благородные идеи борьбы за экологию ЕС и США решили отбросить, как только столкнулись с реальными проблемами

0
1123

Другие новости