0
25573
Газета Печатная версия

11.12.2023 19:54:00

Три провала мировой климатической стратегии

Темпы зеленой трансформации экономики недостаточны для достижения температурных целей Парижского соглашения

Тэги: мировая климатическая стратегия, парижское соглашение, зеленая трансформация, углеродная нейтральность


мировая климатическая стратегия, парижское соглашение, зеленая трансформация, углеродная нейтральность На фото семинар «Финансовые и социальные аспекты глобальной климатической повестки в преддверии Конференции ООН по климату – 2023». Фото сайта imemo.ru

14 ноября 2023 года в рамках форума «Глобальный энергетический диалог» ИМЭМО РАН прошел семинар «Финансовые и социальные аспекты глобальной климатической повестки в преддверии конференции ООН по климату – 2023». Как известно, 28-я конференция сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата (COP28) идет с 30 ноября по 12 декабря в Дубае под председательством Султана бен Ахмед аль-Джабера. Его назначение председателем COP28 вызвало критику экоактивистов, потому что он является генеральным директором Национальной нефтяной компании Абу-Даби (ADNOC). Как сообщает агентство Reuters, аль-Джабер прояснил свою позицию, заявив, что его приоритет – сохранение ограничения глобального потепления на уровне 1,5 градуса Цельсия.

Итогам COP28 приложение «НГ-Энергия» намерено посвятить ряд статей в январском номере. Пока же приводятся экспертные оценки, связанные с ее подготовкой.

Семинар в ИМЭМО в значительной степени раскрывает данную тему. Руководитель семинара Наталья Иванова, член Дирекции ИМЭМО РАН, доктор экономических наук, профессор, отметила во вступительном слове: «Сегодняшний энергетический диалог привязан к важному событию – новой конференции ООН по климату, участие в которой примет докладчик нашего семинара Алексей Кокорин. Тематика «Глобального энергетического диалога», который мы ведем с 2009 года, к счастью, не ограничивается такими вопросами, как цены на нефть, геополитическая ситуация вокруг кризисов и проблемы разных регионов нефтедобывающей промышленности. Существует тема, которая волнует всех социально ответственных людей, это тема борьбы за новое развитие энергетических технологий и энергетического регулирования, которая объединяется под эгидой климатической повестки. Это не только про градусы и глобальное потепление, а про новое видение перспектив глобальной энергетики, о ее роли, взаимодействии с окружающей средой. Именно об этом мы сегодня поговорим подробнее».

Основной докладчик семинара Алексей Кокорин, известный климатолог, международный консультант Регионального экологического центра Центральной Азии, сначала изложил предысторию и историю Парижского соглашения, что важно для понимания современных процессов в этой сфере. Как он считает, задачей номер один являлось достижение смягчения изменений климата (предотвращение, митигация), практически синоним снижения выбросов или увеличения поглощения парниковых газов. Задача номер два состояла в смягчении последствий изменения климата (адаптации), включая вариант, когда приспособиться уже практически невозможно: потери и ущерб неизбежны.

Напомним еще раз терминологию: a) митигация: удержать глобальное потепление в пределах ниже 2 градусов по Цельсию и стремиться к 1,5 градуса по Цельсию; б) адаптация: повышение способности адаптироваться и сопротивляться, чтобы не было угрозы для производства продовольствия. И если первая цель была определена еще на самой Парижской конференции, то о второй задумались только сейчас. Финансовые потоки предстоит привести в соответствие с траекторией развития, которая подразумевает низкий уровень выбросов и высокую сопротивляемость к изменению климата.

10-9-1-650.JPG
Источник: Friedlingstein et al 2022, Global Carbon Project 2022




















Схватка за гранты

С точки зрения Алексея Кокорина, конференция в Дубае сконцентрируется на практических, прежде всего социальных и финансовых аспектах решений Парижского договора. Речь идет о реализации Парижского соглашения в практическом плане, которое сводится к договору о финансировании развивающихся стран для их низкоуглеродного развития (глобальное климатическое воздействие на все страны) и адаптации (приоритет более слабых и уязвимых развивающихся стран).

В Париже было заявлено о мобилизации 100 млрд долл. в год. К 2020 году достигнуто около 85 млрд долл. в год. Средства идут от агентств помощи развитых стран, международных банков развития (примерно по 40%), 20% – средства частных компаний. Через Зеленый климатический фонд Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИК) идет 2–3%. Получатели стремятся увеличить общий объем, а также долю грантов (не кредитов), и именно на адаптацию. Развитые страны стремятся больше вовлекать частные средства, а в адаптации активно вовлекать страхование. Наиболее уязвимые страны требуют массированного финансирования того, к чему адаптироваться нельзя или очень сложно (неизбежные потери и ущерб). Россия предпочитает находиться вне этих споров. Финансы – доминирующая тема переговоров РКИК ООН и международных мероприятий в целом.

С точки зрения Кокорина, недостижимость поставленной цели по удержанию температуры в пределах 2 градусов по Цельсию была ясна еще при заключении Парижского соглашения. Сейчас считают, что этот предел будет достигнут уже в 60-е годы. И вся проблема заключается в том, как будет дальше.

Он задался вопросом, бывало ли потепление в 3–4 градуса по Цельсию в позапрошлом веке? И ответил, что такие потепления бывали. Но сейчас такие аномальные температуры стали появляться гораздо чаще. И в этом особенность и опасность. Так, например, потепление на 4 градуса по Цельсию для обширных регионов Африки будет означать, что воды там практически не будет и последствия будут связаны с продовольственным кризисом и голодом, который коснется значительного количества людей.

Первый разрыв

С точки зрения второго докладчика – Игоря Макарова, руководителя департамента мировой экономики факультета мировой экономики и мировой политики, заведующего лабораторией экономики изменения климата НИУ ВШЭ, на конференции в Дубае будут осуждаться три разрыва или провала всех предыдущих климатических совещаний.

Провал в достижении климатических целей, провал в обеспечении климатического финансирования и провал в координации климатических действий между развитыми и развивающимися странами.

В целом Парижское соглашение ставит целью удержание температуры Земли ниже 2 градусов Цельсия. Но тут появилось в ходе проведения различных конференций по климату сразу несколько целей. Это прежде всего недостижимая цель – сокращение температуры Земли на 1,5 градуса. Напомним, что эта цель была провозглашена в специальном докладе Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) о последствиях глобального потепления на 1,5 градуса Цельсия выше доиндустриальных уровней, опубликованном 8 октября 2018 года. Авторы доклада исследовали последствия повышения среднемировой температуры на 1,5 градуса Цельсия, причины, которые к этому ведут, и предложили меры по борьбе с изменением климата, подчеркивая, что ограничение глобального потепления на уровне 1,5 градуса требует «беспрецедентных оперативных и масштабных изменений во всех сферах жизни». Доклад назывался «самым важным» из всех докладов, которые публиковались на протяжении 30-летней истории МГЭИК, «оглушительным сигналом тревоги для мира». Именно он стал руководством к действию для различных климатических экстремистов. Недостижимость этого стала ясна с самого начала, поскольку такой температуры можно было бы достичь при нулевых выбросах парниковых газов уже к 2050 году. Цель 2 градуса Цельсия как уменьшение температуры Земли, считает докладчик, реалистична, по мнению очень больших оптимистов. Для этого надо сократить выбросы СО₂ на 73% к 2050 году по сравнению с 2019 годом.

10-10-1-650.jpg
Источник: Friedlingstein et al 2022, Global Carbon Project 2022





















Мир на самом деле не движется к углеродной нейтральности, отмечает докладчик, и ни о каком снижении выбросов говорить не приходится. С каждым годом разрыв между целями по сокращению выбросов и количеством выбросов после некоторого снижения в период ковидных ограничений возрастает. В 2022 году выбросы парниковых газов достигли максимальных значений. При этом возросло потребление и угля, и газа. Наряду с этим зеленая трансформация постоянно ускоряется, но разрыв с целями только увеличивается. Другими словами, темпов развития зеленой трансформации экономики недостаточно для достижения целей Парижского соглашения, и этот конфликт находит свое отражение в ходе дискуссий в Дубае.

Давая оценку зеленой трансформации, докладчик указывает также на ее явные успехи. К ним он относит, в частности, принятый в США закон о снижении инфляции, который трактует как инвестиции в развитие зеленых технологий, и на основании этого утверждает, что продвижение зеленых технологий уже становится частью промышленной политики. Напомним, что закон о снижении инфляции (англ. Inflation Reduction Act, сокр. IRA) – федеральный закон США, принятый 117-м Конгрессом США и подписанный 46-м президентом США Джозефом Байденом 16 августа 2022 года. Главным содержанием закона было предоставление льгот иностранным инвесторам (в том числе и в зеленую энергетику, если считать таковой производство электрокаров).

С точки зрения Макарова, климатическая политика становится частью конкурентной борьбы стран между собой. В доказательство этого он приводит данные о росте цен на углерод в мире, уже в 73 юрисдикциях введены цены на углерод. Среди них, как утверждает докладчик, есть и Сахалин. «НГ-Энергия» сообщала об этом процессе в номере от 12 сентября 2023 года. В целом к 23% мировых выбросов уже применяется цена на углерод – либо в форме уплаты производителями углеродного налога, либо в форме торговли выбросами.

Есть прогресс и в развитии возобновляемой энергетики, и инвестиции в нее, несмотря на энергетический кризис, росли быстрее, чем в ископаемую энергетику.

Получается парадокс, что темпы развития зеленой трансформации мировой экономики достаточны, чтобы переделывать мировую экономику, но их недостаточно, чтобы добиться целей Парижского соглашения. На фоне этого расхождения и проходит конференция в Дубае.

Второй разрыв

Второй разрыв, или провал, который обсуждается на конференции COP28, связан с аккумулированием климатического финансирования. Общий объем финансирования составляет сейчас 600 млрд долл. Правда, есть другие данные. Так, по оценке Программы ООН по окружающей среде, адаптация к изменению климата становится все более дорогостоящей по мере увеличения масштабов изменения климата. И, возможно, придется тратить до 300 млрд долл. в год к 2030 году и 500 млрд долл. к 2050 году. Однако эти предполагаемые затраты в 5–10 раз превышают текущие потоки финансирования.

С точки же зрения докладчика, из приведенных им 600 млрд долл. 10% направляются на адаптацию. 100 млрд долл., обещанных развивающимся странам по международным каналам, включая международные банки развития, пока не аккумулированы, поскольку собрано около 83 млрд долл. Но, считает докладчик, всех названных сумм недостаточно для реализации зеленой трансформации, поскольку только расходы на митигацию оцениваются МВФ в сумму от 3 до 6 трлн долл. в год до конца 2060 года. А на адаптацию необходимые инвестиции к 2020 году оцениваются от 160 до 340 млрд долл. к 2030 году и от 315 до 365 млрд долл. к 2050 году.

Третий разрыв

Третий провал, или разрыв, связан с асимметрией между развитыми и развивающимися странами. Докладчик считает, что в ближайшие годы динамику выбросов парниковых газов будет определять Индия, в то время как Китай постепенно выходит на плато в плане выбросов.

Следующим аспектом противоречий станет перемещение производства из развитых в развивающиеся страны, которое происходило в последнее время. Ведь производители углеродоемкой продукции, к которым относятся в последние годы наряду с КНР Россия, ЮАР и страны Юго-Восточной Азии, должны платить за углерод больше, чем страны, превратившиеся в государства, предоставляющие услуги, к которым относится подавляющее большинство стран Европы. Отсюда нарастание дискуссии на тему, кто должен платить за углерод – производитель или потребитель. И как они должны сокращать выбросы, и какая к ним должна устанавливаться мера ответственности, представляет собой важную дискуссию, разворачивающуюся в мире. Ведь бессмысленно сокращать выбросы в Швеции, если она ввозит из третьих стран углеродоемкую продукцию. И чем больше она ее потребляет, тем больше растут выбросы в странах, которые ее для Швеции производят.

И третий аспект данного конфликта заключается в том, что выбросы надо сокращать там, где это наиболее дешево. Сейчас реально основные усилия по сокращению выбросов сосредоточены в промышленно развитых странах. Но в Европе сокращенная тонна парниковых газов обходится в сотни долларов, в то время как в развивающихся странах – в десятки долларов. И поэтому центр тяжести по сокращению выбросов должен сместиться в развивающиеся страны. Отсюда возникает проблема развития трансграничных проектов, которых сегодня совершенно недостаточно для решения этих вопросов. А это в том числе и вопросы передачи технологий. 


Читайте также


Как утроить мощность возобновляемой энергетики

Как утроить мощность возобновляемой энергетики

Кирилл Астахов

Новые макроэкономические условия требуют изменения подходов к достижению углеродной нейтральности

0
4528
Углеродная нейтральность невозможна без атомной энергетики

Углеродная нейтральность невозможна без атомной энергетики

Владимир Полканов

Росатом принял активное участие в 28-й Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата

0
4333
Угольным регионам России опять грозит перестройка

Угольным регионам России опять грозит перестройка

Михаил Сергеев

Развивающиеся страны отказываются присягать зеленой идеологии

0
3369
Зеленая повестка экономически нерентабельна

Зеленая повестка экономически нерентабельна

Альтернативная энергетика остается слишком дорогой

0
7332

Другие новости