0
37692
Газета Печатная версия

11.03.2024 17:09:00

Проект "Украина – анти-Россия" в энергетическом противостоянии

Вашингтон стремится ослабить позиции РФ на сырьевом рынке

Станислав Жизнин

Об авторе: Станислав Захарович Жизнин – доктор экономических наук, профессор, президент Центра энергетической дипломатии и геополитики (ЦЭД).

Тэги: конфликты, мировая экономика, спг, энергоресурсы, поставки, гтс, украна, антироссия, энергодиалог, ес, сша, диверсия, северный поток


конфликты, мировая экономика, спг, энергоресурсы, поставки, гтс, украна, антироссия, энергодиалог, ес, сша, диверсия, северный поток Диверсии на «Северных потоках» привели к увеличению поставок сжиженного природного газа из США в страны Евросоюза. Фото Reuters

В последние десятилетия казалось, что мир развивается устойчиво и бесконфликтно. Однако, только пережив пандемию COVID-19, миру стали угрожать серьезные риски, связанные с региональными конфликтами, которые имеют серьезные глобальные геополитические и экономические последствия. Прежде всего речь идет о ближневосточном, украинском и дальневосточных кризисах, что существенно влияет на мировую экономику и прежде всего энергетику. Место энергетической дипломатии постепенно занимают энергетические войны, что связано с борьбой за геополитический, экономический и технологический передел энергетической карты мира на глобальном и региональном уровнях.

В феврале 2024-го – два года с начала специальной военной операции (СВО). Ключевые цели СВО, поставленные президентом России: денацификация и демилитаризация Украины, а также сохранение ею нейтрального статуса, провозглашенного в Декларации о независимости в 1991 году. По сути, речь идет не о российско-украинском конфликте, а о противостоянии между РФ и США, которые подключили к нему НАТО, что оказывает серьезное влияние на мировую энергетику, особенно на энергоснабжение Европы.

Геополитический проект «Украина – анти-Россия» был задуман в США при участии Великобритании и Канады в 1944 году в условиях противоборства между странами Запада и СССР в рамках военно-политического и идеологического противостояния между капиталистической и социалистической системами. Этот проект, являвшийся одной из основ холодной войны между США и СССР, был нацелен на постепенное отторжение УССР от СССР, чтобы ослабить своего геополитического противника. Проект щедро финансировался из госбюджета США и Канады. Активность в рамках этого проекта стала особенно заметна, начиная с периода разрядки в отношениях между СССР и США во второй половине 70-х годов, когда в Киеве было открыто Генеральное консульство США, вплоть до развала СССР в 1991 году.

После образования независимой Украины проект «Украина – анти-Россия», получив значительное дополнительное финансирование, резко активизировался для достижения стратегической цели США: окончательно оторвать Украину от РФ и СНГ.

Для понимания значения Украины для России как геополитического фактора достаточно упомянуть анализ ее роли в книге известного американского политолога Збигнева Бжезинского «Великая шахматная доска: господство Америки и ее геостратегические императивы», он определяет роль Украины в мировом раскладе сил. Он подчеркивает, что «Украина, новое и важное пространство на евразийской шахматной доске, является геополитическим центром, потому что само ее существование как независимого государства помогает трансформировать Россию. Без Украины Россия перестает быть евразийской империей. Без Украины Россия все еще может бороться за имперский статус, но в таком случае она станет преимущественно азиатским имперским государством, скорее всего втянутым в изнуряющие конфликты с поднимающейся Средней Азией, которая при таких обстоятельствах была бы расстроена утратой недавней независимости и получила бы поддержку со стороны дружественных ей исламских государств Юга».

США удалось в 2004 году поставить во главе Украины своего ставленника Виктора Ющенко. В ходе его визита в США в апреле 2005 года было принято совместное заявление об американо-украинском стратегическом партнерстве, в том числе об Энергетическом диалоге США–Украина. Для его реализации был создан Консультативный совет между министерствами энергетики США и Украины с участием МИД Украины и Госдепа. Затем при прямой поддержке США в Киеве был совершен госпереворот в 2014 году, после которого вместо смещенного Виктора Януковича был поставлен проамериканский Петр Порошенко, а затем его заменили на более удобного для решения своих задач Владимира Зеленского. В результате Украина, по сути, во многом превратилась в анти-Россию, что позволило американским кураторам киевского режима считать, что стратегические цели проекта «Украина –анти-Россия» на данном этапе выполнены. США и страны Запада исходили из того, что РФ настолько ослабела, что не сможет противостоять окончательному превращению Украины во враждебное РФ государство. РФ, защищая свои жизненные интересы, долго пыталась избежать решения силой проблем антироссийского проекта США в Украине. Однако ситуация развивалась не в пользу РФ, что вынудило начать СВО.

От Кучмы до Януковича

Газотранспортная система (ГТС), проложенная через территорию Украины во времена СССР, являлась частью единой всесоюзной трубопроводной системы. ГТС обеспечивала поставки газа, добываемого в основном в РСФСР, для потребителей в Украине, а также для стран Восточной Европы в рамках Совета экономической взаимопомощи (СЭВ). В середине 70-х годов прошлого века после реализации проекта «газ-трубы» часть газа стала поступать в ФРГ и другие страны Западной Европы. В то время никто не мог предположить, что СССР распадется и Украина превратится в транзитера российского газа в страны ЕС, а ГТС станет «национальным достоянием» для новой украинской элиты, получившей возможность неплохо зарабатывать на операциях по продаже российского газа в Европу по серым схемам. В независимой Украине многие вопросы, связанные с управлением магистральными газопроводами и коммерческими поставками российского газа, были чрезмерно политизированы и оказывали большое влияние на отношения Украины с РФ и странами ЕС. В ходе рыночных реформ и образования «Нафтогаза Украины» в Украине шли бурные публичные дискуссии о стоимости ГТС, размеры которой оценивались от 300 млрд до 10 млрд долл. Остро встал вопрос о необходимости модернизации и техническом переоснащении ГТС, учитывая ее высокую степень износа. Для этого нужны были масштабные инвестиции, которыми Украина не обладала.

Украина в рамках Энергодиалога с ЕС ставила вопрос о том, чтобы ЕС выделил необходимые средства. Однако в ЕС с учетом масштабной коррупции «газовой элиты» Украины ограничивались политической поддержкой планов модернизации ГТС. В 2002 году создалась благоприятная обстановка для решения проблем с украинской «трубой» путем создания Газотранспортного консорциума с участием Украины, РФ и ЕС, а также «Газпрома», «Нафтогаза» и ряда компаний из ФРГ и Франции.

В этом активную роль играл президент Леонид Кучма. Идея консорциума была поддержана во время переговоров президента Украины Леонида Кучмы, президента России Владимира Путина и канцлера ФРГ Герхарда Шредера. В соответствии с межправительственным Соглашением о стратегическом сотрудничестве в газовой отрасли от 7 октября 2002 года «Газпром» и НАК «Нафтогаз Украины» создали ООО «Международный консорциум по управлению и развитию газотранспортной системы Украины». В ноябре 2002 года утверждены учредительный договор и устав ООО, сформированы его руководящие органы. Был также подписан документ о реструктуризации украинских газовых долгов на льготных условиях, а также обязательства РФ прокачивать через Украину не менее 110 млрд куб. м газа ежегодно.

Несмотря на очевидные экономические выгоды для РФ, Украины и ЕС, газотранспортный консорциум не был создан. Реализацию проекта остановила украинская оппозиция, поощряемая из США. Приход к власти проамериканского Виктора Ющенко окончательно разрушил существовавшую систему сотрудничества двух стран в газовой сфере. Инициированный Украиной на рубеже 2005–2006 годов пересмотр газовых соглашений привел к российско-украинским газовым войнам. Понесенные Россией экономические потери и политические издержки стали стимулом, который ускорил разработку новых трубопроводных проектов «Южный поток» и «Северный поток».

После победы Майдана в 2014 году в руководстве Украины обсуждались возможности реанимации газотранспортного консорциума. Правительство Арсения Яценюка в конце 2014 года добилось принятия закона, разрешавшего создать оператора ГТС, 49% которого могли владеть только компании из США и ЕС при запрете участия фирм из РФ. Инвесторы с Запада не пришли. Цена украинской трубы, техническое состояние которой продолжает ухудшаться, снижается, а ее реальная стоимость от иллюзорных 300 млрд долл. приближается к стоимости металлолома. После начала СВО Украина резко сократила поставки российского газа через ГТС. Обсуждалась возможность хранения газа из ЕС в украинских хранилищах.

От санкций до диверсии

Проект газопровода «Северный поток – 2» (СП-2) по дну Балтийского моря был направлен на расширение поставок газа из России в ФРГ и другие страны ЕС, исходя из взаимных экономических интересов, основанных на прогнозируемом росте спроса на газ на рынках ЕС, а также необходимости укрепления энергетической безопасности ЕС.

Сложность реализации проекта СП-2 заключалась в необходимости учитывать энергетическое законодательство ЕС, а также в усилении влияния геополитических факторов на энергетическое сотрудничество Россия–ЕС, в том числе в связи с «газовой войной» США, нацеленной на срыв его реализации, исходя из интересов Вашингтона.

Перспективы проекта выглядели благоприятными, несмотря на активные действия геополитических противников, что связано с большими экономическими преимуществами проекта перед альтернативными для ЕС вариантами. Запуск СП-2 мог внести серьезный вклад не только в обеспечение энергетической безопасности ЕС, но и в смягчение военной напряженности между НАТО и Россией в Балтийском регионе, учитывая необходимость надежного функционирования инфраструктуры газоснабжения, что исключает военные конфликты в регионе.

В 2019 году под влиянием украинского кризиса, а также антироссийских санкций со стороны США в Вашингтоне нередко поднимался вопрос об ограничении поставок российского газа в страны ЕС, в том числе в рамках газопровода СП-2. Из обычного экономического проекта, реализуемого, исходя из прогнозируемого спроса на российский газ в ЕС, руководство США и ряда стран Восточной Европы изображали его в качестве геополитического проекта. В общественно-политических кругах ряда стран Запада развернулась поощряемая США информационная война не на жизнь, а на смерть с целью не допустить его реализации с использованием в основном не экономических, а геополитических аргументов. Это напоминало активно продвигаемую польскую инициативу в 2004–2005 годах, поддерживаемую США, об образовании энергетического НАТО, чтобы защищаться от российских энергетических ресурсов.

Поворотным моментом развязанной «газовой войны» США против ЕС явилась диверсия на газопроводах СП-1 и СП-2, совершенная 26 сентября 2022 года. В результате серии взрывов в исключительных экономических зонах Дании и Швеции были разрушены обе нитки СП-1 и одна из двух нитей СП-2. На момент аварии прокачка газа по ним не велась.

Факт намеренного подрыва трубопроводов был подтвержден в ходе осмотра мест происшествия. Официальные расследования датских, норвежских и немецких властей по состоянию на февраль 2024 года не пришли к выводам об организаторе или исполнителях диверсий. Одним из результатов диверсии стало увеличение поставок СПГ из США на рынки стран ЕС.

Вашингтон против «Дружбы»

Украинские участки магистральных нефтепроводов «Дружба» и «Приднепровские магистральные нефтепроводы», управляемые компанией «Укртранснафта», до начала СВО использовались для транспортировки нефти России в страны дальнего зарубежья, в том числе для поставки нефти в морские порты Южный (до 2011 года) и Одесса (до 2010 года), для транзита казахской нефти, а также для обеспечения нефтяным сырьем Мозырского НПЗ в Белоруссии (в 2010–2011 годах).

Борьба за украинский транзит нефти началась в 90-е годы, когда США и ЕС оказывали сильное давление на руководство Украины. США советовали увеличить долю нефти из Казахстана и Азербайджана за счет сокращения нефти из РФ. По инициативе Леонида Кучмы в 2001 году был построен нефтепровод Одесса–Броды, соединивший нефтяной терминал «Южный» на Черном море с нефтепроводом «Дружба», по которому нефть из России поступала в Европу транзитом через украинскую территорию. Проект был задуман и реализован украинскими властями при поддержке США в надежде стать посредниками в поставках в страны Европы казахстанской и азербайджанской нефти. Но этот нефтепровод так и не был запущен, поскольку в Каспийском регионе шла напряженная борьба между более рентабельными маршрутами экспорта нефти. США и ЕС, которые, добившись определенных ограничений на транзит российской нефти через Украину, не смогли уговорить Казахстан и Азербайджан использовать маршрут Одесса–Броды для транспортировки своей нефти в страны Европы.

В дальнейшем предпринимались попытки оживить проект Одесса–Броды. В частности, в 2004 году компания TNK-BP выдвинула предложение реверсировать систему – переналадить ее в обратном направлении: не на Броды, а в Одессу. Идея была поддержана компанией «Транснефть», поскольку ее реализация способствовала бы увеличению мощностей транспортировки нефти в сторону черноморских экспортных маршрутов с использованием «Дружбы». Украинское руководство одобрительно отнеслось к российскому предложению. Но затем в дело вмешалась американская геополитика. В октябре 2006 года вице-президент США Ричард Чейни во время встречи с премьер-министром Украины Виктором Януковичем, находившимся в США с визитом, завил, что подключение «Дружбы» к системе Одесса–Броды бесперспективно. При этом он пообещал способствовать установлению контактов с компаниями из США для реализации первоначального варианта. В дальнейшем интерес к этому проекту угас. Трубопровод Одесса–Броды остается «сухим» и вместе с украинским участком «Дружбы», если по нему прекратится транзит нефти в страны Центральной Европы, может постепенно превратиться в металлолом.

Атомное давление

Важное значение в антироссийской стратегии США на украинском энергетическом направлении придается реализации курса на полный отход от советско-российских технологий на украинских АЭС, включая поставки ядерного топлива. Кроме того, американцы преследуют еще одну цель: ослабить позиции Росатома на мировом рынке ядерной энергетики.

В Украине сейчас находятся 15 действующих энергоблоков: 6 – на Запорожской АЭС, 3 – на Южно-Украинской, 2 – на Хмельницкой и 4 – на Ровенской. Все эти блоки построены под топливо Росатома (его «дочки» ТВЭЛ), которое в соответствии с контрактом с украинским «Энергоатомом» должно поставляться до 2025 года. В 2023 году выработка электроэнергии на АЭС составляла около 60% общего производства электричества в стране. Сейчас все АЭС оказались в зоне боевых действий, в первую очередь Запорожская АЭС. На украинских АЭС используется ядерное топливо российского и американского происхождения, как, например, на Южно-Украинской и Запорожской. На Ровенской станции используется топливо из России.

В августе 2021 года был подписан меморандум о взаимопонимании между «Энергоатомом» и американской компанией Westinghouse о строительстве в Украине пяти энергоблоков с привлечением технологий из США. Намечается также внедрять американские ядерные модульные реакторы малой мощности. В 2006 году правительство Украины запланировало строительство к 2030 году 11 новых энергоблоков. В сентябре 2015 году Украина денонсировала соглашение с Россией о постройке энергоблоков № 3 и 4 Хмельницкой АЭС.

До 2011 года все ядерное топливо поставлялось из России. В 2008 году Украина взяла курс на диверсификацию поставок топлива, заключив с компанией Westinghouse контракт на поставку тепловыделяющих сборок (ТВС) для поэтапной замены российского топлива на трех энергоблоках Южно-Украинской АЭС; в 2011 году Westinghouse начала поставки своих ТВС в Украину.

Планируется полный перевод украинских АЭС на топливо из США. Решение Украины закупать ядерное топливо у Westinghouse для АЭС, на которых установлены реакторы, заточенные под российские «твэлы», чревато серьезными технологическими и экологическими рисками. Следует отметить неприемлемость для ядерной энергетики спешки и игнорирования соображений ядерной безопасности в угоду геополитике. ТВС Westinghouse неоднократно демонстрировали несоответствие требованиям к качеству топлива для реакторов типа «ВВЭР-1000». В частности, попытки его использования на чешской АЭС «Темелин» привели к достаточно серьезному инциденту. Загрузка этого топлива в АЭС Украины также привела к ряду происшествий.

Предполагалось, что всего на украинских АЭС будет сооружено 9 энергоблоков по технологии АР1000. Пока неясно, будут ли американцы строить новые энергоблоки под ключ, а также поставлять оборудование для модернизации старых блоков, поскольку многие из них устарели. В первую очередь это относится к Ровенской АЭС, реакторы которой предполагалось вывести из эксплуатации еще в 2022–2023 годах, но затем их ресурс был продлен. Запустить проект эксплуатации одного из блоков Ровенской АЭС под топливо Westinghouse предусматривали в 2025 году, но после начала СВО сроки реализации этого и других проектов были сдвинуты.

Следует отметить, что в условиях затруднений с западной финансовой поддержкой Украины возникает проблема финансирования американской «дерусификации» украинских АЭС (более 30 млрд долл.), которую, по мнению Киева, должны осуществлять спонсоры из США.

Уголь из Пенсильвании

США уделяли внимание замене российского угля в энергетике Украины. В августе 2017 года первая партия угля из Пенсильвании прибыла в Одессу. О поставках американского угля Петр Порошенко договорился с Дональдом Трампом во время визита в США. Нежелание украинских властей покупать уголь у Москвы было связано с опасениями, что они получат на самом деле уголь из Донбасса. Вопрос о поставках пенсильванского угля был широко разрекламирован в Украине и США. Украина хочет купить «миллионы тонн» угля у США, заявил президент Дональд Трамп. О намерении импортировать 2 млн т угля из Пенсильвании объявил президент Украины Петр Порошенко.

Несмотря на высокую цену и серьезные проблемы с логистикой доставки угля из США, украинские власти отдавали предпочтение американскому топливу, исходя из геополитических установок США, а также желания Петра Порошенко прибавить политические очки в глазах Вашингтона. После прибытия в Одессу нескольких партий угля из Пенсильвании эти поставки были прекращены.

Краткие выводы

Подводя итоги почти 30-летней американизации ТЭК Украины, можно отметить следующее:

– ГТС Украины без транзита российского газа продолжает терять свою привлекательность для инвесторов, что в итоге может снизить ее стоимость от иллюзорных 300 млрд долл. до цены за металлолом;

– диверсии против СП-1 и СП-2 не привели к повышению значения украинского транзита газа в ЕС;

– после снижения транзита российского газа по ГТС и уничтожения «Северных потоков» выросли поставки СПГ из США в страны ЕС;

– нефтепроводы Одесса–Броды и украинской «Дружбы», теряя рыночную стоимость, постепенно превращаются в металлолом;

– американская «дерусификация» АЭС в Украине не привела к позитивным результатам для ядерной энергетики Украины, дальнейшее функционирование которой столкнулось с серьезными проблемами;

– ускоренный перевод АЭС Украины на топливо из США, с учетом технологических и экологических рисков, а также проблемы ядерной безопасности, вызывает беспокойство в странах ЕС, в том числе в тех АЭС, на которых используются реакторы из РФ. 


Читайте также


Ашхабад теряет доверие западных партнеров

Ашхабад теряет доверие западных партнеров

Виктория Панфилова

Госдеп США выпустил доклад о инвестиционном климате Туркменистана

0
1123
Коммунисты и эсэры могут пожаловаться на Беглова

Коммунисты и эсэры могут пожаловаться на Беглова

Дарья Гармоненко

В Петербурге на местных выборах системные партии почувствовали себя настоящей оппозицией

0
716
Американские демократы идут ва-банк

Американские демократы идут ва-банк

Геннадий Петров

Смена кандидата в президенты США за считаные месяцы до голосования делает избирательную кампанию рискованной авантюрой

0
1169
В российских городах поднимается новая волна демографического кризиса

В российских городах поднимается новая волна демографического кризиса

Михаил Сергеев

Меры поддержки молодых семей в РФ неэффективны в индустриальных кластерах

0
1534

Другие новости