0
746
Газета Non-fiction Печатная версия

28.10.2020 20:30:00

От Сталина до Ахмадулиной

Ожившие полотна художника-эмигранта

Тэги: искусство, история, россия, эмиграция, юрий анненков, художник, портрет, фильм, мемуары, сталин, ворошилов, блок, маяковский, мейерхольд, есенин, георгий иванов, белла ахмадулина, сальвадор дали, ионеско


41-15-3480.jpg
Есть надежда, что помимо анненковского
портрета Климента Ворошилова когда-нибудь
обнаружится и портрет любимого
ворошиловского коня Маузера.  Юрий
Анненков. Портрет Климента Ворошилова.
1923. Иллюстрация из книги
В сознании современного читателя Юрий Анненков (1889–1974) остается в первую очередь талантливым художником-портретистом и автором интересных воспоминаний.

В книге польской исследовательницы русской эмиграции Ирины Обуховой-Зелиньской (1949–2018) эти две темы собраны вместе. Рассмотренные ею анненковские полотна выходят далеко за пределы хрестоматийного корпуса мемуарного двухтомника «Дневник моих встреч. Цикл трагедий» (1966). В частности, помимо анализа очерков и портретов Александра Блока и Владимира Маяковского, Алексея Ремизова и Сергея Есенина, Георгия Иванова и Евгения Замятина, Казимира Малевича и Александра Бенуа, Всеволода Мейерхольда и Николая Евреинова, в настоящем издании представлены материалы о Белле Ахмадулиной и Эжене Ионеско, Сальвадоре Дали и Осипе Цадкине, Михаиле Чехове и Айседоре Дункан, а портреты таких политиков, как Ленин или Троцкий, дополнены образами (а иногда и карикатурами) Иосифа Сталина, Александра Керенского или Леона Блюма.

Также в сборнике представлены автопортреты художника, созданные им изображения родственников и друзей семьи, а также классиков мировой культуры (Пушкин, Достоевский, Мусоргский, Чайковский).

С героем одного из таких портретов, Марио Сольдати, Анненков познакомился в 1937 году на съемках итало-французского фильма «Княжна Тараканова», где работал художником по костюмам, а его будущий друг был одним из сценаристов и режиссеров. «Марио Сольдати, маленький очкарик, худой и усатый, с очень тонким лицом, человек рафинированной культуры и вулканического темперамента». Их взаимная симпатия сохранилась и в последующем. Когда в 1947 году Анненков приехал в Рим, чтобы участвовать в постановке «Травиаты», Сольдати пригласил его на просмотр своей «Евгении Гранде». «Перед экраном нас было только двое. При таком просмотре фильм воспринимается совершенно иначе, совершенно по-другому ощущаешь его достоинства, чем сидя в зале, полном зрителей».

Интересно, что, несмотря на эмиграцию и работу в журналах антисоветской направленности – таких как парижский «Сатирикон», Анненков сохранил положительные воспоминания о целом ряде коммунистических функционеров. Так, Климент Ворошилов запомнился ему «симпатичным крепышом» и «храбрецом», который после сеанса, оценив дарование художника, попросил еще нарисовать своего любимого коня по кличке Маузер.

41-15-12250.jpg
Ирина Обухова-Зелиньская.
Юрий Анненков. Портреты сквозь
время.– М.: Музей русского
импрессионизма; Кучково поле;
Музеон, 2020. – 560 с.
Касаясь техники исполнения портрета, Обухова-Зелиньская отмечает внимание к деталям со стороны живописца. Правда, «они не всегда играли роль символа. Чаще всего это была иллюстрация некоего ассоциативного ряда, который, впрочем, мог иметь и какой-то скрытый смысл, внятный лишь самому художнику и ближайшему окружению модели... По мере того как некоторые портреты приобрели в России и за рубежом «культовое» значение, зрители были склонны искать (и находить) символический смысл как работы в целом, так и ее отдельных деталей».

Объективности ради следует иметь в виду, что не все рисунки и картины Анненкова были удачными. И не только ранние, как, например, портрет прозаика Евгения Чирикова (соседа будущего мэтра по даче в Куоккале). Последний, по справедливому замечанию Обуховой-Зелиньской, оказался ученическим по исполнению, а краски отличались однообразием.

Не стал шедевром и портрет Ахмадулиной, хотя в отличие от чириковского его создавал уже зрелый мастер (1965). Автор отмечает «не слишком уверенные линии очерчивают характерный овал лица «фирменную» челку, коротко подстриженные волосы и головку на длинной шее, но при всей узнаваемости образ еще не обрел той чеканной формы, которая отличает большинство анненковских портретов».

К сожалению, несмотря на все многообразие тем и сюжетов, полнота издания, увы, кажущаяся. Как отметила автор в начале исследования, все анненковское «огромное и значительное наследие (графика, живопись, театр, кино, литература) до конца не выявлено». Так что есть надежда на открытие новых мемуарных текстов и полотен мэтра, в том числе портрета Маузера.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Тут же пошел ко дну

Тут же пошел ко дну

Евгений Лесин

Перевод сказок братьев Гримм, выполненный Константином Азадовским, был начат еще в 1970-х годах

0
1791
За далекий Парагвай

За далекий Парагвай

Андрей Мартынов

Своя кровь в чужих сражениях

0
208
Русская смута без боев

Русская смута без боев

Андрей Мартынов

Внешняя политика и внутренние репрессии

0
270
Счет не в нашу пользу

Счет не в нашу пользу

Андрей Мартынов

Иной взгляд на сопки Маньчжурии

0
1344

Другие новости

Загрузка...