0
2896
Газета Поэзия Печатная версия

08.10.2015 00:01:00

Поэтов множество, а Бак один

Литературовед решил сделать срез современной русской поэзии

Тэги: поэзия, журнал октябрь, литературный процесс, серебряный век


книга
Дмитрий Бак.
Сто поэтов начала столетия:
пособие по современной
русской поэзии.
– М.: Время, 2015.
– 576 с. – (Диалог).

Дмитрий Бак решился на смелый поступок: собрал в одной книге 100 знаковых, по его мнению, хотя не обязательно его любимых современных поэтов, оговорив на презентации, что для ровного счета ему не хватило 17 и он выбирал их специально для книжного издания. Книга составлена на основе эссе, в течение нескольких лет публиковавшихся в журнале «Октябрь»; искушенный читатель сразу вспомнит публицистику Владислава Ходасевича и «Силуэты русских писателей» Юлия Айхенвальда. На момент публикации в журнале все герои рецензий были живы. И несмотря на то что к моменту выхода книги некоторые из них – Белла Ахмадулина, Инна Лиснянская, Наталья Горбаневская, Елена Шварц покинули этот мир, безусловная заслуга Дмитрия Бака в том, что он включил в книгу рецензии, написанные при их жизни.

«Абсолютный взлет поэтики Инны Лиснянской – ее стихи, посвященные памяти ушедшего мужа и поэта, человека, с которым нацело и набело прожита жизнь. Универсальная тема – соотношение бытовых ситуаций и их проекций в даль вечности – остается в силе. Но ведь еще десятилетие тому назад, в самом начале столетия, еще при жизни друга и спутника, было сформулировано поэтическое кредо Лиснянской («Имена»):

«Оказалось: у Господа много земных имен –/ Имена земель и пророков, песков и племен,/ Певчих птиц имена, имена калик и поэтов,/ Имена деревьев в лазоревом нимбе крон,/ Имена далеких морей, да и тех предметов,/ Чей во тьме ореол то розов, то фиолетов».

Инициатором проекта стала главный редактор журнала «Октябрь» Ирина Барметова. Именно ее деятельная помощь и поддержка вдохновляли Дмитрия Бака в течение нескольких лет. Дмитрий Бак, подобно гроссмейстеру, решился на ход, который может оставить его в проигрыше, а может сделать чемпионом. Не считая свою сотню идеальной, Бак тем не менее очень гордится книгой, где соседствуют очевидные классики и поэты, которые ему не близки. «Никого из никого не надо выводить, – заметил как-то он, – никаких схем и школ, никаких иерархий».

И действительно, Бак, подобно Ною, собрал «всякой твари по паре»: неоспоримых классиков и поэтов очень спорных, как, например, отвергаемая всеми «толстыми» журналами Вера Полозкова. Рискованная попытка, и даже те поэты, которые попали в сотню, не очень довольны соседством, но Бак заявляет, что для него важнее всего полная картина современной поэзии: «Всеядность – так обо мне скажут критики. Я понял, поэзию никто не читает. Я все понял». Проницательность Бака вызвала уважение и у тех, кто попал в расширенный список (есть поэты, которые просто перечислены в предисловии в качестве дополнения к основному списку, но в сотню избранных не вошли).

Наверное, нет тех, кто бы согласился на 100% с его выбором. Трудно представить себе человека, целиком погруженного в литературную среду, который бы решился на реализацию подобного проекта, заранее зная, что его ждет критика, в том числе от тех, кого он включил в заветную сотню. Многие поэты (а поэтов действительно много, что Бак и признает) недовольны таким выбором, но есть воля составителя, имеющего полное право на субъективность. Существуют разные концепции: одни считают, что можно составлять антологии современных поэтов из 10 имен, а другие – что из 600, не меньше. Бак выбрал сотню, потому что ему нравится эта цифра  или потому, что 100 поэтов – достаточный охват для аудитории, мало знакомой с современной русской поэзией. Для этих читателей многие имена станут открытием.

Разумеется, должно пройти какое-то время, чтобы мы – поэты, и вошедшие, и не вошедшие в эту книгу, и просто читатели – смогли объективно оценить ее. Сегодня это не так важно, мы и с Серебряным веком никак не можем разобраться, что уж о современной поэзии нашего «бронзового века» говорить. У всех отношение к ней разное. Бак беспристрастен. Он не делает различия между поэтами разных направлений, и от этого его книга выигрывает. Здесь есть представители разных поэтик:  Белла Ахмадулина и Линор Горалик, Дмитрий Быков и Лев Рубинштейн, Эдуард Лимонов и Дмитрий Кузьмин, Данила Давыдов и Олег Хлебников, Дмитрий Воденников и Борис Херсонский, Бахыт Кенжеев и Елена Фанайлова, Максим Амелин и Станислав Львовский, Игорь Иртеньев и Вадим Муратханов, Николай Звягинцев и Александр Кушнер, Вера Павлова и Санджар Янышев, Тимур Кибиров и Геннадий Каневский, Александр Переверзин и Федор Сваровский.

Рядом авангардист Иван Ахметьев («не здесь/ то есть/ не сейчас/ и не сразу/ но обязательно») и экспрессионистка Инга Кузнецова («прозрачных стенах движутся зверьки,/ как будто рыб подводные теченья./ Здесь мысль и плоть тождественно легки,/ пространство здесь утратило значенье./ И если утром встанешь, чтоб смахнуть/ пыль со стола, сомнешь в воображенье/ тот странный мир, по полировке путь,/ оставленный тебе как приглашенье»).

Появилась антология, которую каждый воспримет по-своему, что, безусловно, хорошо. Бак дал площадку противоположным поэтическим школам, он нашел в творчестве их представителей больше общего, чем разъединяющего. В этом достоинство книги.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Северный флот отработал уничтожение подлодок противника в условиях Арктики

Северный флот отработал уничтожение подлодок противника в условиях Арктики



0
544
Число случаев постановки на миграционный учет иностранных граждан с начала 2021 года снизилось почти вдвое

Число случаев постановки на миграционный учет иностранных граждан с начала 2021 года снизилось почти вдвое

  

0
509
Глава Роскосмоса назвал сроки первого полета космического ядерного буксира

Глава Роскосмоса назвал сроки первого полета космического ядерного буксира

  

0
390
Протестующие зашли в политический тупик

Протестующие зашли в политический тупик

Дарья Гармоненко

У штабов Навального плохо получаются общефедеральные акции

0
1552

Другие новости

Загрузка...