0
2009
Газета Поэзия Интернет-версия

29.06.2017 00:01:00

Доктор страшно бородат

Тэги: поэзия, журнал юность, блоги, соцсети, интернет, лирика, москва, жизнь после смерти


22-13-13.jpg
Надежда Болтянская. Я когда-нибудь в синюю даль уйду...
– М.: Полимедиа, 2017. – 176 с.
Это посмертное издание стихов Надежды Болтянской (1963–2015). Своего рода избранное, куда вошли как стихи из прежних книг, так и те, что оставались до недавнего времени в черновиках. Надежда Болтянская успела при жизни выпустить четыре книжки стихов, но, как это обычно бывает в нашу непростую эпоху, скромными тиражами. Невелик тираж и у этой книги – всего 150 экземпляров. Но что поделать, если стихи сегодня не пользуются спросом у массового читателя? Остается надеяться, что читатель искушенный, влюбленный в поэзию, мимо этой книги не пройдет. Например, мимо таких стихов:

Слабой свечки мерцанье,

Звон беспомощной льдинки,

Тонких крыльев касанье

Иль разрыв паутинки,

Комариная пленка

Над застывшей водой –

Это лепет ребенка,

Нерожденного мной.

Имя Надежды Болтянской не на слуху. Она, конечно, публиковалась в различных газетах, журналах и альманахах, была членом литературного лито «Ключ» при журнале «Юность», а также членом лито «Лига молодых литераторов Москвы», возглавляемого такими поэтами, как Кирилл Ковальджи и Евгений Бунимович. Но продвижением своего имени никогда не занималась и литературной карьеры не делала, стараясь держаться особняком. У нее даже не было страниц в соцсетях –  невероятно, но факт. Признанные авторы заводят сейчас блоги, открывают персональные сайты, где рекламируют свои произведения и книги. Болтянская считала, что вполне может обойтись и без этого.

Потому ее смерть не стала новостью в литературном мире. По запросу «Умерла Надежда Болтянская» ни один поисковик в Интернете не выдает информации. Что сказать? Печально, когда хороший поэт уходит раньше срока, а мы узнаем об этом гораздо позже – от друзей или наткнувшись на посмертную книгу...

Надежда Болтянская не писала длинных стихотворений, обычно – от двух до четырех строф; текстам ее свойственны лаконичность и емкость. И случалось порой так, что даже отдельные строфы приобретали законченность:

Секундная стрелка скачет,

Слипаются веки сонно.

Туманно в окне маячит

Луна, как бельмо дракона.

Этот отрывок, по сути, уже готовое произведение. Сравнение луны с бельмом дракона – удачно и оригинально, хотя, казалось бы, кто только не писал о луне, с чем ее только не сравнивали. Но образ мгновенно врезается в память. И таких ярких и художественно убедительных образов в книге немало.

Еще один немаловажный факт – у Надежды Болтянской нет откровенно слабых стихов. Есть более удачные, есть менее. Но проходных, написанных на скорую руку, не обнаружишь. Она тщательно отделывала свои тексты, стараясь донести до читателя мысли и чувства предельно ясно и точно (исходя из этого, можно характеризовать ее творчество как постакмеистское). Тяжелая болезнь заставляла быть осмотрительнее: почти каждое свое стихотворение она писала как последнее. А последнее не может быть проходным. У нее немало грустных, мрачных стихов, но тут ничего не поделаешь – это отражение реальной жизни автора и его борьбы с тяжелым недугом:

Серенькие ивы свесились 

до дна.

По пути к больнице 

мощная стена,

Я иду тихонько, не тревожа

боль,

Грустная погода, да не в этом

соль.

В кабинете доктор страшно

бородат,

Лампочек мерцанье, стираный

халат…

Впрочем, жизнерадостные и шутливые вещи тоже у нее есть. Ведь сама Надежда верила в благополучный исход, несмотря ни на что, пусть не в этой, так в следующей жизни:

Мы в этом мире новоселы,

И жизнь любая хороша.

Собаки, кошки, мухи, пчелы – 

У них, конечно, есть душа.

Цикличных жизней 

наважденье – 

Как буквы в имени моем,

И буду в новом я рожденьи

Стрижом, а может, воробьем.

Этот сборник составлен родителями Надежды Болтянской, которым она посвятила немало стихотворений, особенно маме. Вполне возможно, что сам автор составил бы книгу иначе, исключив одни и включив сюда другие стихи. Но какая разница? Главное, что вот – на наших глазах – поэт продолжает жить после смерти.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


«Токаев однозначно — геополитический гроссмейстер», принявший новый вызов в лице «идеального шторма»

«Токаев однозначно — геополитический гроссмейстер», принявший новый вызов в лице «идеального шторма»

Андрей Выползов

0
1589
США добиваются финансовой изоляции России при сохранении объемов ее экспортных поставок

США добиваются финансовой изоляции России при сохранении объемов ее экспортных поставок

Михаил Сергеев

Советники Трампа готовят санкции за перевод торговли на национальные валюты

0
4039
До высшего образования надо еще доработать

До высшего образования надо еще доработать

Анастасия Башкатова

Для достижения необходимой квалификации студентам приходится совмещать учебу и труд

0
2236
Москва и Пекин расписались во всеобъемлющем партнерстве

Москва и Пекин расписались во всеобъемлющем партнерстве

Ольга Соловьева

Россия хочет продвигать китайское кино и привлекать туристов из Поднебесной

0
2515

Другие новости