0
3138
Газета Поэзия Печатная версия

05.02.2020 20:30:00

Тени в раю

Вадим Калинин рисует яркую радость брызжущей совершенством природы и ужасающую печаль ее смертного несовершенства

Тэги: поэзия, философия, лирика, юг, природа, море


поэзия, философия, лирика, юг, природа, море Под соснами снятся цветные, сюрреалистические сны. Фото Владимира Захарина

По мировоззрению, накалу эмоций Вадима Калинина можно было бы назвать автором-экспрессионистом, хотя, конечно, в современной литературе это обозначение довольно условно. Однако основной принцип художественной речи Вадима Калинина – и поэтической, и прозаической – сообщение на пределе, на высшей точке, причем это может быть предел как восторга, так и страдания. И «Стихи, написанные на пляже» также продолжают, развивают эту тенденцию.

Сборник стихов можно читать и как немодернистский роман, чей метасюжет основательно размыт и в то же время абсолютно четко обозначен в заглавии – человек, сменивший место своего обитания на более теплые и благодатные края, пишет стихи, в которых рефлексирует над своим, и не только своим, прошлым и настоящим. Стихи эти написано очень просто, в основном рифмованными короткими строчками, почти детским языком. И эта нарочитая, на самом деле, конечно, продуманная, даже если спонтанная, наивность, делает еще ярче, еще отчаянно прекраснее и мучительнее их содержательный пласт. В этой псевдонаивности, сложной простоте, яркости и экзотизации сюжетов Вадим Калинин отчасти смыкается с авторами заявленного около десяти лет назад «нового» эпоса, особенно с Федором Сваровским, который в настоящее время тоже разворачивает поэтическое полотно обретенного рая, солнечных южных земель.

4-13-11250.jpg
Вадим Калинин. Стихи,
написанные на пляже. – Ozolnieki:
Literature without borders, 2019.
– 52 с.
Итак, мир «Стихов, написанных на пляже» очень ярок и, казалось бы, бесконечно благодатен. Перед нами сюрреалистический южный сон, происходящий, однако, не во сне: «Под соснами снятся цветные,/Сюрреалистические сны,/ Если проснуться рано,/ Часов эдак в шесть утра,/ То бассейн будет в розовых искрах,/ А вода цвета шлифованного серебра». Вадим Калинин говорит о мире видимом, реальном, но он так невероятен, что в своей подлинности предстает воображаемым. Перед нами особое, кажется, небывалое прежде, реалистическое визионерство. Однако там, где счастье велико, и страдание острее – тоска, печаль, депрессия; больно не потому что кругом плохо, а потому что болит. Аннотация книги здесь – не отчужденный, как обычно, презентующий текст, а часть единого метасюжета книги, вынесенная за скобки, акцентирующая ремарка: «Живя в чудесной тропической стране, автор однажды почувствовал, что медленно умирает. Собственное тело постепенно отказывалось ему служить. Болезнь прогрессировала, а природа и жизнь вокруг оставались столь же радостны и великолепны...» И удивительно правильным решением оказывается то, что для выражения этих чувств лирического героя Вадим Калинин находит особые, «детские» слова, малыша всегда жальче, а герой «Стихов, написанных на пляже» не боится и не стыдится жаловаться, быть маленьким, и в этом – большое мужество. «Плачет что-то маленькое одинокое/ Непонятно о чем внутри», – пишет Вадим Калинин, а заканчивается, то есть резюмируется, книга словами: «Сердце мое, сердце,/ Ты, как собачка, скачешь,/ Ты, как собачка, плачешь,/ Словно покушать хочешь». И в этом контексте необходимо отметить очень удачное решение художника Анжелы Сизовой, по сути, представляющее собой не буквальное, но очень верное прочтение – на обложке изображен не просто играющий на пляже ребенок, но ребенок, погребенный под толщей воды среди красот кораллового рифа.

Вадим Калинин – не только поэт, но и прозаик. И особый ракурс прозы, выстраивание сюжета из отдаленной от события точки, виден и в нарративных стихах, которых в книге очень много. Например, баллада «Там, где всегда пахнет осенью» в финале оборачивается скорее новеллой в духе О. Генри – в тексте, написанном от третьего лица, вдруг объявляется рассказчик, и рассказчик по отношению к ситуации самый невероятный и единственно возможный.

Закончить заметку о книге Вадима Калинина хотелось бы текстом, в котором собраны воедино все особенности «Стихов, написанных на пляже» – и яркая радость брызжущей совершенством природы, и ужасающая печаль ее смертного, пожирающего себя несовершенства, и детское, отчаянно ликующее, мировосприятие, распахнутые глаза наблюдающего за этим человека:

Огромного бражника кот убил.

Зюй-на-на! Хей-хо!

Сломал ему оба серебряных крыл,

Зюй-на-на! Хей-хо!

Бражник тонет в смертном сне.

Вокруг шевелится трава.

И на пробитой его спине

Мертвая голова.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Я – потомок Рязанских воев

Я – потомок Рязанских воев

Владимир Хохлев

Андрей Шацков о старинной Рузе, Куликовом поле и своих служилых предках

0
2826
Забвению не победить

Забвению не победить

Филипп Хаустов

Алхимические поиски смысла в мире попсы

0
403
Превращаясь из зверей в людей

Превращаясь из зверей в людей

Николай Фонарев

Единомышленники собрались в Гостиной Союза писателей XXI века

0
325
В награду – тур по России

В награду – тур по России

Ануш Ганнибалян

Индийская Пушкинская премия нашла новых героев

0
327

Другие новости