0
939
Газета Политика Печатная версия

11.02.2005 00:00:00

Очарование «внезапного союзничества» прошло

Алексей Богатуров

Об авторе: Алексей Демосфенович Богатуров - доктор политических наук, профессор, заместитель директора Института проблем международной безопасности РАН.

Тэги: сша, путин, буш, переговоры, реформа


В конце февраля в Словакии пройдут переговоры Владимира Путина и Джорджа Буша. Разразившийся накануне важного саммита скандал с «зурабовщиной» обнажил меру гражданского неустроя в России, внутреннюю хрупкость нашего политического строя и линии «консервативной консолидации», которая приносила успех президенту Путину в первый срок правления. В такой момент внешняя политика может либо дать Кремлю новые козыри в борьбе за симпатии, либо, наоборот, ускорить усыхание резерва доверия, которым еще обладает власть в глазах народа.

Думаю, переговоры в Братиславе будут сложными. С одной стороны – свежесформированная и упоенная внутренними успехами команда Буша, из которой с уходом Пауэлла испарились последние признаки того, что психиатры называют критикой по отношению к себе. С другой стороны – тоже не так давно обновленная команда российского президента, которая не может вырваться из каскада неудач: Абхазия, Украина, теперь – «бунт пенсионеров». Сегодня скорее Путину нужна поддержка Буша, чем Бушу – Путина, как то не раз случалось в 2003–2004 годах, в пору вползания США в иракскую авантюру и скандала в отношениях между Вашингтоном и европейскими партнерами по НАТО. Захочет или не захочет американский президент ответить российскому «поддержкой на поддержку»?

В Вашингтоне давно сформирован инструментарий давления на Москву. Противники Путина (американские и неамериканские) весь год вели систематическую работу для развертывания «полномасштабного» скандала вокруг положения в Чечне. В США под эгидой Бжезинского работала целая сеть соответствующих организаций. Не без их интеллектуального вклада в зарубежных СМИ поддерживался интерес к тематике компромисса между российским правительством и теми, кого в США и странах Западной Европы называют «умеренными чеченскими полевыми командирами». Очевидно, что эту тему будут обсуждать в Словакии. Можно предполагать, какого рода доводы станет приводить в обоснование своей позиции Госдепартамент. Но совершенно неочевидно, какими будут аргументы двух президентов в их личных беседах, на которые, по традиции, чиновников не пускают. Однако приятного ждать не стоит.

Больной вопрос – фактический перенос американской стратегии «смены режимов» на пространство СНГ. Военную версию этой политики мир узнал по Афганистану и Ираку. Гражданскую – все имели возможность изучить по Украине. «Оранжевые» технологии широко распространяются в сопредельных с Россией странах и в ней самой. Для Кремля – это важный и болезненный вопрос. Предполагать, что Вашингтон откажется от идеи «внешнего управления» трансформацией политических систем тех стран, которые в силу разных причин в последние пять лет приобрели ценность в глазах американских стратегов, – наивно. Думать, что Москва не станет разрабатывать программу мер для ограждения собственных интересов в сопредельных государствах, – тоже нет оснований. Поводы есть сомневаться в том, что российская политика в СНГ станет серьезной, систематичной и аналитически выверенной. Есть причины сомневаться в том, как расходуются ресурсы, направляемые на цели подобной политики: какая их доля тратится на дело, а какая – на обогащение исполнителей.

Важная сфера предстоящих обсуждений – энергоресурсы. Дело не в том, что США решили «переключиться» на Россию в закупках нефти. Это дело – нескорого будущего, хотя в принципе сегодня подобные сценарии уже не кажутся такой химерой, как несколько лет назад. Но больше, чем российские энергоресурсы, американцев волнуют запасы нефти и газа региона «Большая Центральная Азия» – от Каспия до границ Китая. Возможное столкновение интересов России и США именно в этой зоне представляется американским аналитиком потенциально опасным особенно в связи с «евразиацией» НАТО и ее фактическим переходом к освоению новых зон военно-политической ответственности в Азии. Российское присутствие в этой части мира мешает Вашингтону. Но одновременно американцы – а зачастую и местные страны – понимают невозможность и опасность попыток «вытолкнуть» отсюда Россию. Да и сама она вряд ли откажется от контрстратегии на случай возникновения «негативных» региональных сценариев.

Наконец, распространение ядерного оружия и сопряженные с ним запутанные и все без исключения рискованные сюжеты ситуаций вокруг ядерных программ Ирана и Северной Кореи. Администрация Буша играет на обострение в иранском вопросе. Иранцы – и без того очень трудные партнеры в переговорах – идут в амбицию и, теряя здравый смысл, пытаются отвечать угрозами на угрозы. Широкой коалиции стран, способных вовлечь США и Иран в прямые переговоры по ядерным вопросам нет, хотя именно наличие подобной коалиции до сих пор предупреждало военный конфликт США с КНДР, которая, как и Иран, давно состоит «на самом плохом» счету с точки зрения нарушения принципов ядерного нераспространения.

Между тем у России есть веские основания не желать нападения США на Иран: он слишком близко, а потому слишком прямо могут быть задеты интересы безопасности Российской Федерации. Если бы Москве удалось создать вместе с европейскими странами НАТО переговорную лигу против войны в Иране и вынудить Тегеран пойти на диалог с США в контексте многостороннего обсуждения, польза могла бы быть. Готова или не готова будет российская дипломатия в Братиславе вынуть из портфеля подобные или аналогичные заготовки? И уж совсем непонятно, насколько воинственные и склонные к пафосу соратники Буша будут готовы прислушаться к призывам сохранять спокойствие. США ничем не рискуют в Иране, как они ничем не рисковали в Ираке. Рискуют соседние страны. Это противопоставляет Путина Бушу в иранском вопросе.

Не думаю, что саммит в Словакии может принести что-то фатальное в отношения России с США. Вспышки взаимных претензий между нашими странами регулярно происходили и раньше. Нерв ситуации – в ее изменившемся политико-психологическом фоне. Очарование «внезапного союзничества» прошло, а шарм «дружбы президентов» приелся. Вернулась подзабытая атмосфера холодных расчетов. Время поеживаться.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Путин занял максимально жесткую переговорную позицию

Путин занял максимально жесткую переговорную позицию

Иван Родин

По итогам референдумов спецоперации присвоен статус священной войны России с Западом

0
1262
НАТО не спешит с приемом Украины

НАТО не спешит с приемом Украины

Юрий Паниев

Североатлантический альянс и G7 не признают новые территории России

0
1041
Обращение президента РФ Владимира Путина 30.09.22 (текст и видео)

Обращение президента РФ Владимира Путина 30.09.22 (текст и видео)

0
1907
Столото и обман: как пользователи попадают в ловушку лотерей

Столото и обман: как пользователи попадают в ловушку лотерей

Виталий Барсуков

Почему в отзывах реальных пользователей лотерей есть обвинения Столото в мошенничестве и обмане. Разбираемся, где правда, а где ложь

0
926

Другие новости