0
2447
Газета Политика Печатная версия

22.01.2010 00:00:00

Будет ли Россия мировым интеллектуальным центром?

Сергей Рогов

Об авторе: Сергей Михайлович Рогов - директор Института США и Канады РАН.

Тэги: модернизация, наука, безопасность


Учитывая важнейшую роль, которую наука и инновации играют в формировании постиндустриальной модели развития («общество знаний») в XXI веке, роль центров силы в глобализующемся мире могут играть только державы, обладающие мощным научно-техническим потенциалом. Практически все ведущие страны имеют продуманную стратегию научно-технического развития, которая обеспечивается выделением значительных финансовых средств на эти цели.

В формирующемся многополярном мире складываются четыре главных центра научного прогресса – США (35% мировых расходов на НИОКР по паритету покупательной способности), Европейский союз (24%), Япония и Китай (примерно по 12%). К сожалению, Российская Федерация в группу лидеров не входит – на нашу долю приходится менее 2% мировых расходов на НИОКР по паритету покупательной способности и 1% по обменному курсу. Это предопределяет деградацию научно-технического потенциала нашей страны.

Нынешняя ситуация создает угрозу национальной безопасности России.

У ведущих стран Запада расходы на НИОКР составляют 2–3% ВВП, в том числе у США – 2,7%, а у таких стран, как Япония, Швеция, Израиль, достигает 3,5–4,5% ВВП. У России этот показатель составляет примерно 1% ВВП.

Сложившаяся ситуация – это результат применения в России неолиберальных экономических концепций, согласно которым любое государственное вмешательство в экономику ведет к негативным последствиям. Такая вера в «невидимую руку рынка» затронула и государственную политику в научной сфере. Фактически научной политики в России нет.

В результате непродуманных реформ в 1990-е годы значительная часть отраслевой науки была приватизирована и бесследно исчезла. Резко сократилось бюджетное финансирование НИОКР. Уменьшилась почти в три раза (!) численность научных исследователей. Произошла утрата целых научных школ.

В этих условиях чуть ли не единственным уцелевшим оплотом науки в нашей стране оказалась Российская академия наук (РАН), главной задачей которой является осуществление фундаментальных исследований. Но и РАН понесла немалые потери.

Не секрет, что уже на протяжении многих лет РАН фактически ведет борьбу за выживание. Не прекращаются бюрократические попытки ликвидировать этот уникальный научно-исследовательский комплекс, превратить Академию в некий «дискуссионный клуб», ввести какое-то «внешнее управление». Похоже, речь идет не о науке, а о ведомственном контроле над финансовыми потоками и собственностью.

Конечно, не стоит идеализировать работу РАН, но многие недостатки связаны прежде всего с мизерным финансированием Академии. Тем не менее РАН сохраняет традиции академического самоуправления и сохраняет высокую репутацию в мировом научном сообществе. Академия остается носителем глубокой научной культуры и продолжает вести исследования по достаточно широкому фронту науки.

В РАН работает всего лишь 55 тыс. из 376 тыс. российских научных исследователей (около 15%). Однако на долю РАН приходится 45% всех научных публикаций в нашей стране. Но это не останавливает кампанию по шельмованию Академии. Утверждается, что в России «научного сообщества нет, науки нет. Поэтому первое, что нужно сделать в России, – разогнать Академию наук, уволить всех директоров, завлабов». В общем, Карфаген должен быть разрушен┘

Давление на РАН имеет определенный подтекст, что связано с укоренившейся у нас неолиберальной экономической философией, которая оказалась дискредитированной и в США, и в Европе. Поэтому и усиливаются нападки на тех российских ученых, которые критикуют эти взгляды. Дело в том, что многие отечественные экономисты выступают против монетаристского курса, требующего «стерилизации» сверхдоходов от экспорта сырьевых ресурсов. Однако предложения экспертов РАН об инвестировании этих средств в российскую экономику и массированном технологическом обновлении созданной еще в советский период инфраструктуры были отвергнуты. Сотни миллиардов долларов, пролежав несколько лет в кубышке, были бездарно растрачены для затыкания бюджетных дыр во время нынешнего кризиса. В результате сырьевая зависимость российской экономики еще больше усиливается.

В развитых странах – лидерах мировой науки научная политика имеет две стороны. С одной стороны, государство напрямую финансирует научные исследования, а с другой – с помощью налоговых льгот стимулирует расходы на НИОКР частного сектора.

Проблема заключается в крайне низком уровне финансирования НИОКР в России частным сектором. Затраты российского бизнеса на НИОКР составляют всего лишь около 0,3% ВВП. В стране отсутствует спрос на инновации. Лишь три российские компании входят в число 1000 крупнейших компаний мира по размерам расходов на НИОКР.

Глупо возлагать на РАН, главной сферой которой является фундаментальная наука, ответственность за медленное внедрение инноваций в экономику. Инновационная экономика заработает только тогда, когда бизнесу станет выгодно тратить деньги на инновации. В России же налоговая система не поощряет, а ущемляет расходы на НИОКР.

Выход России в число лидеров глобального научно-технического развития требует ускоренного осуществления государственной стратегии поддержки НИОКР и инноваций. С учетом мирового опыта и особенностей современного состояния экономики России такая стратегия, как представляется, должна включать два взаимодополняющих компонента.

Во-первых, необходимо сохранение и постепенное увеличение бюджетного финансирования приоритетных направлений фундаментальных исследований, а также (в оборонной сфере) прикладных НИОКР. Иначе будет утрачена база российской науки и будет серьезно подорвана военная мощь страны.

Во-вторых, требуется продуманная налоговая политика по стимулированию расходов частного сектора на НИОКР («налоговые расходы»). Бизнесу нельзя навязать инновации как «продразверстку». Инвестиции в НИОКР должны стать для частного сектора максимально прибыльными.

Ссылки на экономический кризис не могут оправдать сокращение расходов на НИОКР. Все ведущие страны мира поступают наоборот: именно в кризис увеличивают вложения в науку, так как уверены, что только она способна обеспечить им ведущие позиции в системе международных отношений.

Для модернизации российской экономики требуется хорошо продуманная научная политика, а не новые неолиберальные эксперименты. Задача заключается в том, чтобы довести уже в ближайшие годы расходы на НИОКР как минимум до 2% ВВП (1% за счет государственного финансирования и 1% за счет частных расходов).


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Потребительские настроения наткнулись на опасную вилку

Потребительские настроения наткнулись на опасную вилку

Михаил Сергеев

Несбывшиеся экономические ожидания народа могут стать проблемой для власти

0
1541
"Зерновой коридор" под угрозой вербальных интервенций

"Зерновой коридор" под угрозой вербальных интервенций

Анатолий Комраков

Россия способна преподнести мировому рынку продовольствия неприятный сюрприз

0
1335
Фондовый рынок в России решили держать полузакрытым

Фондовый рынок в России решили держать полузакрытым

Ольга Соловьева

Возвращение нерезидентов на биржу пока откладывается

0
1322
Товарооборот между РФ и КНР по итогам первых семи месяцев 2022 года вырос на 29%

Товарооборот между РФ и КНР по итогам первых семи месяцев 2022 года вырос на 29%

0
645

Другие новости