0
1358
Газета Политика Печатная версия

12.06.2012 00:00:00

"Свободные граждане несвободной страны"

Тэги: власть, протест, оппозиция, митинг


власть, протест, оппозиция, митинг Фото Reuters

Сегодня на проспекте Сахарова в Москве состоялся протестный митинг, заставивший вспомнить самые массовые акции оппозиции –декабрьские 2011-го. По данным полиции, в митинге участвовало 15 тысяч человек. Уполномоченный по правам человека при президенте РФ Владимир Лукин говорит о 100 тысячах. В отличие от майского «Марша миллионов», он обошелся без задержаний. За кулисами мероприятия остались события, которые повлияли на него самым непосредственным образом.

Превентивный удар

Маршу миллионов, как упрямо называют его лидеры оппозиции (в самой толпе протестующих граждан это определение как-то не приживается), власть сделала хороший подарок. Прямо накануне шествия президент Владимир Путин подписал закон о резком увеличении штрафов организаторам митингов – если акции закончатся потасовками. А Следственный комитет (СК) – в рамках расследования событий 6 мая – произвел обыски по месту жительства лидеров оппозиции – Бориса Немцова, Сергея Удальцова, Алексея Навального и Ильи Яшина, квартирующего у Ксении Собчак.

В последнем случае правоохранительные органы убили двух зайцев, да к тому же нашли крупную сумму денег – около 1,5 млн. евро, разложенную по конвертам. Собчак заявила, что осталась без средств на жизнь, и что это были ее собственные накопления. У Сергея Удальцова были обнаружены списки его единомышленников. Следователи особо интересовались информацией на жестких дисках.

Сегодня все эти оппозиционные деятели должны были посетить СК, и приглашены они были именно на 11 часов – то есть допрос должен был начаться ровно за час до протестной акции. Удальцов и Немцов получили приглашение прямо на митинге. Борис Немцов отправился в СК после акции. Удальцов приглашение проигноровал. СК сообщил, что побеседует с ним в среду. Собчак и Яшин, которым вручили повестки накануне, просидели на допросе пять часов. Навального после допроса увезли в его офис – на предмет обыска.

Все эти действия властей ожидаемо увеличили число участников марша. Это становилось ясно уже в метро, на подъезде к Пушкинской площади. Эскалатор поднимал наверх густую и нерадостную толпу. Прямо от кинотеатра, не выходя к памятнику Пушкина, люди сворачивали на бульвар, ввинчиваясь в шествие, направлявшееся в сторону проспекта Сахарова. Тротуары были запружены прохожими, которых иногда было едва не больше, чем самих протестующих.

Такие разные граждане

Девушка раздавала трамвайные билеты: «Берите! Это в автозак – бесплатно!» Между тем полиция безмолвствовала. Оккупировав переулки автобусами, плотно забитыми одетыми в белую праздничную форму сотрудниками, и мусорными машина, она, похоже, получила приказ не вмешиваться в происходящее.

Поначалу казалось, что тон на марше задают националисты. Несколько компактных колонн под похожими, с имитацией фашистской символики, флагами и плакатами, маршировали нестройными шеренгами. Время от времени одетые в черное молодые люди останавливались, чтобы дать себя поснимать. Картинно вскидывали руки, грозно хмурили брови. Один из марширующих шел под флагом с надписью «Новосибирск». Как оказалось, обитатель Академгородка. По национальности – серб. Корреспондент «НГ» поинтересовалась: не смущает ли флагоносца нацистское облачение участников? Ответ: «Я это только приветствую!» С тротуара донеслось удивленно-озабоченное: «Такое ощущение – мы во франкистской Испании…»

Впрочем, националисты постепенно растворились в разросшейся по мере движения толпе, которую уже и толпой-то трудно было назвать. Шли граждане. Их останавливали, по непонятной логике держали на перекрестках. Люди не возражали, рассматривая эти паузы как повод пообщаться. Вот женщина читает внимательно листовку-инструкцию: «Если тебя задержали…» Спрашиваю: нашлась ли полезная информация? «Конечно, – отвечает Валентина, историк, сотрудница одного из столичных музеев. – Я, получается, сегодня опростоволосилась – паспорт не взяла. В следующий раз обязательно возьму». Собеседница «НГ» пришла на митинг вместе с супругом, архитектором: «Мы всегда приходим. Но сегодня мне стало страшно. Я испугалась. Что значат эти обыски – привет, 37-й год?»

Предприниматель Юрий держит в руках радиоприемник, со знанием дела говорит товарищу: «Ничего, что мы далеко стоим. «Эхо Москвы» подряд говорит. Если чего не услышим с трибуны – они будут транслировать…Сейчас узнаем, что там, впереди, происходит». Шествие тем временем разрослось до гигантских размеров. Однако люди не толкались, не сбивались в бессмысленное стадо, стояли группами, разговаривали, отыскивали знакомых, обсуждали происходящее, в том числе штрафы и обыски. Пожимали плечами: зачем это властям? Кого испугать хотят? «Не боятся только дураки, – говорит бизнесмен Юрий. – Однако надо чувство собственного достоинства – свое чувство – защищать. Пусть изберут кого угодно – фашиста, коммуниста, демократа – только честно! Я ничего не нарушаю. Но теперь могут и припаять». Разговор прерывает песня, и юным исполнителям тут же начинают подпевать окружающие: «Еду я на Родину… Пусть и не красавица – но она нам нравится…»

На проспекте Сахарова собирали подписи под требованием референдума – за скорейший роспуск Мосгордумы. За одним из столиков сидела Ирина Ясина. К ней выстроилась небольшая интеллигентная очередь – скорее, пообщаться, чем за разъяснениями.

Трибуна и трибуны

К трибуне народ подошел, видимо раньше, чем задумывалось. И организаторы не стали ждать. Митинг начался и закончился еще до дождя, прекратившего мероприятие естественным образом. Резкая речь Евгении Чириковой в самом начале его задала тон выступлениям: «Спасибо, что не испугались репрессий!» Дальше было привычное – про «жуликов и воров», которые «угнездились в Кремле». Вышел Сергей Удальцов: «Я должен был сейчас находиться в Следственном комитете! Но следователи подождут!» Однако вот он признал: «Надо сформулировать четкие требования к власти».

Удальцов назвал некоторые из них. Первым – освобождение политзаключенных. Он имел в виду не только первый список, который оппозиционеры относили в Кремль, но и 13 задержанных по событиям 6 мая: «Эти дела возбудил СК. Значит, надо идти туда!» Второе требование – «новые честные выборы парламента и президента». Третье – доступ к телеэфиру. Удальцов сообщил, что оппозиция вовсе не намерена уходить на летние каникулы. После чего объявил дату следующей массовой акции – 7 октября: «Чтобы на улицы вышли действительно миллионы людей!» В промежутке планируются точечные протестные «прогулки».

Самым выразительным стало выступление Бориса Немцова: «Мы – свободные люди несвободной страны. Они нас пугают, но мы пришли, потому что мы крутые и нас не запугать».Он заявил, что граждане не должны отвечать на «подлость и гнусность власти» тем же, а вместо этого принять «Манифест свободной России». И что бороться надо «исключительно мирными средствами».

Люди реагировали на речи выступающих не слишком бурно. Они понимали, что, как и в прошлый раз (разы), пришли не столько послушать ораторов, сколько продемонстрировать власти свою силу. Которая исчисляется математически. Потому что полиция ошиблась – на проспект действительно пришли десятки тысяч граждан.

Дважды толпа аплодировала ораторам вполне заинтересованно. Сначала – когда заговорили об изменении Конституции, с тем, чтобы разрешить президенту избираться не более двух раз. И потом – когда упомянули о цензуре, лишающей людей права на правдивую информацию. На фоне этих конкретностей явно проседали красивости и благолупости. И все же лучше всех сказал Сергей Мохнаткин: «Браво, граждане!»

Тактика властей с обысками и задержаниями вызывает недоумение. Число мохнаткиных может резко вырасти. Может, в Кремле недооценивают диалог как полезное средство решения проблем с оппозицией? Однако вот сегодня президент Владимир Путин произнес: «Будут появляться новые партии, руководители регионов будут избираться в результате прямых выборов. Такие, безусловно, позитивные тенденции требуют от власти всех уровней открытости и постоянного диалога с обществом, особого внимания к решению проблем, которые волнуют граждан нашего государства».

И добавил насчет «разных точек зрения по поводу настоящего и будущего России»: «Эти жаркие дискуссии – норма для свободной демократической страны, а именно такой курс выбрал наш народ. И сегодня все мы ответственны за то, чтобы достойно поддержать этот выбор... Поэтому важно слышать и уважать друг друга, стремиться к взаимопониманию и находить компромисс, объединять общество вокруг позитивной созидательной повестки».


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Апрельское дно пройдено: льготная ипотека оживила рынок недвижимости

Апрельское дно пройдено: льготная ипотека оживила рынок недвижимости

Татьяна Астафьева

Льготная ипотека возвращает спрос на жилье

0
983
«Байкал без пластика» может стать реальностью

«Байкал без пластика» может стать реальностью

Владимир Полканов

Бизнес, наука и волонтеры объединили усилия по защите озера

0
849
Интересы России должны быть в приоритете при управлении активами ушедших иностранных компаний

Интересы России должны быть в приоритете при управлении активами ушедших иностранных компаний

Татьяна Астафьева

Эксперты призывают депутатов доработать законопроект так, чтобы он позволял внешней администрации приносить пользу стране, а не только иностранным инвесторам

0
1032
Полиция Лондона выписала 126 штрафов участникам вечеринок на Даунинг-стрит

Полиция Лондона выписала 126 штрафов участникам вечеринок на Даунинг-стрит

0
866

Другие новости